Музыка Ночь патриарха: как Элтон Джон снова стал молодым
Музыка
Ночь патриарха: как Элтон Джон снова стал молодым
© AFP
Денис Бояринов о 32-м альбоме Элтона Джона «Wonderful Crazy Night», на котором к патриарху рок-н-ролла вернулась семидесятническая молодость.

Музыкальный год начался жутко — со смерти Дэвида Боуи. Солнце нашей поэзии закатилось. Потом некрологи музыкантов пошли лавиной, как сообщения в мессенджере: Гленн Фрей (Eagles), Пол Кантнер (Jefferson Airplane) и Морис Уайт (Earth, Wind & Fire) — всем было под 70. Уходит поколение, рожденное в 1940-х, ровесники The Beatles. В этот тревожный период каждому выходящему альбому патриарха рок-н-ролла следует уделять особенное внимание. Тем более если этот альбом называется "Wonderful Crazy Night" — «Какая чудная ночь», и на его аляповатой обложке изображен сэр Кавалер Ордена Британской империи Элтон Геркулес Джон, урожденный Реджинальт Кеннет Дуайт. В 68 лет светящийся молодецкой щербатой улыбкой. Такое не пропустишь.

Обложка альбома Элтона Джона "Wonderful Crazy Night"

Короткая справка для тех, кто родился позже 1991-го: Элтон Джон — это не только автор песен к «Королю Льву» и образцовый однополый семьянин (замужем за Дэвидом Фернишем, отец двух славных мальчиков дошкольного возраста), обсуждавший гомофобию в России с президентом Владимиром Путиным (на самом деле, не обсуждавший — бедного певца разыграли пранкеры. Сэр Элтон Джон — рок-легенда, сравнимая с Дэвидом Боуи. Он моложе Боуи на год, и в семидесятых буквально шел за Зигги Стардастом, менявшим маски, по пятам. Был ему то ли двойником, то ли антиподом. В 1970-х Дэвид и Элтон оба играли театральный глэм-рок, давали цирковые рок-шоу, соперничали в хит-парадах Британии.  Только там, где в песнях Боуи холодным блеском отсвечивала экзистенциальная драма, Элтон Джон брал клоунской карнавальностью, смешанной со сладким рояльным трагизмом. На сцене, даже в самых проникновенных своих любовных балладах, он выступал одновременно и за Арлекино, и за Пьеро.

Там, где у Боуи был туманно-мистический “The Man Who Sold The World”, у Джона — бытово-прозаический “Rocket Man”, записанный в приступе обезьянства с тем же продюсером, что и у певца-инопланетянина (обратите внимание на такие же «космические» синты в припеве).


Там, где у Боуи  была горькая гуща “Life On Mars?”, у Джона — сливочная пенка “Candle In The Wind”, элегии на смерть Мэрилин Монро, впоследствии наскоро переделанные в плач по леди Диане. Но именно Элтон Джон научил Кейт Буш, Экселя Роуза и их поколение писать тягучие рок-баллады с яркими фортепьянными соло, за что лидер Guns N`Roses и отблагодарил кумира, когда в 1994-м году чествовали его причисление к Залу славы рок-н-ролла.

На оптимистическом “Wonderful Crazy Night” сэр Этон Джон веселится, почти как в тех самых 1970-х, когда он записал свои лучшие альбомы: “Madmen Across The Water”, “Honky Chateau”, “Don't Shoot Me I'm Only the Piano Player”, “Goodbye Yellow Brick Road”, “Caribou” и “Captain Fantastic and the Brown Dirt Cowboy”. Здесь почти не осталось и следа от меланхолических тяжеловесных баллад, которыми насыщены его пластинки из нулевых. Он почти так же пускается в раж, как в советском ресторане в 1979-м году (Элтон Джон был чуть ли не первой иностранной рок-звездой, открыто выступившей в СССР. Возможно, его привели сюда следы Дэвида Боуи, проехавшего несколькими годами ранее через всю страну по Транссибу в японском кимоно).

Элтон Джон не один выделывает коленца на “Wonderful Crazy Night”. «Чудной ночью» к Элтону Джону присоединилась верная команда патриархов рок-н-ролла: его поэт-напарник Берни Топин (65), с которым он сочинил все свои хиты; продюсер Ти Боун Бернет (68) — экс-гитарист Боба Дилана, многократный лауреат «Грэмми», знающий все о том, как надо писать звук как будто на дворе 1960-е (1950-е, 1940-е и т.д.); и концертная группа Элтона Джона под музыкальным руководством Дэйви Джонстона (64), который записывался еще на “Madmen Across The Water”. “Wonderful Crazy Night”, писавшуюся на винтажном оборудовании в насквозь аналоговой студии Ти Боун Бернета, делали истинные мастера старой школы.
32-я пластинка Элтона Джона не прозвучала назойливым брюзжанием, как выходит у иных рок-стариков. Вспоминая прошлое, певец не заговаривается: он в сильном голосе, и заходится на рояле плясовыми буги-аккордами. Первый сингл “Looking Up”, бравирующий аутентичным хаммонд-органом, претендует на роль новой “Honky Cat”.

По-луизиански топкая “In The Name Of You” —  самый знойный медляк для грязных танцев, который Элтон Джон написал со времен “Word In Spanish”. Есть и другие удачи — например, заводной твист “Guilty Pleasure”, в которой мерещится отражение боуиевской “Sufragette City”, разливающаяся как Миссисипи кантри-баллада “Tambourine”, и титульный фанк “Wonderful Crazy Night”.

“Word In Spanish”


Иногда блестящего певца-пианиста заносит в помпезное лас-вегасское шоу-ревю, нагоняющее зевоту своей показательной веселостью. В отличие от великого актера Боуи, сумевшего пронести тайну через всю свою жизнь и музыку, у Элтона Джона из-за гротескных костюмов, смешных головных уборов, вычурных очков, благотворительных проектов и страстных заявлений о борьбе за ЛГБТ-права проглядывает истинная сущность — тапер-шоумен, который изо всех сил развлекает публику за красным роялем в вычурном зале размером с дворец (кстати, 30 мая заявлен московский концерт в Crocus City Hall).
Подумаешь! Скажи еще спасибо, что живой!

"Wonderful Crazy Night"