Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Кино Что такое успешный провал?
Кино
Что такое успешный провал?
© kinopoisk.ru
Все чаще громкие фильмы, собравшие в прокате сотни миллионов долларов, рассматриваются как неудачи, а количество провалившихся блокбастеров растет, несмотря на, казалось бы, заранее просчитанный успех. Почему так происходит?

Если прошлые весна и лето были сезоном провальных сиквелов, похоронивших многомиллионные кинофраншизы («Белоснежка и охотник 2», «Алиса в Зазеркалье», «Люди Икс: Апокалипсис», «Черепашки-ниндзя 2» и другие вторые или даже шестые части собрали в прокате 2016 года гораздо меньше предыдущих), то сейчас уже можно говорить, что теплые месяцы 2017-го поставили феномен «успешный провал» (или, если хотите, провальный успех) на поток.

Тенденция особенно четко наметилась прошлой весной, когда на экраны вышел долгожданный ответ кинокомиксам Marvel «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости», с которого студия Warner Bros. решила начать свою «вселенную» супергероев компании DC. Фильм даже с огромным по любым меркам бюджетом $250 млн собрал в мировом прокате приличные деньги — $873 млн, но безоговорочной победой назвать этот результат сложно.
 

 

 

Ругательные рецензии и негативные отзывы зрителей, посмотревших картину в первый уик-энд проката, привели к тому, что в Америке на вторых выходных сборы упали на оглушительные 69%. Это означает, что фильм шел к своим высоким сборам медленнее, чем рассчитывали на студии, сборы в целом оказались ниже прогнозов, а вся надежда была возложена на далекие страны, где американскую прессу не читают. И если до проката студия была полна решимости не только продолжать снимать Бена Аффлека в роли Бэтмена, но и доверить ему режиссерское кресло, то после провала его фильма «Закон ночи» и смешнейшего мема, в котором актер буквально на наших глазах осознает, что «Бэтмен против Супермена» не настолько хорош, как ему казалось, энтузиазма у обеих сторон поубавилось — позже было объявлено, что Аффлек снимать продолжение картины не будет.


Так мы неожиданно стали жить в эпоху, когда успех фильма стал измеряться не только заработанными деньгами. То есть, конечно, все равно ими, но не так-то просто — в последнее время картины, нацеленные на массовый успех, промахиваются мимо аудитории все чаще, а сопутствующий им шум влияет на судьбу общей кинофраншизы (сейчас любой блокбастер — часть чего-то большего). В самом начале года «Великая стена» с Мэттом Дэймоном при официальном бюджете около $150 млн хоть и собрала в мировом прокате $331 млн, в Америке сборы составили всего $45 млн, что точно не рассматривается как успех — в любом случае, сейчас это не те цифры, после которых начинают говорить о второй части. 

 

 

Идем дальше: сайенс-фикшн «Живое» собрал в мире всего $99 млн при производственных затратах $58 млн (прибавьте к этому расходы на рекламу, которые в наше время часто равняются официальному бюджету). «Призрак в доспехах», призванный подтвердить статус Скарлетт Йоханссон как кассовой звезды, не смог оправдать ожиданий — при бюджете $110 млн он заработал в мировом прокате $169 млн, а это означает, что фильм не окупился. 

 

 

«Лекарство от здоровья» Гора Вербински провалился (мировые сборы $26 млн при бюджете $40 млн), как и «Меч короля Артура» Гая Ричи ($137 млн сборов при бюджете $175 млн). Дальше идут потенциальные хиты, которые таковыми не стали — «Чужой: Завет» может оказаться последним приквелом «Чужого» 1979 года, несмотря на кредит доверия к его режиссеру Ридли Скотту. «Завет» собрал в мире $213 млн — почти вдвое меньше, чем его предшественник «Прометей» со своими $403 млн, так что третья часть, если и будет, не вызывает энтузиазма. Особенно это отсутствие веры в будущее «Чужого» очевидно сейчас, после заявления Скотта накануне выхода «Завета» в прокат, что еще будут сняты три или четыре фильма. Вряд ли это случится, учитывая цифры.

 

 


Добавьте к этому плохие или средние сборы комедий «Дочь и мать ее», «Спасатели Малибу» и «Очень плохие девчонки» (уже второй провал со Скарлетт Йоханссон за три месяца), и вы увидите, что настоящих блокбастеров в этом году Голливуд произвел немного — «Конг: Остров черепа», который скоро сольется с другой франшизой про Годзиллу, «Красавица и чудовище», «Форсаж 8», «Стражи Галактики 2» и «Чудо-женщина» (такие скромные по бюджету хорроры, как «Сплит» и «Прочь», прекрасно прошедшие в прокате, здесь не рассматриваются — слишком невелики были на них затраты, но тем приятнее высокие сборы).

 

 

Незадолго до того, как во второй уик-энд этого лета в прокат вышла «Мумия», студия Universal объявила, что, начиная с этого фильма, создаст свою «вселенную монстров». За «Мумией» должны последовать «Невеста Франкенштейна», «Человек-невидимка», «Тварь из Черной Лагуны» и другие ремейки старых картин, тянущихся еще с 1930-х годов. Неуспех «Мумии» не сможет не отразиться на планах студии, и вот в чем парадокс — несмотря на то, что фильм стал рекордным для картин с участием Тома Круза по мировым сборам за первый уик-энд — около $170 млн, ожидается, что в целом он соберет $375 млн, а в наше время, когда бюджет достигает $195 млн, а расходы на рекламу — целых $150 млн, Universal окажется в минусе на целых $95 млн долларов, несмотря на все рекорды на всеядных международных рынках.

Современные блокбастеры губит то, что лежит в самой их основе — раздутые бюджеты и амбиции студий повторить успех компании Marvel, создавшей вокруг каждого из своих супергероев отдельный мир, который потом объединяется с соседними в супермиры — в данном случае в «Мстителей».

Но чужую схему сложно повторить, если зашли не с того краю и поставили не на тех людей. Начав с «Железного человека» девять лет назад, Marvel первое время запускала своих супергероев по одному и смотрела на результат, потом включала новых персонажей в уже проверенные франшизы и, наконец, выстреливала общими «Мстителями».

 

 

В наше время, когда о создании перекрещивающихся миров торжественно заявляют задолго до появления отчетов о сборах, а из-за занятости тех единиц вроде Джеймса Ганна или Джея Джея Абрамса, которые могут создать привлекательный для зрителей новый мир, студии идут напролом и доверяют судьбу многомиллионных кинофраншиз неиспытанным в битве новичкам вроде режиссера «Мумии» Алекса Куртцмана. И даже после такого урока Universal продолжает верить в грядущую «Невесту Франкенштейна» и остальных монстров из своей фильмотеки. Зрители тоже хотят верить — они просто не хотят смотреть плохо сделанные фильмы. И в этом главная ошибка студий — никто не скорбит по этим «удачным провалам», хотя бы потому, что никаких художественных достоинств зрители в них не обнаружили. Вместо того, чтобы обрушиваться на них с обещаниями масштабных «вселенных», продюсерам нужно вернуться к истокам, вспомнить, почему «Мумия» или «Бэтмен» нравились зрителям изначально, снизить бюджеты и просто снять хорошее кино. Как показывает кассовый успех тех же недавних «Сплита» и «Прочь», это не так уж и сложно.