Кино Как Скарлетт Йоханссон стала самой кассовой киноактрисой
Кино
Как Скарлетт Йоханссон стала самой кассовой киноактрисой
Скарлетт Йоханссон
© Pascal Le Segretain/Getty Images For Paramount Pictures
Скарлетт Йоханссон сыграла робота в одном из самых громких фильмов этой весны «Призрак в доспехах» (в прокате с 30 марта) и подтвердила свой статус главной звезды современного кино, каждая картина с участием которой — золотая жила для киностудий.

В прошлом году в списке самых кассовых актеров в мире случилось нечто почти революционное — в первой десятке на восьмом месте рядом с проверенными годами и даже десятилетиями героями боевиков Харрисоном Фордом и Томом Крузом оказалась Скарлетт Йоханссон — актриса, которая еще относительно недавно играла у артхаусных любимцев Вуди Аллена и Софии Копполы. Мало того, 32-летняя актриса еще и добилась такого высокого результата в более раннем возрасте, чем ее соседи — Форду 74 года, Крузу — 54 года. Йоханссон также на много позиций обогнала следующих за ней женщин — Кэмерон Диас и Эмма Уотсон сильно отстают, занимая 21 и 22 места соответственно.

Общие кассовые сборы всех фильмов с участием Йоханссон только в американском прокате составили $3,6 млрд — больше, чем у Джонни Деппа или Уилла Смита. И тут становится понятно, что положение актрисы в современном кино уникально. Она единственная, кто смог оседлать тенденцию на комиксовые экранизации и сайенс-фикшн — два самых коммерческих жанра в современном кино, в то время как другие актрисы, еще вчера бывшие лидерами списков самых высокооплачиваемых, вроде Анджелины Джоли и Сандры Буллок, стали сдавать позиции.

Конечно, это почетное место было заслужено Йоханссон не вдруг и не вчера. Она начала сниматься еще ребенком в середине 1990-х, а первый заход на территорию блокбастеров — «Остров» 12-летней давности — с его $160 млн в мировом кинопрокате считается неудачей, учитывая раздутый бюджет. По-настоящему новый этап в карьере Йоханссон как героини боевика начался семь лет назад, когда она сыграла Наташу Романофф в «Железном человеке 2», продолжении хита с Робертом Дауни-младшим, с которого началось победное шествие по экранам мира новой тогда киностудии Marvel.

Кадр из фильма "Мстители"
© kinopoisk.ru

Хотя Романофф была второстепенной героиней, Йоханссон сыграла ее так убедительно и так плотно отпечаталась в памяти зрителей, что Наташа начала кочевать по другим франшизам Marvel, и Йоханссон появилась еще в двух «Первых мстителях» и двух марвеловских сборных солянках «Мстители» (первая часть с ее мировыми сборами в $1,5 млрд пока — главный кассовый хит с участием актрисы). О соответствии вклада Йоханссон в успех «Мстителей» говорит уже тот факт, что за первую часть она получила $6 млн, а за вторую — $20 млн, свой самый высокий гонорар.

Легко сказать, что этот успех не вполне честно свидетельствует о кассовой надежности Йоханссон — во всех перечисленных фильмах она не была главной героиней (съемки отдельной картины о Наташе Романофф постоянно откладываются), а более или менее рядовой жительницей марвеловского мира. Йоханссон нужно было доказать, что она может сделать блокбастер вне Marvel, и в 2014-м она снялась в сайенс-фикшне Люка Бессона «Люси». Фильм с бюджетом $40 млн принес в мировом прокате $463 млн, и Йоханссон стала суперзвездой, способной приносить киностудиям огромные прибыли одним только своим именем на афише.

 

 

Закрепив свой успех участием в анимационных фильмах «Книга джунглей», где актриса озвучила питона Каа, и «Зверопой», Йоханссон должна повторить свой сольный успех в свежем «Призраке в доспехах» — почти беспроигрышной с кассовой точки зрения экранизации японской манги, где она сыграла робота с человеческим сознанием по имени Майор, в процессе охоты на опасного хакера узнающего детали своего домашинного прошлого.

Йоханссон как будто создана для того, чтобы играть сексуальных агентов и экшн-героинь, чьи тела подверглись искусственному вмешательству. Годы, проведенные на съемках «серьезных» фильмов, не дают ей скатиться в чистую коммерцию — в отличие от других актрис экшн-жанров вроде Джессики Альбы она приносит с собой опыт, полученный в работе с сильным материалом. Ее фигуру нельзя назвать стройной по голливудским меркам — скорее это тело обычной женщины с хорошими, но не идеальными пропорциями, что придает ее фантазийным героиням связи с реальностью. Она не выделяется из миров, которые выстроены вокруг нее, скорее дополняет. В наше время, когда зрители все меньше ходят на звезд, а все больше — на вечные кинобренды вроде «Звездных войн» и «Чужого», это особенно важно. Например, молодого Хана Соло в очередном фильме из саги «Звездных войн» сыграет мало кому известный Олден Эренрайк, актер с труднопроизносимой фамилией, а следующий «Чужой: Завет» обойдется без Сигурни Уивер и всего двумя героями из предыдущей части «Прометей». Йоханссон в этом смысле — идеальная героиня этого постзвездного времени. На ее лице можно нарисовать какую угодно маску, как это видно в «Призраке в доспехах».

 

 

Она почти не делает свою жизнь достоянием таблоидного чтения (известно лишь, что она недавно развелась с мужем и отцом своего ребенка, французским журналистом, с которым в последнее время жила в Париже вдали от Голливуда), как другие звезды, чьи любовные похождения стали отвлекать зрителей от достижений на экране. И благодаря Наташе Романофф, контракту с Marvel и вполне очевидной перспективе сделать «Призрак в доспехах» долгоиграющей франшизой (ожидается, что только в Америке фильм соберет около $30 млн в первый же уик-энд проката) у Йоханссон есть все шансы закрепить свои предыдущие успехи и стать самой популярной актрисой не только своего поколения, но и в истории кино вообще. Между кассовыми рекордами, кстати, не забывая время от времени сниматься у братьев Коэн в «Да здравствует Цезарь!» или в девичьей комедии «Очень плохие девчонки», в очередной раз напоминая, что залог долгой успешной карьеры не только в заработанных деньгах и конъюнктуре, но и в правильном выборе и балансе.