Кино Тарантино на пути к «дряхлому творческому импотенту»
Кино
Тарантино на пути к «дряхлому творческому импотенту»
© kinopoisk.ru
Квентин Тарантино снял детективный вестерн об американских проблемах сразу после Гражданской войны в США. Главный режиссер своего поколения обвиняет и одновременно хулиганит, не желая мириться со званием живого классика.

Квентин Тарантино, чья игра в кино с чужими, а теперь и собственными цитатами двадцать лет как уже стала классикой и повлияла на большинство современных режиссеров, и к своей карьере относится не как к профессии, а как к проекту, который надо вовремя завершить. Перед началом работы над «Омерзительной восьмеркой» режиссер объявил, что «в нем» осталось еще энергии и идей на два фильма, после чего планирует уйти на покой, чтобы не превратиться в дряхлого творческого импотента, фильмы которого смотрят из уважения к прошлым заслугам. Но при всех достоинствах «Омерзительной восьмерки» — например, никто еще не снимал вестерны, как Тарантино, со времен его же «Джанго освобожденного» трехлетней давности — фильм уже настолько наполнен вторичными чужими и собственными идеями, что кажется, будто Тарантино устал и готовится на покой прямо сейчас.

kinopoisk.ru

Самое начало «Омерзительной восьмерки», один только кадр — деревянное распятие в снегу и титры под музыку классика Эннио Морриконе, нагнетающую напряжение, которое позже плеснет на зрителей стрельбой и кровью,  обещает первоклассное зрелище. По заснеженному Вайомингу катится дилижанс (Тарантино бьет фильм на главы, и первая так и называется — «Последний дилижанс», вдруг кто из зрителей не поймет, что ему показывают), в котором охотник за головами Джон Рут (Курт Расселл) везет на казнь отловленную преступницу Дэйзи Домергю (Дженнифер Джейсон Ли). По дороге Рут подбирает своего чернокожего «коллегу» Уоррена (Сэмюел Л. Джексон) и бывшего члена банды южан Мэнникса, только-только назначенного мэром городка Ред-Рок (Уолтон Гоггинс), куда дилижанс и едет, предварительно их разоружив: «Положите пистолет на пень. Вернее, оба пистолета».

kinopoisk.ru

Начинается метель, и разношерстная компания решает переждать ее в галантерее «У Минни» (позже, во флэшбэке, мы познакомимся и с самой хозяйкой), которая также служит баром. С этого момента все действие фильма, кроме пары недолгих сцен снаружи и флэшбэков, будет происходить в одном помещении. И если учесть, что «Омерзительная восьмерка» длится без малого три часа, для Тарантино задача удержать внимание зрителей в этом клаустрофобном пространстве на протяжении такого количества времени не менее амбициозная, чем взорвать Гитлера в парижском кинотеатре в «Бесславных ублюдках» шесть лет назад.

Нельзя сказать, что Тарантино справляется с задачей идеально. Больше всего «Омерзительная восьмерка» похожа на театральную постановку, где герои стратегически расставлены в одном помещении и вовремя подают реплики. Текст Тарантино-сценариста, тот самый уникальный текст, из-за которого его когда-то полюбили зрители, доминирует над всей комнатой как священное писание, и герои кажутся не живыми людьми, а марионетками, а текст — не орудием, а давящей все спонтанное ношей.

Давний актер-талисман режиссера Сэмюел Л.Джексон, игравший у него до сих пор яркие, но второстепенные роли, выведен на передний план. Но как единственный чернокожий в ансамбле, он служит Тарантино лишь фантазией о мести недавним эксплуататорам — белым.

Тарантиновская бравада, его желание пустить как можно больше крови и отсылки к его же первому фильму «Бешеные псы», только в деревянных интерьерах XIX века, не предлагает никакого смыслового выхода из расового конфликта, кроме мести и стрельбы. Что обидно, потому что Тарантино относится к тем немногим современным авторам, которым все разрешено — продюсер Харви Уайнстин готов удовлетворить любую его прихоть. После трехчасового испытания «Омерзительной восьмеркой» хочется, чтобы продюсер все же был со своим режиссером построже.