Кино «Кэрол»: шедевр Тодда Хейнса, где главное — отношения, а не действия
Кино
«Кэрол»: шедевр Тодда Хейнса, где главное — отношения, а не действия
© kinopoisk.ru
В прокат выходит «Кэрол» Тодда Хейнса, номинированная на шесть «Оскаров» и не получившая ни одного визуально совершенная реконструкция эпохи 1950-х о борьбе любви с долгом.

Режиссер Тодд Хейнс регулярно обращается к великим мелодрамам прошлого. В 2002-м году он поставил «Вдали от рая», слезовыжималку высшего класса о романе несчастливо замужней героини Джулианны Мур с садовником. Сюжет почти целиком взят из образцовой мелодрамы Дугласа Серка «Все, что дозволено небесам» (1955), только Хейнс осовременил оригинал, сделав мужа геем, а садовника — чернокожим.

Кейт Бланшетт в роли Кэрол Эйрд и Руни Мара в роли начинающего фотографа Терез

Через девять лет режиссер сделал для телевидения прямой ремейк другого знаменитого «женского» фильма золотой эпохи Голливуда — «Милдред Пирс», где на примере судьбы одной свободолюбивой героини было показано, что место женщины все равно на кухне, рядом с мужчиной. В «Кэрол» Хейнс экранизирует роман Патриции Хайсмит «Цена соли», написанный в 1952-м, о двух женщинах из разных социальных слоев, которые решают сбежать из Нью-Йорка. Первая, Кэрол Эйрд (Кейт Бланшетт) — от проблем из-за развода с мужем и битвы с ним за опеку пятилетней дочери. Вторая, продавщица и начинающий фотограф Терез (произносится именно без «а» на конце, на французский манер, ее играет Руни Мара), — от опостылевшего бойфренда и за красивой интересной женщиной. Хейнс сознательно намекает, что Терез вполне могла бы быть Сабриной из одноименного фильма Билли Уайлдера 1954 года — та же хрупкость, та же профессия фотографа и та же страсть к людям классом выше.

Кадр из фильма «Кэрол»

В чем отличие «женского» кино, которое за последние лет двадцать сменили глупые романтические комедии в духе «Секса в большом городе», от «мужского»? В первую очередь в том, что главное здесь — не действие (взрывы, погони и драки) и слова (диалоги), а то, что скорее заметит женщина — взгляд, нюанс, поворот головы, интонация, дрожь в голосе. В «Кэрол» практически нет сюжета, но его нет и в главном феминистском фильме всех времен «Тельма и Луиза» Ридли Скотта (1991). Сюжет здесь сводится к синопсису «две женщины сбежали от своей опостылевшей жизни». Это скорее джазовая импровизация с возможностью вариантов, а не поп-песня с неумолимостью куплета и припева.

Хейнс — едва ли не единственный сейчас режиссер, который умеет считывать и передавать голливудский подтекст. Тарантино с его реконструкцией вестерна и братья Коэны с их сатирой на Голливуд «Да здравствует Цезарь!» в сравнении с Хейнсом — слоны в посудной лавке. Хейнс же берет старый голливудский жанр мелодрамы, когда-то процветавший благодаря миллионам ходивших в кино взрослых женщин, мечтавших о настоящей любви, глядя на киношную, и добавляет в него современное знание о подноготной участников съемок и настроениях эпохи. В 1950-х фильм о любви двух женщин был невозможен. «Кэрол» и сейчас не стала кассовым хитом, как, именно благодаря цензуре, становились ее предшественники в 1950-х — теперь это уважаемый артхаус. Так когда-то популярный жанр становится элитарным зрелищем, как картина в музее — кассовых рекордов не побьет, но умеющая улавливать нюансы публика будет пересматривать его снова и снова.