Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Книги Вместо классики: альтернативный список книг для детей (часть 2)
Книги
Вместо классики: альтернативный список книг для детей (часть 2)
© пресс-службы издательств
В списке, который раздают перед каникулами в школах, часто не хватает современных книг. Наталья Ломыкина решила исправить ошибку и составить из новинок собственную подборку для детского летнего чтения. На этой неделе «РБК Стиль» публикует ее вторую часть.

Станислав Востоков «Брат-юннат»

Издательство: Albus corvus | «Белая ворона»
Иллюстрации Веры Цепиловой
Рекомендуемый возраст: 12+

Сегодняшний подросток, начитавшись Даррелла, возможно, просто погуглит остров Джерси (здесь находится частный зоопарк — Парк дикой природы имени Даррелла — прим. ред.) и сядет смотреть Animal Planet. В конце восьмидесятых 14-летний мальчишка из Ташкента так поступить не мог. Ему оставалось или безнадежно мечтать о поездке в кенийский национальный парк Найроби, или прийти в городской зоопарк, остановиться у калитки с надписью «Посторонним вход строго воспрещен!» и, набравшись смелости, спросить: «Рабочие нужны?». Стас Востоков в свое время поступил именно так — и оказался на стажировке в птичьем отделе Ташкентского зоопарка. Как подрезать крылья пеликанам, «начистить клюв» журавлю и вылечить опухшую ногу фламинго? Куда убежала ядовитая гюрза, кто ворует еду у птиц, почему крокодила нашли под батареей и на какого царя похож попугай Помпей Енукидзе? Это только кажется, что жизнь в зоопарке течет лениво и размеренно. На самом деле, покой юному натуралисту только снится. Будни смотрителей зоопарка, птичьи повадки и характеры, всевозможные происшествия наблюдательный Станислав Востоков описывает точно, емко и с неизменным юмором.

— Что главное в работе с опасными животными?

— Войти в клетку? — предположил я.

Сергей покачал головой.

— Вовремя из нее выйти!

© пресс-службы издательств Albus corvus | «Белая ворона»

Птицы с вредным характером и нелегкая работа помощника смотрителя зоопарка мальчишку не отпугнули: любовь к книгам Даррелла и мечты о кенийском парке только усилились. Позже, обнаружив в конце одной из книг английского натуралиста адрес зоопарка на острове Джерси, двадцатилетний Востоков написал туда письмо. И переписка с сотрудником фонда Даррелла закончилась для будущего писателя четырехмесячной стажировкой в Джерсийском центре сохранения диких животных и проектами по охране редких видов в Камбодже. Так что «Брат-юннат» не только занимательная повесть о животных, но и история о приближении мечты.

Цитата из книги «Брат-юннат»:

Чаще всего я работал на Пруду. В его нижнем водоеме бултыхалась и толпилась по берегам пестрая группа уток: огарей, пеганок, крякв и различных нырков. Верхний обжила сердитая пара черных лебедей, к которым лишь по недоразумению могла залететь какая-нибудь дикая кряква. Разобравшись, куда ее занесло, она в панике вылетала из воды и исчезала под сенью деревьев. Промедли она немного, и ей было бы несдобровать.

В густых зарослях ивняка на склоне между водоемами скрывался отряд похожих на солдат серых цапель. Они появлялись из-за длинных ивовых плетей лишь в час кормления. Цапли быстро заглатывали по нескольку кусков рыбы и снова растворялись среди серебристо-зеленых ветвей.

Остальной территорией владел серый журавль Журик. Он был большим хулиганом. Из птиц отдела Журик доставлял больше всего неприятностей. В какой бы точке Пруда я ни появился и как бы ни старался избежать встречи с журавлем, он всегда оказывался рядом и глядел злыми глазами из-под красной кардинальской шапочки. Обнаружив меня, он начинал ритуальную чистку перьев: топорщил их и, повернув голову назад, перебирал крепким клювом. Для посетителей это была мирная, даже умилительная картина. Но потом происходило такое, что они разевали рты: Журик бросался на меня и начинал клевать. Это было очень обидно! Ведь он клевал того, кто приносил корм! При этом Журик почему-то старался отрезать меня от кормушки, куда я нес мешанку. Чтобы не рисковать, я высыпал корм на землю и перепрыгивал через ограду. Но если расстояние между мной и журавлем было слишком мало, бегство становилось опасным. Чтобы не получить удара в спину, приходилось принимать бой. Понимая, что сейчас Журик нападет, я делал выпад ведром. Журавль, опешив, снова начинал перебирать перья. В этот момент следовало быстро перескочить через забор. Такой маневр в отделе назывался «начистить Журику клюв».

 

 

Улла Штойернагель, Ульрих Янссен «Детский университет. Исследователи объясняют загадки мира. Книга первая»

Издательство: «Самокат»
Перевод с немецкого Екатерины Араловой, Александры Горбовой, Елены Леенсон, иллюстрации Клауса Энзиката
Рекомендуемый возраст: 9+

«Почему вулканы плюются огнем?» — с этого вопроса геофизик Георг Маркл начал первую лекцию Детского университета Германии 4 июня 2002 года. Неожиданно для авторов проекта — популяризаторов науки Уллы Штойернагель и Ульриха Янссена — она собрала 400 детей. А сама идея открытых лекций, которые читают детям настоящие ученые, привлекла столько внимания, что через неделю на второй лекции юных слушателей от 7 до 12 лет было уже 900. Как рыбы попадают в пустыню? Почему глаза у нас два, а картинку мы видим одну? Есть ли польза от грозы? Как летучие мыши видят ушами? В старинном немецком университете города Тюбингена взрослые ученые начали всерьез отвечать на вопросы детей: о рыцарях и замках, громе и молнии, мальчиках и девочках, летучих мышах и математике, медицине и спортсменах. Они рассказывают подробно и научно, но при этом захватывающе, образно, логично и увлекательно. По итогам первого семестра в Тюбингене Ульрих Янссен и Улла Штойернагль выпустили книгу с ответами на самые интересные вопросы. И проект оказался невероятно успешным — в 2003 году в Германии, Австрии и Швейцарии начался бум детских университетов — через год их было уже 70. В 2005 году Детский университет Тюбингена был удостоен высшей награды Европейского Союза для научных проектов — премии Декарта. А книга Уллы Штойернагель и Ульриха Янссена «Детский университет» разошлась тиражом более 400 тыс. экземпляров.

Том, который переведен на русский язык, на самом деле уже третий по счету. В нем можно найти массу подробностей об устройстве средневековых замков, выяснить, ходили ли рыцари в школу, и что общего у Люка Скайуокера с Джеймсом Бондом. В разделе, посвященном математике, профессора рассказывают про первые цифры, теорему Ферма и объясняют, будут ли законы математики действовать на планете другой солнечной системы. А в разделе о врачевании доктор медицинских наук описывает, как работает обезболивающее, какими способами в разные века боролись с аппендицитом, меняются ли болезни и зачем на самом деле мыть руки перед едой. Авторам удалось найти верный тон без ненужного заигрывания, избыточного упрощения и снисходительности, которую безошибочно улавливают и презирают дети. Ученые заведомо исходят из того, что даже самые странные детские вопросы заслуживают компетентного ответа (им хорошо известно, как чистое любопытство, не скованное условностями, способно двигать науку вперед). Почему, откуда, как и зачем — в каждом из восьми разделов книги эти вопросы встречаются не раз, но на каждый из них есть ответ.

Хотите знать, как летучие мыши летают на перепонках? Сейчас расскажем.

© пресс-службы издательства «Самокат»

Цитата из книги «Детский университет»:

Летучие мыши отлично умеют летать, хотя у них и нет перьев. Они летают на крыльях из кожи, как крылатые ящеры — птерозавры. Эта кожа — перепонки на руках и ногах, во сне такие крылья плотно прилегают к телу. Но если животное широко расставит передние конечности, получится большая несущая плоскость, т. е. крыло, которое может создать подъемную силу, достаточную для перелетов. Тонкая крыловидная кожа натягивается в основном между пальцев, а пальцы рук у летучих мышей необыкновенно длинные по сравнению с нашими. Если бы у человека были на руках такие длинные пальцы, мы могли бы почесать большой палец ноги, даже не наклоняясь.

Крылья летучих мышей состоят из живой ткани. Они очень тонкие и пронизаны мелкими мышцами, нервами и кровеносными сосудами. Поэтому, если летучая мышь поранит крыло, оно довольно быстро заживет. Небольшая ранка в крыле затянется через несколько дней. А вот перья птиц — это мертвая ткань, она по своему составу ближе к нашим ногтям, чем к крыльям летучих мышей. В ней содержится то же вещество, которое присутствует в ногтях и в ороговевшей части кожи.

Летучие мыши на крыльях-перепонках — искусные пилоты. Разные виды летучих мышей владеют разными фигурами пилотажа: одни умеют пикировать, другие носятся зигзагами, третьи даже кувыркаются в воздухе. Кроме того, они развивают сравнительно большую скорость, некоторые виды — более двадцати километров в час. Это скорость небольшого мопеда. Летучие мыши не так выносливы в полете, как птицы, но при желании и они могут преодолевать очень большие расстояния. Существуют виды, легко пролетающие от ста до двухсот километров, бывают даже перелетные виды летучих мышей, которые на зиму перебираются в более южные края, как птицы. Считается, что летучие мыши могут даже перелететь океан. Дело в том, что первые летучие мыши на Земле обитали в Европе, Африке и Азии. Сейчас они живут по всему миру, следовательно, однажды им пришлось перелететь Атлантику — правда, скорее всего, по дороге они много раз приземлялись.

 

 

Корин Майер, Анна Симон «Эйнштейн. Графическая биография»

Издательство: «Манн, Иванов и Фербер»
Перевод с французского Дарьи Белозеровой, иллюстрации Анны Симон
Рекомендуемый возраст: 14+

Теория относительности в комиксах. Поначалу эта идея кажется нелепой. Но, с другой стороны, пробуют же объяснить суть открытия Эйнштейна в школьных учебниках физики. А уж наглядный графический роман с выразительными иллюстрациями, написанный понятным подросткам языком, точно убедительнее скучного параграфа.

© пресс-служба издательства «Манн, Иванов и Фербер»

Экономист, историк и писатель Корин Майер уже издала десять с лишним нонфикшн-бестселлеров и явно умеет обращаться с текстом (в 2016 году она даже вошла в список «Самых вдохновляющих и влиятельных женщин мира» по версии ВВС). А молодая художница Анна Симон училась иллюстрации в одной из самых престижных школ Франции и получила приз «Молодому таланту» на Международном фестивале комиксов в Ангулеме. Вместе они нарисовали графическую биографию гениального Альберта Эйнштейна — от первых школьных опытов по физике до эмиграции в Америку, от первого озарения до Нобелевской премии, — захватив и взгляды ученого на религию, и его личную жизнь, и участие в гражданских акциях. Вот Эйнштейн — серьезный ученый-физик, вот рассеянный отец двух сыновей, вот флиртующий за обедом донжуан: «Все в мире относительно, кроме вашей красоты».

Ценнее всего в этом графическом романе не остроумно написанная биография великого физика, а легкость, наглядность и изящная простота иллюстраций, поясняющих суть его сложных теорий. Некоторые из них определенно стоило бы поместить в учебник физики — подросткам трюки на скейте демонстрируют неразрывность времени и пространства явно нагляднее формулы в рамочке.

 

 

Русе Лагеркранц «Мое сердце прыгает и смеется»

Издательство «КомпасГид»
Перевод со шведского Марии Людковской, иллюстрации Эвы Эриксон
Рекомендуемый возраст: 7+

Было бы неправильно ограничиться в этой подборке только книгами для средней и старшей школы. В конце концов, у учеников начальной школы тоже каникулы. И хотя им пока задают читать не Данте, а мифы Древней Греции и сказки Пушкина, все равно должна быть под рукой книжка, где «прям про меня», вроде «Рассказов про Франца» Кристине Нёстлингер или «Эллы в первом классе» Тимо Парвелы. И Русе Лагеркранц написала как раз такую историю.

«Мое сердце прыгает и смеется» — вторая книжка про девочку Дюнне, которая живет в Швеции, учится в первом классе и считает себя счастливой. У нее даже есть специальная тетрадка — «Моя счастливая жизнь», где она описывает счастливые моменты (о том, что там уже записано, можно узнать из первой истории про Дюнне).

© пресс-служба издательства «КомпасГид»

Две одноклассницы Дюнне, Викки и Микки, которые все друг за другом повторяют, однажды разом влюбились в Кюдде и захотели выяснить, кто же из них нравится ему больше. А Кюдде прошел мимо обеих и на глазах всего класса подарил жвачку Дюнне. Обиженные Викки и Микки решили отомстить своей «обидчице» и пустили в ход все гнусные школьные приемчики. Как на такое реагировать, Дюнне еще не знает — и каша заваривается еще та. К счастью, Дюнне в любой ситуации умеет находить радостные моменты, когда сердце прыгает и смеется, и ей всегда есть, что записать в заветную тетрадь.

Даже в небольшой повести Русе Лагеркранц умеет создать хорошо знакомую атмосферу школьной жизни, где на переменках и происходит все самое важное. Ей удается описать переживания и озарения так, что детское сердце доверяет, а взрослое — прыгает и смеется от радости узнавания. И это не просто субъективное ощущение. Русе Лагеркранц — лауреат престижных премий имени Августа Стриндберга и Астрид Линдгрен. В Скандинавии, да и в Европе в целом, иметь их обе — высшее достижение для детского писателя.

Цитата из книги «Мое сердце прыгает и смеется»

Как только прозвенел звонок на перемену, Викки и Микки набросились на Кюдде.

Скажи, что я тебе нравлюсь! — закричала Викки.

Нет, скажи, что я! — закричала Микки.

Кюдде ничего не сказал, а просто стряхнул их с себя и ушел. Охота ему тратить время на такую ерунду, когда он должен тренироваться — забивать голы.

Правда, скоро он вернулся.

Но не для того, чтобы болтать с Викки и Микки.

Он хотел сказать, что ему нравится…

…Дюнне. А потом достал из кармана жвачку и угостил ее.

И снова ушел тренироваться.

Если его команда проиграет хоть один матч, Кюдде страшно влетит от папы. Может, даже тренеру влетит, такой у него строгий папа.

Дюнне понюхала жвачку. Она пахла малиной.

 

 

Энн Файн «Дневник кота-убийцы. Все истории»

Издательство: «Самокат»
Перевод с английского Дины Крупской, иллюстрации Алисы Юфа
Рекомендуемый возраст: 9+

«Ой, да ладно, я вас умоляю. Да, я убил птицу. Ну так повесьте меня! В конце концов, я же кот. По сути дела, это моя работа — подстерегать в саду пухлые, нежные — ням-ням — пернатые пирожки, которые с трудом перепархивают с одной живой изгороди на другую. И что, скажите, мне было делать, когда один такой утыканный перьями малыш прямо-таки ринулся мне в пасть? Говорю вам, он приземлился мне на лапы. Он мог меня поранить!»

© пресс-службы издательства «Самокат»

Стоит только открыть дневник саркастичного кота-убийцы по имени Таффи, прочесть его уморительные комментарии по поводу хозяев и всевозможных происшествий, совершенно незначительных на фоне вальяжной кошачьей жизни, — и все, пиши пропало. Оторваться невозможно. Чертов кот разговаривает с тобой так, как не позволит себе ни одна собака. Он дерзит, иронизирует, обдает презрением и при этом вызывает всю гамму чувств от восторга до обожания.

В новой книге собраны сразу все истории Кота-убийцы. И его мегапопулярный дневник, и эпическое возвращение, и день рождения, и даже новые рассказы про побег из дома и про то, как Таффи влюбился. Ясное дело, вести дневник коту-убийце снова помогала англичанка Энн Файн — одна из самых известных современных британских авторов, обладательница двух медалей Карнеги и ордена кавалера Британской империи. Но все-таки без разбойничьей харизмы самого Таффи и его кошачьего взгляда на мир и на людей даже у Энн Файн ничего бы не вышло.

Цитата из книги «Дневник кота-убийцы. Все истории»:

День был ужасный. Кошмарный. Дождь лупил в окна. Завывал ветрище. Поэтому Элли растянулась на ковре и принялась листать альбом.

— О-о-ой, пап! Помнишь, это когда ты шлепнулся в грязную канаву. (Там ему самое место, если хотите знать мое мнение.)

— О-о-ой, мам! Пойди сюда, глянь! У тебя такая шикарная прическа. (Для жителя планеты Безвкусица, может, и впрямь шикарная. Но не для землянина.)

Элли взвизгивала и попискивала, как мышонок, а я всякий раз подскакивал за корзиной для мусора. В конце концов мне это надоело. Пойду-ка, думаю, отсюда. И тут она снова заверещала:

— Ой, это же Таффи! Какой ми-и-и-иленький, правда?

Я обернулся, чтобы испепелить ее взглядом из серии «Это вы про меня?». Даже не заметила.

Взахлеб ворковала:

— Мам, ну мам, ну погляди же, какой Таффи симпатичный!

Не собираюсь сгорать от стыда и придумывать себе оправдания. Я был в те времена пушистым комочком. Я был котенком. Котята все милашки.

Элли обнаружила еще один снимок.

— Ой, глядите! Таффи такой потрясный!

Тут я не выдержал — стало любопытно. Подошел посмотреть. Да, это, без сомнений, был я: огромные доверчивые глаза и целое облако младенческого пуха вокруг головы. Эдакая слащавая мордашка с поздравительной открытки — из тех, что дальняя родня присылает вашей мамочке на день рожденья. Меня чуть не вырвало. А Элли ткнула в надпись под фотографией и прочла ее вслух.

«Наш очаровательный котик. Родился 31 октября».