Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Книги Январские чтения: 5 книжных новинок нового года
Книги
Январские чтения: 5 книжных новинок нового года
© пресс-службы
Новый год набирает обороты, и на книжных полках уже появляются новинки 2017-го. Литературный обозреватель «РБК Стиль» Наталья Ломыкина отобрала пять книг, на которые стоит обратить внимание: от воспоминаний о Владимире Высоцком до викторианского ужастика.

Дэвид Митчелл «Голодный дом»

Издательство: «Азбука-Аттикус»

Если вам назначена встреча в старинном особняке, не ищите парадный вход, входите через сад, чтобы увидеть дом во всей красе. Постарайтесь отыскать в лабиринте лондонских улочек узкий проулок Слейд и найдите в стене небольшую черную железную дверь. Ни ручки, ни звонка, ни замочной скважины, просто толкните ее ладонью — она откроется. За дверью окажется залитый солнцем старый сад и внушительный особняк — слишком роскошный для этого района, слишком большой для этого квартала. Но когда вас пригласят войти, вы не сможете отказаться — День открытых дверей в доме с привидениями изобретательный Дэвид Митчелл обставляет с фантазией и мрачным юмором и щедро наливает всем желающим «пьянящего обалдина».

© пресс-служба издательства «Азбука-Аттикус»

Из небольшой истории с традиционными компонентами викторианских ужастиков, которую прославленный автор «Облачного атласа» в канун Хеллоуина начал публиковать в Твиттере, получился завораживающий роман, от которого невозможно оторваться. Прекрасный рассказчик, Митчелл, знакомя читателей с новыми гостями жутковатого Слейд-Хауса с его потайными лестницами и шепчущими портретами, мастерски меняет тон и стиль, искрометно шутит и от души наслаждается историей. А проницательный читатель, следуя за чувствительным мальчиком и его мамой-пианисткой, самоуверенным инспектором уголовной полиции или шумными студентами, с ужасом и восторгом обходит все видимые ловушки, не замечая, что сам давно уже попался. Гуру жанра, и те оказались у Митчелла на крючке. «Цветы в горшках засохли, молоко скисло, дети одичали, но я ничего не замечала, погрузившись в изощренную магию повествования», — признается писательница Гиллиан Флинн, а Стивен Кинг подтверждает: «Трудно вообразить более жуткую историю о сверхъестественном и более изощренного рассказчика». Цветы, впрочем, можно не поливать — в «Голодном доме» всего пять небольших частей, а вот детям придется лечь спать самостоятельно. Едва ли родители променяют новый митчелловский роман на сказку вроде «Гензель и Гретель». Очень уж здорово он написан.

P.S.: Если вам назначена встреча в старинном особняке, воткните в волосы серебряную шпильку с лисьей мордочкой со сверкающими камешками вместо глаз. Никогда не знаешь, кому она может потребоваться.

 

 

Елена Чижова «Китаист»

Издательство: «Редакция Елены Шубиной»

Новый роман Елены Чижовой — прививка от всех видов ностальгии и исторических «если-бы-да-кабы». Умный, смелый и глубокий художественный ответ-реакция на реальные политические решения и на бесконечные досужие обывательские разговоры о том, как «хорошо в стране советской жить» или, наоборот, о том, что «деды непонятно за что кровь проливали, сдались бы сразу — и живы бы остались, и жили бы лучше». «Китаист» — антиутопия, альтернативная история двух государств — советского и профашистского. В романе Чижовой немцы в Великую Отечественную дошли до Урала и новая граница прошла по Уральскому хребту: на Востоке — СССР, на Западе — оккупированная немцами Россия.

© пресс-служба «Редакции Елены Шубиной»

«Черная прерывистая линия, идущая по Уралу, рассекала бывший СССР по вертикали, наглядно демонстрируя несправедливый итог Второй мировой войны. Эту карту он повесил еще во втором классе, когда однажды, слушая радио, замер: почему они говорят о победе, которую одержали советские войска? Ответ он получил через несколько лет, прочел в учебнике истории: СССР, первое в мире государство рабочих и крестьян, сражаясь в одиночку, без поддержки тех, кто на словах именовал себя союзниками, все-таки сумел остановить натиск захватчиков. «...» Таким образом и определились границы Четвертого Рейха: от Украины до Урала, от Кольского полуострова до Большого Кавказа. (Впрочем, часть Кавказа отошла Турции, вступившей в войну после Сталинграда.) В 1970 году — по требованию ФРГ, решительно отмежевавшейся от прежнего преступного режима, который родился и окреп в ее колыбели (к этому времени Старая Германия уже восстановила разрушенное войной хозяйство и начала накапливать экономическую силу, чему немало способствовали щедрые займы, предоставленные Соединенными Штатами), — Новая Германия, замкнутая в пределах некогда европейской части Советского Союза, была переименована. Названа Россией».

Пожалуй, важно, что Елена Чижова не только рожденный в Ленинграде писатель, остро чувствующий время, но и жена доктора исторических наук. Так что ее роман не легковесное размышление о жизни маленького человека в фантазийных исторических декорациях и не просто роман о вражде и дружбе двух молодых людей, выросших по разные стороны Хребта. «Китаист» — это глубокое авторское погружение в историю, геополитику, культуру, психологию и даже историю языка, умноженное на писательский талант букеровского лауреата. На выходе получился захватывающий роман о национальном сознании, самоопределении, исторической памяти и много о чем еще. «Беркут» — поезд, в котором едут герои, — «летит как птица-тройка. Только успевай уворачиваться».

 

 

Ли Куан Ю «Мой взгляд на будущее мира»

Издательство: «Альпина Нон-фикшн»

При всей непохожести, книга Ли Куан Ю — идеальная пара «Китаисту» Елены Чижовой, нон-фикшн рифма к ее антиутопическим размышлениям. Ли Куан Ю — первый премьер-министр Сингапура, создавший в этой стране «экономическое чудо», расчетливый стратег и беспощадный прагматик, превративший крошечный остров без особых природных ресурсов в город-государство с процветающей экономикой. Так вот, этот диктатор с репутацией либерала, о котором Маргарет Тэтчер говорила, что он никогда не ошибается, за три года до смерти написал книгу-завещание и одновременно книгу-прогноз. Он рассуждает о том, как в ближайшие 20 лет будут развиваться ключевые регионы, какие процессы произойдут в геополитике и что ждет мировую экономику. Бывший госсекретарь США Генри Киссинджер говорил про Ли Куан Ю: «Ни один мировой лидер не научил меня большему». И нам, пожалуй, тоже есть чему поучиться у «отца сингапурской нации».

© пресс-служба Альпина Нон-фикшн

Колоссальный опыт, чутье и вовлеченность в международные дела позволили ему еще в 2013 году написать про частичный распад еврозоны и объяснить, почему «арабская весна» не кончится демократическим летом. Следить за ходом мысли необычайно интересно, к тому же в 2016 году уже можно кое в чем сравнить, насколько прав оказался сингапурский лидер. Ли Куан Ю анализирует не только политические, экономические и энергетические перспективы Китая или России, но и сильные и слабые стороны США или то, как долго Япония будет закрыта для иностранцев. В его футуристическом анализе много внимания уделяется новым технологиям и развитию науки. Ли Куан Ю писал книгу в 89 лет, имея колоссальный опыт и уже не питая иллюзий. Он смотрит на мир глобально и очень внятно объясняет многие вещи. Например, почему гораздо мудрее начать готовиться к глобальному потеплению, чем пытаться его предотвратить.

 

 

Антон Долин «Джим Джармуш. Стихи и музыка»

Издательство: «Новое литературное обозрение»

Известный кинокритик Антон Долин не в первый раз выходит за рамки критического обзора или рецензии. О самых интересных режиссерах и их культовых фильмах Долин может говорить долго и увлекательно, делая для себя все новые открытия и делясь ими со всеми, кому кино так же небезразлично. После Ларса фон Триера, Такеши Китано и Алексея Германа в фокусе внимания Антона Долина оказывается Джим Джармуш. И возможность пересмотреть вместе с внимательным и знающим собеседником фильмы культового режиссера американского независимого кино — особое удовольствие. Ретроспектива начинается с последнего на данный момент фильма «Патерсон» (2016 год) и заканчивается дебютом. И эта обратная хронология в книге — «не просто каприз», поясняет Долин в предисловии, «чем дальше мы отстоим от дебюта любого режиссера, тем меньше шансов на то, что начнем знакомиться с ним с первого фильма. Обычно зрителю попадается что-то новое, становится для него откровением, и после этого он знакомится с другими работами, постепенно добираясь до истоков. Говоря об истории — истории кино в том числе, — мы всегда делаем точкой отсчета сегодняшний день».

© пресс-служба Нового литературного обозрения


Впрочем, смотреть фильмы Джармуша, равно как и читать о нем, можно в любом порядке. Единственная рекомендация, которую делает Антон Долин — по возможности сразу внимательно посмотреть фильм, который длится всего десять минут, — часть антологии «На десять минут старше» под названием «Инт. Трейлер. Ночь». «Эта маленькая виртуозная работа — достаточный материал, чтобы обозначить общие свойства картин режиссера, отразившиеся здесь как в капле воды. Недаром это единственный его фильм, напрямую посвященный процессу съемок, а значит, очень личный. Своего рода "8 1/2"». Так что Долин сначала акцентирует внимание на фирменном стиле Джима Джармуша, а потом приглашает к просмотру.

Но разговором о кино автор не ограничивается. Поскольку фильмы Джармуша необычайно поэтичны и всегда музыкальны, Антон Долин попросил российских поэтов, которые неравнодушны к кинематографу Джармуша, специально для этой книги написать по стихотворению-посвящению к конкретному фильму или творчеству режиссера в целом, а лучших музыкальных критиков — расшифровать в нескольких абзацах «музыкальные ключи» к его лентам. Получилась небольшая поэтическая антология и вольный справочник по саундтрекам Джармуша и тем певцам или музыкантам, которые в его фильмах стали артистами. Так что подзаголовок «Стихи и музыка» в названии имеет смысл не метафорический, а весьма конкретный. И этот ракурс делает честь самому автору, который, во-первых, уважает просьбу самого Джармуша не копаться в его личной жизни, а, во-вторых, не подменяет анализ фильмов пересказом деталей биографии, как это часто бывает. И вообще, музыкальные ключи в умелых руках открывают куда больше дверей. Ну и наконец, кроме того, что Антон Долин любит кино, хорошо в нем разбирается и умеет об этом рассказывать, у него есть еще одно важное преимущество перед другим внимательным зрителем — он может задать вопрос самому режиссеру. В конце книги собраны стенограммы встреч Антона Долина с Джимом Джармушем «в разные годы, в основном на фестивалях. Некоторые были наедине, другие — в составе групп журналистов со всего света; иногда они касались конкретных фильмов, иногда — нет». И эта прямая речь режиссера — как ролик о съемках фильма, который вдруг показывают после финальных титров, давая внимательному зрителю восхитительное чувство сопричастности.

 

 

«"Все не так, ребята…" Владимир Высоцкий в воспоминаниях друзей и коллег»

Издательство: «Редакция Елены Шубиной»

Ко дню рождения Владимира Высоцкого отдельной книгой вышли воспоминания людей из его окружения — «сорок мемуаров тех, с кем дружил Владимир Высоцкий, кого любил, с кем выходил на подмостки». Их долго и кропотливо собирал его друг Игорь Кохановский, журналист и поэт-песенник, когда-то показавший однокласснику Володе гитарные аккорды. Понимая масштаб личности и таланта Высоцкого, Кохановский много лет опрашивал его друзей, актеров, режиссеров, поэтов, звукооператоров, старателей, журналистов — многих авторов этих воспоминаний уже и самих нет в живых. Голосов в книге много, и этим она ценна. В ней собраны разные взгляды, воспоминания, трактовки, эмоции — и получаются не выверенные академические статьи, а живые рассказы об эпизодах из детства, начале актерской карьеры, творческом расцвете и глубоком кризисе с трагическим финалом.

© пресс-служба «Редакции Елены Шубиной»

В первой части — «Актер» — рассказы артистов, режиссеров, сценаристов от Юрия Любимова и Станислава Говорухина до Валерия Золотухина и Аллы Демидовой. Во второй — «Поэт» — о Высоцком говорят Евгений Евтушенко и Василий Аксенов, Андрей Синявский и Андрей Битов, Юрий Энтин и многие другие. Третья часть книги — «Кумир» — особые и самые пронзительные воспоминания тех, в чьей жизни Владимир Высоцкий играл очень важную роль: сын Никита Высоцкий, Михаил Шемякин, Борис Мессерер, Эрнст Неизвестный, Сергей Юрский.

«Все не так, ребята…» — не «вехи биографии», а отдельные эпизоды, факты, бытовые мелочи и детали. И как раз из таких личных историй, живых диалогов, зарисовок, фраз и словечек лучше всего получается трехмерный мозаичный портрет Актера, Поэта и Кумира, который у каждого читателя еще сложится в собственный пазл и соединится с личными воспоминаниями и впечатлениями о песнях, спектаклях, фильмах.

В предисловии к книге Дмитрий Быков пишет: «В СССР выход сборника ≪Такой-то в воспоминаниях современников≫ был знаком окончательной канонизации. «...» То, что теперь выходит фундаментальный сборник мемуаров о Высоцком, — как раз и есть признак такой канонизации, полного забронзовения; но, как всегда у Высоцкого, есть нюансы».

40 человек вспоминают — каждый своего — Высоцкого, пытаются восстановить его образ и что-то важное понять, удержать в памяти, простить или переосмыслить. Увлекательнейшее получается чтение, и после каждого текста чуть меняется, трансформируется свой, привычный образ Высоцкого. А потом смотришь на обложку — и внутри чуть насмешливо звучит знакомый хриплый голос: «Нет, ребята, все не так, Все не так, ребята!».