Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Искусство Искусство в изоляции: мировой арт-центр на затерянном острове
Искусство
Искусство в изоляции: мировой арт-центр на затерянном острове
Ли Уфан, «Relatum-A Signal», 2010 (Lee Ufan Museum)
© Tadasu Yamamoto
Большие города — комок контрастов и противоречий. Произведения искусства не могут раскрыться там в полной мере. Так решил миллиардер Фукутакэ Соитиро и с конца 80-х стал превращать затерянный во Внутреннем Японском море остров в международный арт-центр.

Японская префектура Кагава на острове Сикоку — аграрный регион страны. Здесь выращивают пшеницу и овощи, возделывают чайные плантации и фруктовые сады. Еще Кагаву называют префектурой удона, а к небольшим семейным лавочкам с ароматной лапшой здесь по утрам выстраиваются очереди. Но именно в этой, удаленной на сотни километров от столичного Токио префектуре, расположен остров современного искусства Наосима, аналогов которому больше не найти нигде в мире. Чтобы добраться до него, придется приложить усилия. Сначала самолетом из Токио в Такамацу — административный центр Кагавы. А затем час на пароме по Внутреннему Японскому морю. Такой же путь в середине 80-х годов прошлого века проделал Фукутакэ Соитиро — миллиардер и владелец известного книжного дома «Фукутакэ». На Наосиму предприниматель приехал осуществить последнюю волю своего отца — создать детский лагерь. Но ему не суждено было здесь появиться. Вместо этого за пару десятилетий остров с населением чуть более трех тысяч человек и площадью 14,2 кв. км превратился в международный арт-центр с музеями и многомиллионной коллекцией искусства.

Яёи Кусама, «Pumpkin»
© Shigeo Anzai

За реализацию своей арт-идеи Фукутакэ Соитиро взялся в 1989 году. А его напарником стал японский архитектор-самоучка Тадао Андо. Водитель грузовика и боксер, Андо не получил профессионального образования, зато в 1995 году завоевал «архитектурный Оскар» — престижную Притцкеровскую премию. Первым его проектом на острове стало причудливое, утопленное в холме здание Benesse House. Это был первый музей на Наосиме, «симбиоз природы, архитектуры и искусства». Фукутакэ стал приглашать знаменитых художников, с которыми знакомился на различных биеннале, приезжать на остров и создавать произведения прямо здесь. Так в музее появилась работа британского авангардиста Ричарда Лонга — «Inland Sea Driftwood Circle». Свою излюбленную арт-форму — круг — художник выложил из обломков деревьев, которые он выловил из моря у берегов острова. А американка Дженнифер Бартлетт создала на Наосиме работу «Yellow and Black Boats». Свой арт-объект художница выполнила дважды: первый находится в зале музея, а второй — прямо на берегу моря. В коллекцию Benesse House входят работы мастеров XX века, чьи произведения продаются на аукционах за десятки миллионов долларов: Энди Уорхола, Дэвида Хокни, Ива Кляйна, Роберта Раушенберга, Сая Твомбли, Жан-Мишеля Баскии и Брюса Наумана. И среди всего этого еще и можно поселиться. Benesse House — это не только музей, но и отель на 65 комнат, архитектурный облик которого продумал все тот же Тадао Андо.

Джеймс Таррелл, «Open Sky», 2004 (Chichu Art Museum)
© Naoya Hatakeyama

В течение 12 лет Benesse House был единственным музеем на Наосиме. Пока летом 2004 года на острове не открылся Chichu Art Museum. Его название с японского языка переводится как «музей подземелья», а создавался он для экспозиции работ всего трех художников — Клода Моне, Уолтера Де Марии и Джеймса Таррелла. В отдельном зале, естественное освещение которого меняется в зависимости от погоды и времени суток, выставлены пять картин из серии Моне «Кувшинки». Для художника-импрессиониста была важна игра света и тени на его полотнах, и эта игра продолжилась в Chichu Art Museum. Второй «резидент» музея — Джеймс Таррелл, которого называют «художником света и пространства». Таррелл работает как с искусственным, так и с естественным освещением. С разницей в четыре года он создал две инсталляции — «Open Field» (2000 год) и «Open Sky» (2004 год). И обе выставлены на Наосиме. «Open Field» — своего рода «портал» в свет, куда зрителю предлагают войти и ощутить его на себе. А «Open Sky» — комната с вырезанным в потолке квадратом, сквозь который можно наблюдать, как меняется небо над головой. Замыкает тройку авторов в Chichu Art Museum американский скульптор Уолтер Де Мария. В музее представлена одна его работа — «Time/Timeless/No Time». В огромном зале собраны объекты разной геометрической формы, а центром композиции служит гигантский шар из гранита. Цель инсталляций Де Марии — дать возможность сравнить вещи, созданные природой и руками человека. После погружения в холодную геометричность работ художника зрителям предлагается выйти на свежий воздух и окинуть взглядом величие гор, зелени и морской глади.

Синро Отаке, «Shipyard Works «Stern with Hole»
© Koji Murakami

Еще одна культурная институция Наосимы — единственный в мире музей Ли Уфана. С художником Фукутакэ Соитиро лично познакомился в 2007 году на Венецианской биеннале. И тогда же предложил корейцу создать на острове музей для его работ. При этом Ли Уфан известен критическим отношением к культурным институциям. По его мнению, там произведения попадают в своего рода мавзолей и погибают. Но Фукутакэ предложил художнику самому выбрать на острове место для музея. И Ли Уфан согласился. В итоге в 2010 году в бухте на берегу моря открылся Lee Ufan Museum, который Тадао Андо выполнил в виде пещеры с потайным входом. Внутри — работы из камня, любимого материала корейца. По мнению Ли Уфана, камень обладает памятью и, если его верно установить, может заговорить со зрителем.

Искусство на Наосиме не заперто в музейных стенах. Так, заброшенные дома местных жителей, самому старому из которых 200 лет, современные художники с конца 90-х стали превращать в арт-объекты. В бывшем доме и рабочем кабинете дантиста японский художник Синро Отакэ установил статую свободы, а на стенах закрепил панели, когда-то служившие для обшивки кораблей. Произведения искусства на Наосиме можно встретить повсюду. К примеру, в местной бане, которую в стиле поп-арт расписал все тот же Синро Отакэ. Или прямо на пирсе, уходящем в море, где стоит «Тыква» Яёи Кусамы. Один из тайфунов унес верхушку арт-объекта, но местные рыбаки выловили ее и вернули на место.

 

Как добраться до Японии?

Самый удобный вариант долететь до Токио – прямым рейсом японской авиакомпании JAL – дальнемагистральным Boeing 787 Dreamliner. До конца октября самолеты по маршруту Москва-Токио-Москва летают каждый день. А с ноября их количество вернется к зимнему расписанию – четыре рейса в неделю. На борту JAL предлагает три класса обслуживания – эконом, премиум-эконом и бизнес. Если выбрать последний, ощущение от перелета будет таким, как будто вы путешествуете в собственной кровати в теплой домашней одежде. JAL продумал даже такие мелочи, как массажная палочка из зеленого бамбука, которая при необходимости успокоит уставшие стопы.

© пресс-служба JAL

Кстати, в любое время остается актуальным предложение — при покупке авиабилетов на JAL из городов России до Токио можно абсолютно бесплатно добавить два перелета по стране. Внутренние перелеты необходимо забронировать вместе с международным и включить в тот же билет.