Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Искусство Перешли границу: что нужно знать об Art Basel 2017
Искусство
Перешли границу: что нужно знать об Art Basel 2017
© пресс-служба Art Basel
15 июня для широкой публики открылась Art Basel — одна из главных мировых арт-ярмарок. «РБК Стиль» рассказывает, как не потеряться среди инсталляций и перформансов, если в выходные вы будете в Базеле, и выделяет все главное для тех, кто ее пропускает.

Основанный в 1970-м году галеристами Эрнстом Бейелером, Труди Брукнер и Бальцем Хильтом Art Basel в Базеле ­— это 27 500 квадратных метров выставочных площадей (не считая существующий за пределами основной выставки, в других районах Базеля и его окрестностях, с 2009-го года сектор Parcours), несколько тысяч художников, около 300 галерей из Америки, Европы, Азии, Африки (это число было достигнуто уже в 1975-м году и с тех пор количество участников не увеличивалось). Первые пару дней «Арт-Базель» работает в закрытом режиме — для профессионалов рынка, коллекционеров и прессы, а под уик-энд открывается для широкой публики. Увидеть все, даже если решите пробыть тут с первого до последнего дня, решительно невозможно. Да и не нужно. В мире современного искусства надо ходить проверенными тропами.

Занимает выставка-продажа современного искусства два главных павильона Messe Basel — первый и второй. Во втором, возведенном в 1950-е Хансом Хоффманом, расположились многочисленные галереи, предлагающие работы с 1900-х по наши дни, как суперзвезд арт-сцены XX и XXI века (а в рамках сектора Features — и более раннего периода), так и звезд восходящих. Стараться открывать новые имена и «давать дорогу» молодым тут начали почти с момента основания — уже в 1974-м новые имена были выделены в тематический раздел Neue Tendenzen («Новые тенденции»), который не сильно меняя суть потом много раз менял форму представления работ и свое название: сначала его переименовали в Perspective, потом — в Young Galleries (выделяя галереи, которые представляют молодых), затем — в Statements (монопроекты молодых художников)…

© www.hanshofmann.org

Главное в первом холле, построенном в 1999-м Тэо Хотцем и несколько лет назад отреставрированном звездным бюро Herzog & de Meuron — пространство Unlimited. Существует оно в рамках «Арт-Базеля» с момента прихода на пост директора ярмарки в 2000-м Сэма Келлера (с 2008-го у нее два со-директора – Аннет Шёнхольцер и Марк Шпиглер) и отведено крупным работам, выходящим за рамки коммерческого искусства, — картинам, видео-арту, инсталляциям, монументальным скульптурам и перформансам, фотографиям и так далее — современных художников разных лет. Отличается Unlimited непривычной для арт-ярмарок манерой экспонирования — не на стендах, не в изрезанном стенами и перегородками пространстве, а в большом open space, где только часть работ отделена от других.

© пресс-служба Art Basel

Представляемые галереями (и формально — доступные к продаже) работы к экспонированию отбирает куратор из вашингтонского Музея Хиршхорна и известный также своими независимыми проектами Джанни Джетцер (до 2012-го бессменным куратором Unlimited был Симон Ламуньер и комитетом отбора (он принимает решение по поводу вообще каждого участника выставки). Они должны соответствовать определенным критериям и по традиции — иметь некую объединяющую их сквозную тему. В нынешнем году — это явно просматривающаяся тема человека в современном мире, границ и глобализации. На «Арт-Базеле-2017» можно видеть ожидаемо много работ на тему политики, беженцев, и особенно отчетливо — границ. Причем, границ и стен в самом широком смысле. Это, например, инсталляция звезды китайской арт-сцены Сонга Донга «Through the Wall» (2016) — создана она из оправленных в оконные рамы и дверные конструкции цветных зеркал. Сами двери и окна Донг взял из домов старых хутунов в центре Пекина, которые сносили ради строительства небоскребов, и посвящена она стенам и границам культурным, социальным и политическим. Другие границы — между известным и скрываемым — в кинетической скульптуре «Statement» (2015)​ Дженни Хольцер. По перемещающейся в пространстве гигантской (около 2,5 метров в длину) телескопической роботической руке с четырех сторон бегущей строкой идут слова — «beaten», «like», «world», — читая их, понимаешь, что смысловой связи между нет, все они — слова из документов, которые правительство США рассекретило по военным операциям в Афганистане и Ираке. Правда часть содержания файлов была «замарана», и в итоге «открытый» для публики документ потерял важную часть содержания и смысла. Границы, которые сам человек ставит себе в пространстве, — одна из тем перформанса Донны Хуанки «​Bliss (Reality Check)» (2017): две девушки-перформера перемещаются в пространстве, частично отделенном от зрителя стеклянной стеной. Ее можно обойти — встать сбоку от подиума и заметить невидимые с другого ракурса детали, — но большинство зрителей предпочитает оставаться по другую от перформеров сторону стены.

Есть тут и границы между работой и жизнью («​Foresta Metallica»​ Паоло Икаро, 1967 год), и барьеры между культурами и нациями. Работа-манифест, да и вообще одно из программных заявлений всего Unlimited, — стоящее в начале Unlimited произведение Барбары Крюгер (Без названия, 1994/2017 год) c белым по красному написанным: «Our people are better then your people. More intelligent, more powerful, and cleaner. We are good and you are evil. God is on our side. Our shit doesn’t stink and we invented everything» («Наш народ лучше вашего. Он умнее, сильнее, чище. Мы хорошие, а вы зло. Бог на нашей стороне. Наше дерьмо не воняет и мы изобрели все»).

© пресс-служба Art Basel

Берлинская арт-студия FORT (Дженни Кропп и Альберта Нейманн) говорят уже об экономических границах. Инсталляция «Leck» (2012/2015) с пустыми полками, прилавками и кассой магазина вызывает ощущение наступающего апокалипсиса. Трагедия, на самом деле, уже свершилась: вся мебель и оборудование — с торговых площадей сети аптечных магазинов Schlecker, бывшей крупнейшей в Германии (около 50 тыс. сотрудников) и полностью закрытой в 2012-м.

© пресс-служба Art Basel

Гадать, что произошло будто бы за минуту до твоего появления в комнате, надо в инсталляции «The Bathroom» ​(1978) Мака Адамса. Наполненная пеной ванная, недокуренная сигарета, недопитый бокал вина, разбросанная косметика, упавшая на пол фотография… Отпечатки рук на стене, но не кровавые, это какая-то грязевая маска… Было ли здесь убийство или хозяйка просто выбежала из-за срочного звонка? Печальна или радостна причина ее внезапного исчезновения? Зрителю остается только гадать.

© пресс-служба Art Basel

Смена роли зрителя — еще один фокус Unlimited этого года. Он не просто наблюдатель, он может быть и наблюдаемым (как в видеопроекции «Anubis» (2016) Михаль Ровнер, где зритель оказывается в темной комнате и осознает, что из ночной темноты за ним наблюдает множество шакалов), но чаще всего он становится участником, одним из создателей проекта. Интерактивность — очень яркая примета Unlimited нынешнего года. «Это все куратор, — уверена нью-йоркский искусствовед и специалист по современному китайскому искусству Меган Коннолли. — Джанни Джетцер любит интерактивные проекты». Так Джетцер вместе с художниками заставляет зрителя залезть в клетку («Penetravel Macaleia» Элио Ойтичики (1937–1980 гг.), 1978 год), встать на пол из деревянных яиц под потолок с пулями («Amerikkka» Cильдо Мейрелеса, 1991/2013 год), поесть на арт-кухне Субодха Гупты («Cooking the World», 2017 год). Сильная часть Unlimited — и видео-арт, такой, как поднимающая проблемы роли женщины в обществе «Do I Look Like a Lady? (Coomedians ans Singers)»​ (2016) Микалены Томас или работа-размышление на тему традиций — совмещенная с видео инсталляция «Gospel Rocket»​ (2005) Майкла Келли.

Фото: пресс-служба Art Basel

Остановиться стоит и перед посвященной теме рабства и восстанавливающей имена и истории первых привезенных в Америку рабов инсталляцией «Messages from the Atlantic Passage»​ (2017) Сью Вильямсон, самым, пожалуй, чувственным и сентиментальным объектом всей выставки, и перед ироничным фотопроектом Роба Прюитта «Official Art World/Celebrity Look-Alikes»​ (2016/2017) с парными портретами знаменитостей современного арт-мира и похожих на них голливудских селебрити (не всем они, кстати, нашлись — «двойником» Марины Абрамович стал… фрагмент кирпичной стены), и не менее ироничной работой Филиппа Паррено ​«Fraught Times: For Eleven Mоnths of The Year it’s an Artwork and in December it’s Christmas (July)»​ — вся соль и юмор тут, кстати в названии, сам объект — наряженная елка (2017). Нельзя пропустить и абсурдистскую «Ear Sofa; Nose Sconces with Flowers»​ знаменитого концепуталиста Джона Балдессари (2009/2017 год), посвященную современному, пластиковому и пропитанному маркетингом миру.

«Я приезжаю сюда последние 14 лет, — говорит мне куратор отдела современного искусства американского Музея Пибоди в Эссексе, — и Unlimited за это время выросла драматически. Выросла в самом буквальном смысле — художники-то плюс-минус те же, но работ становится все больше, все больше того, что стоит посмотреть».

Фото: пресс-служба Art Basel

За пределами того, что может видеть простой зритель, еще одна интересная часть Art Basel — Collectors Lounge, проходят в который только по специальным vip-пропускам коллекционеры и прочие друзья компаний-партнеров выставки (а это разнообразный список, от косметики La Prairie до частной авиации NetJets). У каждой — свой лаунж с шампанским, закусками (тут же, кстати, и несколько буфетов и баров, где можно встретить за поеданием салата главных звезд и воротил современного арт-мира) и непременно — а это тут хороший тон — работой поддерживаемого художника, нередко — созданной для собственной арт-инициативы бренда. Причем в последние годы смотреть за этим все интереснее, работы становятся все мощнее, сами арт-инициативы — все концептуально интереснее, масштабнее, ярче. Являющийся на протяжении последних пяти лет партнером Art Basel бренд Audemars Piguet устроил тут пресс-конференцию по случаю уже третьей итерации своего проекта Audemars Piguet Art Comission. Суть Art Commision в том, что каждый год выбранный куратор приглашает к участию художника — тот может быть и молодым, и уже именитым — который за счет Audemars Piguet реализовывает крупный арт-проект, практически в любом жанре. Причем компания не просто финансирует его, но готова предоставить необходимые ресурсы, технологии, найти необходимых специалистов. «Мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что мы не специалисты в современном искусстве, — говорит вице-президент Audemars Piguet Оливье Одемар, — но мы знаем, что у нас есть возможности — и не только финансовые — помочь современному искусству». Помощь искусству кроме финансовой была нужна самая разнообразная: среди самого экзотического — поиск жуков-светляков, которые в 2015 году понадобились для проекта «Synchronicity» Робина Мейера под кураторством Марка-Оливье Валера (первого реализованного в рамках Audemars Piguet Art Comission).

Lars Jan
© личный архив

Сейчас на «Арт-Базеле» было объявлено о выборе, сделанном куратором 2017-го Кейтлин Форде, — он пал на базирующегося в Лос-Анджелесе мультидисциплинарного художника (в списке его профессиональных интересов — режиссура, активизм, визуальное искусство и писательское мастерство) Ларса Яна, ранее выставлявшегося в таких музеях как Гуггенхайм или Уитни, читавшего лекции в Метрополитен-музее и во время фестиваля Performa (вообще перформанс — сильное место Яна). В рамках Audemars Piguet Art Comission Ян создаст иммерсивную кинетическую инсталляцию, чем-то напоминающую гигантский часовой механизм, с использованием большого количества воды и растений, а кроме того поднимающий проблематику глобального потепления. Звучит, может, и странно, но это пока все, что авторы готовы сказать о крупной работе, которая будет представлена под открытым небом в декабре в рамках Art Basel в Майами-Бич. «Я никогда еще не работал в такие настолько четко оговоренные сроки, на создание проекта у меня сейчас ровно год, — рассказывает мне Ян, — но это оказалось даже легче, дедлайны меня не пугают. Кроме того, я никогда не работал в таком масштабе. Знаете, в чем одна из главных проблем современного искусства? В финансировании! В Америке, например, нет нормального государственного финансирования, а это значит, что молодые художники часто ограничены в средствах. И вот приходишь на какую-нибудь групповую выставку молодых и видишь, что все сделано из материалов, купленных в The Home Depot — они продают самые дешевые инструменты и материалы для строительства». Что Ян сделает с совсем другими материалами, мы узнаем в декабре, но это уже другая история, и другой «Арт-Базель».

Art Basel, Messe Basel, Базель, Швейцария, 15–18 июня 2017