Искусство Художник Уно Моралес о пиксельной графике и Дэвиде Линче
Искусство
Художник Уно Моралес о пиксельной графике и Дэвиде Линче
Уно Моралес
© пресс-служба галереи «Триумф»
В галерее «Триумф» открылась первая персональная выставка художника Уно Моралеса. С автором интригующей экспозиции «Синие зубы» «РБК Стиль» поговорил о работе под псевдонимом и передаче эмоций при помощи лишь нескольких пиксельных квадратов.

Что больше всего повлияло на ваше решение быть художником?

Знаки, которые долго указывали на то, что именно это и является моей сутью. Мне не очень по душе общепринятый образ жизни людей из сферы искусства, поэтому решение стать художником проходило по очень длинной орбите. Я перепробовал себя во множестве профессий, которые все равно так или иначе относились к деятельности, связанной с изображением. Но полностью заниматься рисованием я начал только в 2008 году, когда в связи с финансовым кризисом закрылось сразу несколько телевизионных передач, для которых я делал оформление. Я почувствовал, что это благоприятный момент для перехода к другой профессии. И выбрал рисование, потому что в то время у меня уже были к этому проявленные способности.

Что вам, как художнику, дает работа под псевдонимом? С чем связано его появление?

С ником в сетевой игре Сounter Strike. Дальше я по привычке зарегистрировался под ним в LiveJournal, где и появились мои первые рисунки. Работа под псевдонимом, мне кажется, служит неким барьером, который должен обеспечивать художнику дополнительную свободу от давления извне. Не знаю, насколько это эффективно на самом деле, но на психологическом уровне определенно срабатывает.

Чем вас привлекает пиксельная графика, которой вы занимаетесь уже 10 лет?

Она накладывает некоторые ограничения на технику рисования. У вас нет полной свободы пользоваться инструментом с тем изяществом, которое доступно, например, кисти. В этом заключен определенный вызов — вам необходимо добиться яркой эмоции, а в вашем распоряжении всего несколько квадратиков.

© пресс-служба галереи «Триумф»

Выбор метода работы обусловлен вашей коммерческой деятельностью, которой вы занимались ранее, или же вы видите в нем противодействие современному миру? Суперреалистичным картинам и фотографии?

Выбор в пользу техники пиксельной графики был естественным, потому что так выглядели почти все мои любимые компьютерные игры в тот момент, когда я подбирал технику для творчества. Я утвердился в ней почти сразу. Противостояние с помощью искусства, наверное, свойственно тем, в ком оно заложено по природе. Не стану судить такой способ самовыражения, мне это попросту не близко.

Дождаться вдохновения как импульса для начала работы практически невозможно — всегда приходится делать первый неуверенный шаг в темный коридор лабиринта.

С чем связано намеренное приближение к эстетике газетных иллюстраций и комиксов из Америки 1950-х?

Это не так или не совсем так. Мне трудно об этом судить объективно, потому что я не анализировал придирчиво эту сторону своего творчества. Вероятно, причина в сходстве пиксельного паттерна и крупнозернистого офсета газетной печати. В детстве я пытался подражать технике американских комиксов, но не думаю, что они оказали решающее влияние на мое формирование.

Какое будущее gif-анимации и видео вы видите в своих работах?

Понятия не имею, что произойдет в будущем, пока я оставлю все как есть. Если вам повезло подобрать наиболее выразительные средства для вашей работы, какой смысл искать что-то другое? Если возникнет желание делать кино или полнометражный анимационный фильм, скорее всего, для этого я воспользуюсь традиционными способами, мне не очень по душе эксперименты.

Фото: пресс-служба галереи «Триумф»

С каким произведением литературы вы бы могли сравнить свои работы? Не было ли у вас желания заняться также иллюстрированием книг?

Чаще всего я черпаю вдохновение из фольклора или литературы, основанной на этом источнике. Новелла «Синие Зубы», например, строится на легенде, которую я сам впервые услышал еще в пионерском лагере. Что же касается иллюстрации литературных произведений, то наиболее выразительное средство для этого кино, хотя лично я считаю, что экранизации известных книг — это скользкая дорожка. По той же причине иллюстрации в них, на мой взгляд, лишние. Нередко картинки в книгах навязывают образы, с которыми ваше собственное воображение может вступить в серьезный конфликт. Хорошо составленный текст прекрасно справляется с этой задачей.

Задумывая серию, вы представляете определенный сценарий в голове или связаны какой-то конкретной фабулой?

В голове вы можете держать это на уровне синопсиса, а детали и прочее появляются в процессе. Так, на мой взгляд, и должен двигаться художник, полагаясь на экспромт. Дождаться вдохновения как импульса для начала работы практически невозможно, всегда приходится делать неуверенный шаг в темный коридор лабиринта, ну, или чуть более уверенный, если у вас есть опыт и запас заготовок из набора первой необходимости.

Я знаю, что отношусь к тому типу людей, которых увлекают заведомо неразрешимые загадки и тайны.

Есть ли в ваших работах условные начало и конец? Верите ли вы в хэппи-энд?

Начало и конец всегда есть хотя бы условно, даже если я создаю произвольный фрагмент повествования. И хотя эти фазы не сформированы и находятся для меня в форме облака, мне в общем понятен характер персонажей, их происхождение и возможная судьба. Я абсолютно верю в счастливый конец, так как на мой взгляд наш материальный мир поддерживает концепция Большого Замысла, где все происходит во благо.

По моему мнению, мы не можем точно оценивать происходящее, анализируя лишь очевидные части событий. Ведь существуют еще и скрытые, которые неразрывно связаны с закономерными последствиями.

Как бы вы объяснили название выставки?

В оригинале эта история носит название «Человек с Синими Зубами», я сократил до «Синие Зубы» для лаконичности, но, как мне кажется, сохранил рамки жанра.

Расскажите об эффекте, который должна производить ваша инсталляция? Задумываетесь ли вы о том, что думают приходящие на выставку о ваших работах?

Цель оформления выставки — создание благоприятной среды для погружения в сюжет в атмосфере близкой мне эстетики. Выставка «Синие Зубы» в проекте имела и другие варианты оформления, и, хотя они были отвергнуты нами в процессе как более сложные и затратные, они также были задуманы в похожем ключе. Надеюсь те, кто придут на выставку, на какое-то время перестанут думать и просто сольются с моими переживаниями.

Насколько ваше творчество связано с Дэвидом Линчем?

Я знаю, что отношусь к тому типу людей, которых увлекают заведомо неразрешимые загадки и тайны. Это по-разному проявлялось во мне с малых лет, и я часто неосознанно разогревал свое воображение до степени лихорадки, пытаясь проникнуть в собственные фантазии. И когда я решил обратиться к творчеству, проблем с выбором жанра не было вообще.

Линч один из тех, кто стоит на вершине мастерства в этом жанре. Из его творчества во мне определенно находит отклик его работа с архетипами, хотя, на мой взгляд, он и не автор подобных приемов, так как они явно заимствованы им из современного фольклора. Но то, с каким мастерством он оперирует такими ходами, абсолютно заслуживает внимания для неофита в этой школе.