Искусство Книга недели: «Слишком много счастья» Элис Манро
Искусство
Книга недели: «Слишком много счастья» Элис Манро
© getty Images/fotobank.ru
Обладательница Нобелевской премии по литературе прошлого года пишет женскую прозу самого высокого уровня — при этом в России она практически неизвестна.

Элис Манро
«Слишком много счастья: новеллы»
Издательство: СПб. : Азбука, Азбука-Аттикус
2014

 

Нельзя сказать, что имя 82-летней Элис Манро было вовсе не знакомо русским читателям до получения ею Нобелевской премии в прошлом году. Три ее рассказа (а Манро — признанный мастер именно рассказа, что и было отмечено в решении шведских академиков) печатались на страницах журнала «Иностранная литература» в 1996—2010 годах. Но сказать, что имя канадской писательницы было хорошо известно и популярно — значит погрешить против истины еще сильнее. Дело здесь, видимо, в самой природе ее дарования, в ее особом голосе, ясном и чистом, но негромком.

Десять рассказов, составивших этот авторский сборник, изданный в Нью-Йорке в 2009 году, выдержаны в строго реалистичном ключе. Их герои — простые люди, как правило, вполне симпатичные, которые попадают в жизненные ситуации, позволяющие высветить их лучшие и худшие качества. Тринадцатилетняя девочка оказывается вовлечена в борьбу двух женщин за обладание безнадежно больным лейкемией мужчиной. Пожилой радиодиктор случайно узнает, что его соседка в далеком детстве вымазала свое лицо краской в тон его огромному, на пол-лица, родимому пятну не для того, чтобы над ним издеваться, а из симпатии — чтобы быть на него похожей. Немолодая виолончелистка, счастливая в третьем браке, открывает роман модной молодой писательницы и вдруг понимает, что эта писательница — та самая девчонка, которую она много лет назад учила музыке, пока ее мать не увела у нее мужа. Лишь один рассказ, давший название всему сборнику, посвящен реальному историческому лицу и тоже женщине — русскому математику Софье Ковалевской. Но разумеется, не ее трудам и не ее прорывному — с точки зрения феминистического движения — назначению профессором на кафедру шведского университета, а ее запутанным отношениям с Максимом Ковалевским, русским барином-либералом, дальним родственником ее первого мужа.

Как видно, все эти сюжеты относятся к числу таких, которые традиционно считаются женскими, что могло бы способствовать известности Манро и без нобелевской раскрутки. Однако, несмотря на превосходное качество ее прозы, этого не случилось. Возможно, дело еще и в том, что все рассказы, прежде чем выйти отдельной книгой, были сначала опубликованы в таких журналах, как New Yorker и Harper’s, то есть следуют жесткому формату «короткий рассказ в иллюстрированном журнале». Формат этот прекрасно разработан в США, у нас же его канону только суждено сформироваться. В том числе и под влиянием Элис Манро.


Михаил Визель