Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Искусство Под гнетом вяло сопротивляющейся реальности
Искусство
Под гнетом вяло сопротивляющейся реальности
© Кадр из фильма «Под электрическими облаками»
В 16 московских кинотеатрах (что немало для артхауса в наше время) вышел в прокат «Под электрическими облаками» Алексея Германа – фильм, вполне вписывающийся в давнюю традицию показа конфликта «нормального» человека с окружающим его абсурдным миром.

Хотя Алексея Германа по привычке называют младшим, он работает в кино уже 12 лет, за которые, правда, снял всего четыре полнометражных фильма. Герман снимает редко, но, конечно, не так подолгу, как его знаменитый отец, воплощение северной питерской интеллигентности. И точно так же, как его «Под электрическими облаками» — фильм о лишних людях в лучшей советской кинематографической традиции (и в стиле, и в тематике видно влияние раннего Тарковского, Германа-старшего и даже чуть-чуть Романа Балаяна), так же и режиссера можно назвать не то чтобы лишним, а стоящим особняком по отношению к другим российским «авторам», особенно к молодому поколению, скорее тяготеющему к эмоциям и показу жизни как она есть, чем к философским размышлениям о судьбе страны. В Москве уже так давно не снимают, даже если когда-то хотели. Именно поэтому Герман интересен.

«Под электрическими облаками» — самый пока успешный фильм режиссера. Он был показан в конкурсе последнего Берлинского кинофестиваля и получил «Серебряного медведя» за выдающиеся достижения в области киноискусства (операторы Евгений Привин и Александр Михальчук). Забавно, что, хотя фильм действительно визуально оригинален, как настоящий представитель интеллигенции, особенно петербургской, Герман, при всей недосказанности и «визуальности» его фильмов, очень любит текст (а чего еще ждать от внука писателя и сына сценаристки?). «Под электрическими облаками» начинается с закадрового текста о том, что глобализация не спасла мир и не сблизила людей. Наоборот, на экране происходит печальный абсурд одиночества и разобщенности. В первой из шести глав фильма под названием «Чужая речь» действие происходит в неприветливой заснеженной тундре, абсурд которой придают расставленные пляжные зонтики, а герои обсуждают, что вот до чего дошел прогресс — научились проецировать кислотные изображения на облака. Научиться-то научились, но зачем — непонятно. Жизнь людей от этого лучше не стала, поэтому по тундре ходит печальный гастарбайтер со сломанным магнитофоном и ищет ремонт электротехники.

В следующей главе «Наследники» брат с сестрой, «люди мира», приезжают в родной дом после смерти богатого отца и обсуждают, что делать с его недостроенным небоскребом в безлюдной местности. У половины героев идет носом кровь. Красивые интеллигентные лица, которые можно встретить только в Петербурге, тоже по-питерски излучают привлекательное вырожденческое нездоровье. Экскурсоводу в музее, двор которого хочет застроить карикатурный олигарх, не хватает на ноутбук, но он мечется между совестью и практичными крамольными мыслями. По телевизору Горбачев объявляет о распаде СССР. Действие «Под электрическими облаками» происходит в 2017-м году, и Герман показывает мифологическое вязкое место, где никогда ничего не изменится. Интеллигенты будут страдать, потому что не живут жизнью непонятных ими 90% населения, будут спокойно снимать свои фильмы и ездить за границу, как в 1970-х, и обсуждать Малевича и Толкиена. За неделю до премьеры прогрессивная общественность (идеальная аудитория автора Германа) ссорилась в соцсетях из-за очередного интервью сыгравшей в «Под электрическими облаками» небольшую роль Чулпан Хаматовой, в котором она говорила о допустимости компромисса в спорах с властью ради лучшей жизни для детей. Более уместного комментария к мысли, что в России никогда ничего не меняется, трудно себе представить. Герман, возможно, стоит особняком в современном отечественном киносообществе, но в советско-российской кинотрадиции он свой, продолжатель и выразитель.