Искусство От великого до смешного: что стало с паблик-артом
Искусство
От великого до смешного: что стало с паблик-артом
© gettyimages.com; florentijnhofman.nl; ru.wikipedia.org; wikiart.org
«РБК Стиль» изучил историю паблик-арта: от работ-размышлений о пространстве и времени 1970-х до гигантских надувных желтых уточек, плавающих по рекам и каналам цивилизованного мира в XXI веке. Кажется, жить стало веселее.

Опознать паблик-арт среди другого искусства можно всего по одному признаку: он всегда расположен в пространстве города или на природе. Официально термин появился в 1960-х в США, но сам паблик-арт существовал и раньше, ведь к нему можно отнести многие скульптуры и даже «перформансы» прошлого. Например, к нему можно приписать акцию Диогена, во время которой он ходил днем по Афинам с фонарем и кричал: «Ищу человека», или образцовую инсталляцию — Стоунхенжд. Мы вспомнили 10 главных работ жанра за последние 50 лет, чтобы разобраться, что изменилось с тех пор.

 

 

 

 

Роберт Смитсон Спиральная дамба


1970 г.

 

 

Паблик-арт, расположенный на природе, называют лэнд-артом. Одно из главных его произведений — огромная рукотворная каменная спираль в соленом озере в Юте. Полностью ее обозреть можно только с воздуха, а если прийти по берегу, то остается только прогуляться по дамбе от начала до конца, на котором, впрочем, ничего нет.

Все произведение, кажется, не несет никакого смысла. Его цель — акцент на восприятии окружающего пространства и переживании ощущений от бесцельного пути вдалеке от цивилизации среди озера с красноватой водой.

 

 

 

 

Нэнси Холт
Солнечные тоннели


1973-1976 г.

 

 

Лэнд-артисты любят создавать произведения в необитаемых или труднодоступных местах. Вот и работа Нэнси Холт расположена в дикой пустыне Юты. 4 тоннеля, выложенные крестом, сделаны для наблюдения за солнцем во время солнцестояния или за закатами и рассветами в любое время года. Художница говорила, что она пытается сфокусировать внимание зрителя на деталях: представляя ежедневное природное явление как уникальное событие, достойное нескольких часов пути, Холт создает вокруг закатов-рассветов почти магическую ауру.

 

 

 

 

Уолтер де Мария
Поле молний


1977 г.

 

 

Участок площадью 1 км х 1 милю в пустыне в Нью-Мексико утыкан лесом шестиметровых громоотводов. Во время грозы они притягивают молнии и создают над полем настоящие световые шоу. Увидеть их можно, заселившись в отель-вагончик на окраине «Поля молний». Грозы в Нью-Мексико случаются вовсе не каждую ночь, но художник на их регулярность и не рассчитывал и главным в своем произведении считал опыт зрителя. Действительно, те, кто пережили ночь рядом с полем и не застал непогоды, рассказывают о потрясающем чувстве ожидания чуда и об опыте прогулок по ночной пустыне и единения с природой. Блоггер Тайлер Грин по этому поводу писала: «Ленд-арт — это не хвастовство художника. Ленд-арт — это скромность, это согласие на то, что твое искусство покажется карликовым перед лицом Земли».



 

 

Ричард Серра
Точка опоры


1987 г.

 

По работам одного из немногих работающих до сих пор художников-минималистов можно изучать отличительные особенности этого художественного движения:

1) простота формы;
2) использование промышленных материалов; 3) акцент — не на содержании, а на опыте общения зрителя с произведением.

 

 

 

 

Джефф Кунс
Щенок


1992 г.

 

 

1990-е — время, когда категоричные модернистские течения вроде минимализма перестали быть главными в искусстве, и на смену им пришел постмодернизм — смешение всего и вся, полное отсылок к прошлому, иронии и человечности: 12-метровый щенок, покрытый цветами, кажется гораздо привлекательнее, чем нагромождение железных плоскостей  Ричарда Серра.

Джефф Кунс — один из самых дорогих современных художников, и его часто обвиняют в том, что искусство у него превращается просто в товар, не имеющий никаких художественных свойств. Тем не менее в «Щенке» их найти все-таки можно: огромная игрушка — символ детства, в которое хотят погрузиться люди, чтобы забыть катастрофы ХХ века.

 

 

 

 

 

Обернутый Рейхстаг


1995 г.

 

 

Кристо и Жан Клод — мастера художественной упаковки: за свою карьеру они успели обернуть тканями предметы от печатной машинки до островов в Бискайском заливе или парижского моста, но главное их произведение — Рейхстаг.

В 1995 году его депутаты бурно обсуждали проект: аргументов против «упаковки» Рейхстага высказывалось более чем достаточно: приводились доводы, что проект оскорбляет достоинство парламента, а деньги следовало бы использовать более рационально, например на социальные нужды. В результате любовь к искусству все-таки победила и здание обернули тканью на 14 дней.

Материя колыхалась от порывов ветра — казалось, что Рейхстаг всегда в движении, а сам художник говорил: «Ткань подчеркивает сущность предмета. В завернутом Рейхстаге есть некая иррациональная свобода».

 

 

 

Клас Ольденбург
Падающий рожок


2001 г.

 

Художник известен тем, что делает гигантские реплики ежедневных предметов: то разбросает на площади огромные кегли, то воткнет в поле десятиметровую лопату, то поставит бейсбольную биту размером с половину офисного здания. В 2001 году он создал «падающий рожок» для немецкого торгового центра. Эта и другие его работы мимикрируют под рекламу, но на самом деле являются критикой общества потребления — огромные копии товаров массового спроса должны заставлять задуматься о том, сколько всего мы используем каждый день.

 

 

 

 

 

 

 

Чарльз Робб
Памятник Чарльзу ла Тробу


2007 г.

 

Памятник вице-губернатору Мельбурна Чарльз Робб перевернул вверх ногами вовсе не из неуважения: таким образом автор раскритиковал систему ценностей общества, которое наводняет города бессмысленными монументами, но забывает об увековечивании действительно значимых фигур и моментов истории. Еще памятник ла Тробу — символ эпохи, в которой традиционные ценности больше не играют главной роли в обществе и все устройство мира оказалось повернутым вверх тормашками.

 

 

 

 

 

 

А что у нас?



Программа «Расширение пространства» фонда V-A-C
Приход хорошего паблик-арта в Москву не за горами: фонд V-A-C недавно провел открытый конкурс и отобрал 7 проектов, которые будут реализованы. Вот они:

Соня Гимон. «Проживая в пропаганде»: высказывания советских и российских политиков об архитектуре в виде лозунгов на крышах домов.

Арсений Жиляев. «Смело, товарищи, в ногу!»: ограда для парка «Красная Пресня», составленная из слов знаменитой революционной песни.

Анна Кривцова. «Леса»: навесные горшки для деревьев и другой растительности, устанавливаемые на строительные леса.

Анастасия Рябова. «Звездный проспект-2»: новая улица в Москве в форме звезды.

Кирилл Савченков. Музей скейтбординга: документальные материалы об уличном спорте в музейных киосках в переходах метро.

Валентин Фетисов. Памятный знак бассейну «Москва»: вентилятор на выходе из метро Кропоткинская, который распространяет запах хлорки в память о несуществующем уже бассейне на месте храма Христа Спасителя.

Давид Эссейн. «Неглинная»: голубая линия на улицах Москвы, повторяющая форму русла запрятанной под землю реки Неглинной.

 

 

 

 

 

 

Олафур Эллиасон
Водопады


2008 г.

 

 

Искусственные водопады, установленные в 2008 году в Нью-Йорке, стали одним из самых дорогих паблик-арт проектов в истории — в общей сложности конструкции стоили больше $15 млн. Деньги были потрачены не просто так: художник призывал задуматься об исчерпаемости природных ресурсов.

 

 

 

 

 

Флорентин Хоффман
Резиновая утка


2007-2014 г.

 

 


Еще один памятник детству — резиновая уточка размером 26×20×32 м и весом 600 кг — успела поплавать в 22 городах по всему миру: от Японии и Китая до США и Канады. Безобидная с виду, она однажды даже стала символом свободы и подверглась опале: в годовщину волнений 1989 года в китайском твиттере была в ходу вариация на знаменитую фотографию, где один человек останавливает колонну танков — только вместо танков на ней была армия желтых птиц Флорентина Хоффмана. Китайские власти тогда изображение заблокировали, но оно стало лучшим доказательством того, что хорошее искусство не должно выглядеть серьезно (или занудно) — ведь даже резиновые уточки помогают нам понять болевые точки общества и таким образом выполняют одну из главных задач contemporary art.

 



 

 

 

«Четвертый постамент»
на Трафальгарской площади



Главная выставочная площадка для паблик-арта  — Трафальгарская площадь. Пустующий на ней постамент отдали художникам, которые регулярно показывают там свои работы. Самые знаменитые из них: скульптура безрукой художницы работы Марка Куинна, памятник колониальному прошлому Англии в виде корабля в бутылке африканского художника Йинки Шонибаре, а сейчас на постаменте — «Лошадь» Ханса Хааке, под копытом у которой котировки с лондонской биржи.