Искусство Любовь к искусству или эффект толпы: в чем феномен успеха выставки Серова
Искусство
Любовь к искусству или эффект толпы: в чем феномен успеха выставки Серова
© Tass
Выставка Валентина Серова в филиале Третьяковской галереи на Крымском Валу стала главным культурным и общественным событием января. «РБК Стиль» выяснил у искусствоведов и у психолога причины ее феноменальной популярности.

Полевая кухня, организованная около здания ЦДХ силами МЧС, гигантские очереди на входе, выломанная посетителями дверь и бесконечные упоминания в соцсетях – выставка Серова стала настоящим культурным феноменом. По информации пресс-службы Третьяковской галереи, экспозицию посетило более 400 тыс. человек. Самая посещаемая выставка русского искусства в России за последние 50 лет – так оценила этот результат генеральный директор Третьяковки Зельфира Трегулова. «РБК Стиль» попросил сторонних экспертов объяснить причины феноменальной популярности выставки Серова.

 

 

 

Милена Орлова
главный редактор The Art Newspaper Russia

 

У нас достаточно хороших выставок и хороших русских художников, на которых имеет смысл стоять в очереди, но здесь совпали сразу несколько факторов. Главная причина успеха — работа самого музея и его директора Зельфиры Трегуловой. Трегулова возглавляет Третьяковскую галерею меньше года. Фактически такая большая выставка здесь у нее первая. Подготовка к Серову началась еще при предшественнице Трегуловой — Ирине Лебедевой.

Но Зельфира Исмаиловна внесла свою лепту: немного изменила экспозицию, ей важно было привезти работы, которые не показывались здесь с момента их создания. В частности, некоторые портреты членов царской семьи и «Занавес» из бывшей коллекции Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской, которая сейчас находится в Константиновском дворце в Санкт-Петербурге. Сработал и PR-эффект. Трегулова дала много интервью, сама водила экскурсии, и акцент был сделан на то, что Валентин Серов  самый главный русский художник. С этим можно поспорить, но все равно это была очень энергичная рекламная кампания. Сама выставка получилась действительно хорошей.

tass

Картина художника Валентина Серова «Портрет Иды Рубинштейн» (1910 год) на ретроспективной выставке, приуроченной к 150-летию со дня рождения художника

 

Кроме того, эта живопись хорошо знакома, а для зрителя важен элемент узнавания. Если бы это был совсем невиданный художник, возможно, такого успеха и не было бы. А здесь человек приходит и понимает, что где-то уже это видел, слышал о художнике. Возможно роль сыграло и то, что многие люди сейчас не могут уехать в другой город, в другую страну. В тяжелые времена им хочется чего-то светлого и прекрасного. И им кажется, что это светлое и прекрасное есть в художнике Серове. Приятно посмотреть на спокойную, красивую жизнь до войн и революций. И вот зрители ищут эти ресурсы рядом. И что может быть проще, чем пойти в музей и посмотреть выставку?

 

 

 

Андрей Сарабьянов
искусствовед,
руководитель Центра авангарда

 

Выставка Серова действительно получилась интересной, достойной, сделанной с любовью и с пониманием художника, за что огромная благодарность Третьяковской галерее. Тем не менее я думаю, что не надо строить иллюзий, что народ прямо так полюбил Серова. Мне кажется, дело в другом: у нашего народа очень глубоко внедрено в головы имперское сознание.

Он тяготеет к власти и относится к ней, как к одному лицу, ее представляющему. И для народа это лицо очень важно. А на этой выставке много портретов и Николая II, и Александра III, и великих князей и княжон. И даже юсуповской семьи и самого Юсупова, который участвовал в покушении на Распутина. Все это вместе, я думаю, привлекает в наибольшей степени, в этом и кроется секрет успеха этой экспозиции. Не уверен, что на следующую крупную ретроспективу – выставку Айвазовского – будет такой же наплыв. Но посмотрим. 

 

В. Серов, Портрет Николая II (Третьяковская галерея)                          wikipedia.org

 

Валентин Серов, автопортрет                                                wikipedia.org


 

 

 

 

Марк Сандомирский
психотерапевт, тренер Института групповой и семейной психологии и психотерапии

 

Количество людей, посетивших выставку Серова, явно во много раз превышает количество людей, регулярно интересующихся живописью и вообще разбирающихся в искусстве. Выставка Серова – это индикатор не только отношения к искусству, но и состояния общества в целом, особенно его массовизации. Когда люди встревожены и испытывают неуверенность в завтрашнем дне, они более склонны к подражательному реагированию, которое выливается в «феномен толпы».


Резонансные явления в сегодняшнем обществе, связанные с переживанием кризиса, повышают склонность к образованию толпы. Именно это мы и наблюдаем вокруг выставки Валентина Серова: происходящий резонанс подогревает интерес, и в толпу вливаются все новые участники, стремящиеся приобщиться к предмету массового ажиотажа. Для многих важно не столько посмотреть картины, сколько принять участие в том, в чем задействованы все, и несколько успокоить этим свои тревоги в повседневной жизни. Для них «неделя прожита не зря»: есть, чем гордиться и что обсуждать в кругу знакомых.

 

Очередь на вход в Третьяковскую галерею                                                     tass

 

Также из-за долгого кризиса, размывания ценностей, неопределенности представлений о будущем многие люди теряют социально-психологические опоры. Они сомневаются, правильными ли были их представления о жизни, и задаются вопросом: «Как жить?». Это вызывает у людей состояние регрессии, желания вернуться в прошлое. Например, к тому состоянию общества, идеалам в искусстве, спорным вопросам, которые были много лет назад. Те, кто действительно интересуется живописью и хорошо знаком с творчеством Серова, движением мирискусников, глядя на работы художника, вспоминают, что происходило в российском обществе сто лет назад: ожидания грядущей катастрофы, нескончаемые споры западников и славянофилов – то же самое, что оживает в массовых настроениях сегодня. Многие воспринимают творчество Валентина Серова как пример интеллектуального импортозамещения. Ведь это искусство  наше родное, учитывающее специфику российской культуры и имеющее глубокие исторические корни, и потому оно оказывается для многих людей привлекательным. Есть еще и второй пласт регрессии.

Для многих людей, чье советское детство было достаточно счастливым и безоблачным по нынешним меркам, картины Серова, хотя бы та же самая «Девочка с персиками», ассоциируются с иллюстрациями в школьном учебнике. То есть с моментом того самого детства, где было хорошо и куда этим людям хочется хотя бы на какое-то короткое время вернуться. Поэтому они решают посмотреть, что же еще написал этот художник, помимо «Девочки с персиками». Скорее всего, если бы эта выставка проходила в другое, более спокойное для общества время, то такой экстремальной популярностью она бы не пользовалась.