Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Кругозор Вся смелость мира: 4 океана в регате Volvo Ocean Race
Кругозор
Вся смелость мира: 4 океана в регате Volvo Ocean Race
© пресс-служба Volvo Ocean Race
14 октября начинается главное событие парусного спорта — кругосветная гонка Volvo Ocean Race. К старту регаты длиной в девять месяцев и более 45 тыс. морских миль «РБК Стиль» подготовился вместе с яхтсменом и путешественником Сергеем Аксёновым.

В 2017 году гонку проведут в 13-й (тут суеверные моряки скрестили пальцы) раз. Она берет начало в 1973 году — тогда регата называлась Whitbread Race, по имени титульного спонсора, британской пивоваренной компании, теперь переквалифицировавшейся на ресторанно-гостиничный сектор (сети Premier Inn и Costa Coffee). Маршрут первой гонки составили так, чтобы повторить пути торговых парусников-клипперов конца XIX века, легендарной эпохи парусного флота, когда девиз «Правь, Британия, морями» разносился по миру, а над Британской империей не заходило солнце. Посмотреть исторический старт первой регаты в Портсмуте прибыло около трех тысяч судов, от больших кораблей до маленьких шлюпок. Проходила она в четыре этапа, с промежуточными остановками в Кейптауне, Сиднее и Рио-де-Жанейро, и длилась более шести месяцев.

Это была первая кругосветная парусная гонка для яхт с полными экипажами и второе кругосветное спортивное соревнование в истории. До него была только регата Sunday Times Golden Globe Race, прошедшая пятью годами ранее, но она была рассчитана на гонщиков-одиночек и, мягко говоря, не увенчалась успехом: до финиша добрался один участник, а еще один сошел с ума и, оставив предсмертную записку, выбросился за борт.

Во вcе времена кругосветка под парусом считается среди моряков вызовом сродни покорению Эвереста для альпинистов. Почти полвека назад это было практически подвигом, но и сегодня такое мероприятие не для слабых духом. Океанские этапы протяженностью шесть-семь тысяч морских миль (больше 10 тыс. км) могут длиться целый месяц, и все это время команда находится в постоянном напряжении: каждая ошибка отдаляет яхту от тех, кто лидирует, и приближает тех, кто позади. Несмотря на то, что экипаж разбит на вахты, команда «все на палубу» для смены парусов может прозвучать в любой момент дня и ночи. Остальное время поделено между подвахтой, на которой у каждого члена команды есть свои задачи: навигация, связь, технические работы по яхте; и сном — на откидных койках со страховочными ремнями. Яхта под парусом практически всегда идет с заметным креном, поэтому весь быт яхтсменов тоже устроен под углом. Добавляют экстрима океанские волны, которые на проходящих в южных широтах отрезках гонки могут достигать в высоту шести и более метров.

Фото: пресс-служба Volvo Ocean Race

Ветер срывает с них шапки пены и поливает палубу соленым горизонтальным водопадом. Питание — сублимированные продукты. Корпорация Mars запускала рекламный слух, что самой ценной валютой на борту гоночной яхты является батончик Snickers, и эта шутка не так далека от правды. Если поискать аналогию в мире спорта, то сочетание ветра, воды, необходимости крутить лебедки и тянуть шкоты больше всего напоминает растянутый на несколько недель Iron Man.

Первая Whitbread Race была любительской гонкой, но вызвала такой интерес в Англии, Франции, Испании и других традиционно «яхтенных» странах, что уже во второй гонке приняли участие яхты и экипажи, спонсируемые крупными и средними коммерческими компаниями. В их числе были французские Gauloises II и 33 Export (последнее — марка «северного» французского лагера, логично бросившая вызов чопорным островитянам с их светлым элем), а также испанская Telefonica.

В 1989 году в гонке участвовала советская яхта «Фазиси», построенная на верфи в Поти, нынешняя Грузия. Спустя год после полета «Бурана» нам снова удалось сделать практически невозможное: почти не имея опыта конструирования океанских гоночных судов, без финансирования (только в последний момент удалось подписать спонсорский контракт с Pepsi) лодка была спроектирована, построена, перевезена в Англию на самолете «Руслан», за несколько дней до старта дооснащена, приняла участие в гонке и финишировала на 11 месте из 23 возможных. В этом же году гонку впервые приняли США: один из этапов финишировал в Форт Лодердейл, яхтенной столице Флориды.

Фото: пресс-служба Volvo Ocean Race

Мероприятие обрело современную форму и продолжительность: 3-4-недельные гоночные этапы чередовались неделей отдыха для экипажей и технического обслуживания для лодок. После каждого этапа яхта-победитель получала одно очко, занявшая второе место — два и так далее. В финале очки суммировались и набравшая минимальное количество команда становилась победителем.

В 2001 году право проводить гонку выкупил концерн Volvo, у регаты появилось ее современное имя и началась новая жизнь. Шведы взялись за популяризацию регаты, начав с того, что добавили к на тот момент девяти океанским этапам девять портовых гонок на короткие дистанции с аналогичной системой начисления очков. Портовые гонки шли в отдельный зачет: если вы не стали первыми в большой регате, то теперь могли получить утешительный приз за лучшие показатели на коротких дистанциях. Расчет оправдался: недолгие, но эффектные, на пределе физических возможностей экипажей, взрывные соревнования вписались в телевизионный формат и вызвали прилив интереса к гонке во всем мире. В состав каждого экипажа ввели дополнительного участника-журналиста, который не мог участвовать в управлении яхтой, а был обязан подробно описывать все происходящее на борту на океанских отрезках регаты, передавать по спутниковой связи фотографии и видеоролики. Это был уже профессиональный спорт: Illbruck, Tyco, Abloy, Amer Sports — сегодня мало кому что-то говорят эти названия, но тогда это были крупные европейские и транснациональные компании. Свою команду выставила даже медиаимперия News Corp Руперта Мёрдока.

Фото: пресс-служба Volvo Ocean Race

Однако битва рекламных бюджетов привела к тому, что соревнование становилось все более дорогостоящим. Апофеозом стало участие в 2005 году команды Pirates of the Caribbean на яхте с названием Black Pearl, спонсируемой корпорацией Disney, выпустившей тогда второй фильм франшизы про Джека Воробья. Официальный бюджет команды составил €12 млн, но по слухам его превысили чуть ли не втрое, и даже при такой мощной поддержке современная «Черная жемчужина» уступила первое место команде банка ABN AMRO. В том году на старт вышло вместо обычных 15-20 всего семь яхт.

В 2008 году суммарный официальный бюджет команды Ericsson, выставившей две лодки, одна из которых победила в общем зачете, составил €50 млн. Второе место обошлось команде Puma в €20 млн. В том же году российский миллионер Олег Жеребцов, сооснователь сети «Лента», спонсировал постройку лодки и участие в гонке команды Team Russia, где он сам, правда, был единственным россиянином. Олег переоценил свои финансовые возможности, и после трех этапов команда выбыла из гонки. Яхта снова приняла участие лишь в последнем этапе, финишировавшем в Санкт-Петербурге, городе, где началась предпринимательская карьера Жеребцова. Вскоре после финиша бизнесмен продал долю в «Ленте» инвестиционным фондам — по слухам, чтобы закрыть зияющую дыру в своем бюджете. Впрочем, все яхтсмены и любители спорта согласятся, что построить яхту и принять на ней участие в кругосветной гонке — лучший в мире способ расстаться со своим состоянием.

Тему денег иллюстрирует разговор на Marmaris Race Week в 2013 году, где яхта Volvo Ocean, ранее принадлежавшая команде Delta Lloyd, участвовала под новым названием Black Betty. Турецкий шкипер жаловался, что у дорогих композитных парусов и веревок ограничен срок годности: через определенное количество подъемов и спусков они растягиваются и перестают держать форму. «Понимаешь, Сержан, просто выйти в море и поставить грот на этой яхте стоит минимум €200!».

Фото: пресс-служба Volvo Ocean Race

Одной из причин раздутых бюджетов были открытые правила участия: каждая команда строила свою яхту сама, а перед стартом должна была пройти обмерную процедуру, чтобы уложиться в общую формулу, включавшую в основном длину общую и по ватерлинии, вес корпуса и киля, площадь парусов и высоту мачты. Такая постановка задачи превратила со временем гонку из спортивного события в соревнования конструкторов, а также вела к понижению прочности и надежности яхты. В те годы родился анекдот, что правильно построенная гоночная лодка должна развалиться на части и затонуть сразу после финиша; если этого не случилось, то она была сконструирована слишком прочной, а значит тяжелой. С учетом разнообразных условий, которым яхты подвергались в ходе многомесячной гонки в различных широтах, участились случаи поломок и отказа техники.

Нельзя, впрочем, не признать, что времена Volvo Open 70 (так назывался класс яхт-участниц и одновременно правила их постройки) были апогеем гоночного океанского судостроения. До сих пор у меня перед глазами стоит раннее июньское утро на траверзе маяка Толбухин в Кронштадте, и восемь фантастических машин, почти бесшумно рассекающих стальные волны Балтики. Любые попытки поравняться с ними на нашей 11-метровой парусной лодочке приводили к тому, что в объективы фотокамер попадала лишь их корма, несмотря на то, что финиш уже состоялся и лодки на одних гротах просто барражировали в ожидании таможенников и журналистов. А когда для их прохода к Петропавловской крепости, где должна была состояться церемония награждения, развели все мосты на Неве, весь город, казалось, высыпал на набережные. Не могу сдержать улыбку, вспомнив, как одна российская журналистка, глядя на интерьер яхты, сделанной из углеволокна и космических композитов, задала вопрос шкиперу Торбену Граэлу: «А почему у вас тут такое все черное? Можно же было покрасить изнутри?». Человек, только что обогнувший под парусом земной шар и победивший в одной из самых престижных регат планеты, с абсолютно серьезным лицом ответил: «Не думаю, мисс, что яхта от этого стала бы быстрее».

Так или иначе, три года назад правила гонки в очередной раз изменили. В 2014-м на смену классу Volvo Open 70 пришел новый формат Volvo Ocean 65, класс-монотип, спроектированный знаменитым конструкторским бюро Farr Design, и построенный при участии яхтенных верфей всей Европы. Яхты стали одинаковыми, более безопасными, и организаторы даже пообещали, что запаса их прочности хватит на две гонки. Резко снизить бюджет участия также помогло то, что все ремонтные и сервисные работы с яхтами теперь легли на плечи общей службы технической поддержки; запчасти, расходные материалы и паруса были унифицированы. Стоимость новых лодок, включая тренировочные и гоночные паруса, составила €4,5 млн против €20-30 млн, которые ранее участники должны были потратить на постройку яхт класса Volvo Open 70. Также сократился экипаж — с 10 до 8 человек (не считая выделенного репортера).

Сюрпризом стало впервые за 12 лет анонсирование участия в гонке для чисто женских экипажей (для них даже сделали послабление в количестве участниц до 11: на коротких дистанциях это уравнивало шансы с мужчинами, поскольку в таких гонках часто многое решает распределение веса экипажа по яхте). Этой возможностью воспользовалась глобальная корпорация SCA, выставившая на регату экипаж звезд женского парусного спорта под девизом «Забота о жизни».

Фото: пресс-служба Volvo Ocean Race

Что это была за гонка! С первых дней стало ясно, что переход от открытого класса к монотипному, когда все экипажи находятся в равных технических условиях, превратил ее в настоящий спорт. На первом же отрезке длиной почти 6500 морских миль (или 12 тыс. км) от средиземноморского Аликанте до южноафриканского Кейптауна, который продолжался 25 дней и ночей, разрыв между первой и второй яхтами на финише составил всего 12 минут! Благодаря прекрасному освещению гонки в медиа сотни тысяч людей по всему миру в реальном времени следили за всеми перипетиями борьбы: внезапным ночным выбросом на риф яхты Vestas Wind, потерей мачты командой Dongfeng.

Огромный интерес вызывали портовые гонки в каждом городе, куда приходила регата: были фанаты, которые специально летали по всему миру, чтобы посмотреть за каждой из них. Посещение гоночной деревни рекомендовано всем, кто хоть немного интересуется морем и парусным спортом. С расписанием остановок можно ознакомиться на сайте регаты: в этот раз спортсменов примут Лиссабон, Кейптаун, Мельбурн, Гонконг, Гуанчжоу, Окленд, бразильский Итажай, Ньюпорт, Кардифф, Гётеборг (где находится штаб-квартира шведского концерна Volvo), а финиш состоится в Гааге. Если вы планируете отпуск в этих местах — уделите один-два дня на многочисленные аттракционы для зрителей, включающие макет яхты в натуральную величину с полным внутренним устройством. И, конечно, на то, чтобы своими глазами увидеть эти головокружительные состязания и посмотреть вблизи на команды лучших из лучших атлетов парусного спорта, покоряющих свой яхтенный Эверест.

Первая портовая гонка 14 октября состоится в Аликанте в 14:00 по местному времени. А старт первого этапа Volvo Ocean Race 2017-2018 — там же и в то же время 22 октября. Официальным хронометристом девятимесячной регаты, судьбу которой решают доли секунды, в этот раз выступит OMEGA. Новое партнерство марка празднует выпуском модели часов Seamaster Planet Ocean 600M “Deep Black” в красном цвете. Его вкрапление символизирует первый цвет спектра, исчезающий в океане на глубине около 5 м. Финальная портовая гонка пройдет 30 июня 2018 года.