Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Кругозор Абрамович и Потанин: два развода как две имидж-стратегии
Кругозор
Абрамович и Потанин: два развода как две имидж-стратегии
© Michael S. Williamson/The Washington Post via Getty Images
Наталья Потанина четыре года пытается отсудить у бывшего мужа миллиарды рублей. А Роман Абрамович добровольно отдаст Дарье Жуковой $1 млрд. В имиджевых составляющих разводов разбирался Гарри Юровчик, глава департамента маркетинга GL Financial Group.

Эти два примера наглядно показывают, как на практике отличаются российский и европейский подход не только к правам женщины в браке, но и к имиджевой составляющей развода. Успешные западные предприниматели предпочитают решать финансовые вопросы мирно, не подмачивая репутацию излишним вниманием таблоидов. А те, кто этого не делает, обретают ненужную славу, которая прибавляет дополнительную горечь к почти неизбежному уменьшению капитала — суды чаще всего встают на сторону женщин. Западные суды, не российские. Мораль проста — хочешь иметь успешный бизнес в Европе, живи не только по юридическим законам Запада, но и по законам социальной среды.

Новость о разводе Абрамовича и Жуковой появилась в начале августа и по всем параметрам тянула на долгоиграющую сенсацию — тем более в жадный до новостей отпускной сезон. Но после довольно сухого совместного заявления скандальных подробностей так и не появилось. Зарубежные СМИ со ссылкой на источники сообщили только, что после расставания Жукова получит около миллиарда — по разным версиям, долларов или евро.

Роман Абрамович и Дарья Жукова
© Team Boyko/Getty Images

Несмотря на впечатляющую сумму, о разводе быстро забыли даже таблоиды: писать было решительно не о чем, разве что вспоминать предыдущий развод бизнесмена. Тогда все тоже прошло тихо: он отдал денег и имущества на общую сумму $300 млн, а также обязался оплачивать все расходы на детей.

Это популярный подход среди европейских бизнесменов, которые аккуратно относятся к публичности и озабочены собственной репутацией. В западных странах большинство разводов еще до суда заканчиваются выплатой круглой суммы в пользу бывшей жены. Чем громче и длительнее расставание, тем больше сумма. Семейные дрязги никак не добавляют бизнесмену респектабельности.

Во время одного из самых дорогих и скандальных разводов в истории сила общественного порицания обрушилась на французского арт-дилера Алека Вильденштейна. Жена Джослин застала его дома с юной моделью, тот перепугался последствий и пригрозил супруге пистолетом. После такой выходки ему пришлось выложить $3,8 млрд. В 1999 году нью-йоркский суд обязал его выплатить $2,5 млрд единовременно, вдобавок до своей смерти в 2008 году Вильденштейн отчислял по $100 млн ежегодно.

Джослин Вильденштейн
© Noam Galai/Getty Images

Подмоченная репутация, вывешенные на всеобщее обозрение капиталы и методы их зарабатывать привлекли внимание контролирующих органов ко всей семье — родственников Алека Вильденштейна впоследствии обвинили в отмывании денег и уклонении от уплаты налогов.

Неофициальный советник Трампа и владелец нефтегазовой компании Continental Resources Харольд Хамм разводился не так громко и однозначно — суд признал, что в распаде семьи со Сью Энн Арнолл виноваты оба. Но полюбовно договориться с женой он не смог, даже после того, как согласился отдать ей чек на $975 млн. Экс-супруга решила претендовать на большее, а СМИ подчеркивали: Энн провела с нефтяным магнатом 26 лет совместной жизни и получила всего 5% его состояния. Хамм обосновался в скандальных хрониках, а развод стал заметной частью его биографий на деловых ресурсах.

Харольд Хамм
© Chris Goodney/Bloomberg via Getty Images

В Европе за конфликтный развод бизнесменам достается еще крепче. Британский предприниматель Ричард Каринг, которому принадлежат несколько ресторанов и активы в модной индустрии, покинул 67-летнюю супругу ради 35-летней бразильской экс-модели. Газеты не стеснялись мешать личные промахи с деловыми эпизодами, будто бы указывая на общую неблагонадежность Каринга. Ему припомнили дружбу с британским бизнесменом Филиппом Грином, которому ставят в вину закрытие магазинов BHS и падение продаж Topshop. Прошлой осенью суд принудил Каринга отдать около половины состояния — £350 млн, сделав его развод одним из самых дорогих в истории Великобритании.

Российский бизнесмен Дмитрий Рыболовлев вряд ли хотел следовать скандальным примерам заокеанских коллег. Но мировое соглашение при его разводе с женой Еленой так и не было подписано. После судебного разбирательства предпринимателя обязали отдать бывшей жене $4,5 млрд. 

Дмитрий Рыболовлев
© Imago/TASS

Апелляция помогла Рыболовлеву снизить цифру до $603 млн, но и она намного больше, чем обычно получают экс-супруги в России. Даже самые респектабельные отечественные бизнесмены не придают большой роли мировым соглашениям. Финансовые потери при разводе для владельца крупного капитала в РФ, как правило, невелики. А о репутационных рисках беспокоиться еще не принято.

Так, металлург Алексей Мордашов в середине 90-х оставил семье квартиру в Череповце и автомобиль, а также согласился на алименты в размере $1500 ежемесячно. За несколько лет материальное положение бизнесмена ощутимо изменилось — в 2008 году он получил доход около $80 млн, что позволяло пересмотреть соглашение супругов.

В рунете с осуждением сопоставляли заработки Мордашова и мизерные алименты. Но дальше таблоидов и женских сайтов обсуждение не пошло, а бывшая супруга надолго застряла в разбирательствах, большинство из которых закончилось не в ее пользу. По иску бывшей жены даже были арестованы 32,5% акций «Северстали», но значительного ущерба компания от этого не понесла. В отличие от самой Мордашовой — суд попытался взыскать с нее более 200 млн руб. госпошлины и наложил арест на квартиру.

Безуспешно могут закончиться и разбирательства Натальи Потаниной в отношении главы «Норильского никеля». Развод супругов состоялся в 2014 году, решение Пресненского суда предусматривало компенсацию в размере 380 млн руб., трех земельных участков и двух домов. После этого Потанина подала два иска на общую сумму более триллиона рублей. Но инстанции несколько раз отказывали ей, прежде всего, по формальным признакам.

Владимир Потанин
© Александр Щербак/ТАСС

В Европе спор с экс-супругой мог стоить Владимиру Потанину миллиардов рублей и сопровождаться сотнями нелестных публикаций. Во время развода Абрамовича с предыдущей женой Ириной Маландиной в 2007 году британские СМИ подсчитывали, что компенсация могла составить от £1 млрд до £5,5 млрд, если бы дело решалось в суде. Между тем акционер «Евраза» намного «беднее» Потанина: он отстает по размеру состояния на $5 млрд и находится на четыре строчки ниже в рейтинге Forbes.

Щедрость Абрамовича легко понять. Если бизнес, имущество и семья находятся в европейской юрисдикции, приходится учитывать требования местного общественного мнения. Проще говоря, за безупречную репутацию и удовольствие быть европейцем нужно платить не только налоговой. Но далеко не все российские бизнесмены к этому готовы.