Кругозор Время тепла: как модели занялись благотворительностью
Кругозор
Время тепла: как модели занялись благотворительностью
© тимофей колесников
Еще десять лет назад, в середине нулевых, идея совместить модельный бизнес и благотворительность казалась не слишком очевидной. То, что в этом нет никакого противоречия, доказали сами модели. Истории этих трех красавиц-филантропов — тому пример.

Наталья Водянова

Фонд «Обнаженные сердца»

Десять лет назад, в 2006-м, Наталья Водянова провела первое светское мероприятие своего фонда «Обнаженные сердца». Вечер состоялся в Нью-Йорке, а в его проведении модели помогла дизайнер Диана фон Фюрстенберг. Тогда удалось собрать $350 тыс. А спустя два года за мероприятиями фонда закрепилось название Love Ball, на которых сегодня Наталья Водянова собирает по несколько миллионов долларов за раз. История «Обнаженных сердец» началась в 2004 году, после трагедии в Беслане, унесшей жизни 333 человек. Пытаясь понять, как помочь выжившим детям, Наталья увидела простое решение — пострадавших школьников нужно отвлечь игрой. Так родилась концепция — создание ярких пространств, которые стали бы своего рода терапией. А еще подходили бы для детей с особенностями развития. К тому моменту модель уже сама была мамой и хорошо помнила собственное детство. Работать Наталья Водянова, старшая из трех сестер в семье, начала в 11 лет, помогая матери торговать фруктами на рынке. Будущей модели было не до игр, поэтому их необходимость и последствия от отсутствия в жизни ребенка она понимала как никто другой.

© gettyimages

Правда, строительства одних площадок к 2011 году Наталье стало мало. И тогда фонд запустил программу «Каждый ребенок достоин семьи», направленную на поддержку родителей, воспитывающих детей с особенностями развития. Сама модель не раз признавалась, что ее личная история также послужила толчком к созданию «Обнаженных сердец». Родной сестре модели Оксане врачи поставили диагноз детский церебральный паралич и аутизм. Когда Водянова выходила с ней на прогулки, местные дети смеялись. Принять в свою компанию они соглашались только Наталью, но та от таких предложений неизменно отказывалась. Первый центр поддержки семей, в которых растут дети с диагнозами ДЦП, cиндром Дауна и аутизм, «Обнаженные сердца» открыли в родном городе Водяновой — Нижнем Новгороде. А сегодня они работают уже по всей России: от Калининграда до Советской Гавани и от поселка Верхний Фиагдон в Осетии до села Березово в Кемеровской области, охватывая территорию протяженностью 7181 км с запада на восток и 6706 км с севера на юг. В начале июня 2016 года, в разгар подготовки очередного благотворительного вечера Love Ball, Наталья Водянова родила пятого ребенка. А меньше чем через месяц, в окружении русских берез и установленных прямо посреди зала фонда Louis Vuitton клумб уже принимала слетевшихся в Париж со всего света гостей — от фотографа Марио Тестино и рэпера ­Канье Уэста до светских львиц Пэрис Хилтон и Ксении Собчак. Сейчас уже можно смело утверждать, что Love Ball сумел стать одним из главных событий «благотворительного календаря», наряду с вечером amfAR, выручка от которого идет на разработку способов лечения СПИДа, ужином Лео­нардо ди Каприо, направля­ющего средства на решение проблем окружающей среды, и проводимым уже более полувека гала-­балом Красного креста в Монако. Аукцион вечера, который в этом году был посвящен современному искусству, проходил под патронажем самого Sotheby’s, а в числе лотов значились работы Ильи и Эмилии Кабаковых, Олафура Элиассона и даже Фрэнка Гери, в чьем архитектурном творении и проходил вечер.

Наталья Водянова с самого начала стремилась сделать благотворительность занятием «в удовольствие». И ей это удалось. На мероприятиях, будь то Love Ball или «Красочный забег», гости и участники вкусно едят, смеются, танцуют, бегают и посыпают друг друга разноцветной краской. А параллельно собирают солидные суммы, которые идут на добрые и нужные дела. Так, выручка от последнего Love Ball составила €3,88 млн. Эта цифра сложилась в результате аукционных торгов и платы за место за столиком, которую организаторы бала, правда, предпочли не озвучивать. А всего за время проведения светского мероприятия Натальи Водяновой собрать удалось почти €15 млн.

© gettyimages

Еще одно правило, которого придерживается модель в своей благотворительной работе, — не замалчивать проблемы. Не случайно запущенный совместно с Яной Рудковской и Димой Биланом в 2015 году проект получил название #немолчи. Тогда же певец записал одноименную песню, в клипе на которую снялась восьмилетняя Ника — девочка с синдромом Дауна. Сама Водянова всегда предельно честно и откровенно рассказывала и о собственном тяжелом и бедном детстве, и о сестре Оксане. «За последние пять лет благотворительность в России из табу превратилась в модную историю. Это произошло именно потому, что о ней перестали молчать», — считает Водянова и продолжает делать свое дело. «Свое дело» для Натальи сегодня — это и успешная карьера, и благотворительная деятельность. Причем выделить, что из них главное, а что второстепенное, уже невозможно.

В 2016 году Forbes включил Наталью Водянову в рейтинг самых высокооплачиваемых моделей мира. Она заняла в нем 11-ю строчку, заработав с июня 2015 по июнь 2016 года $5,5 млн. Водянова выходит на подиум, снимается для обложек журналов и в рекламных роликах. При этом ее участие в работе «Обнаженных сердец» никак не назовешь номинальным. Успехи фонда топ-модель называет одними из самых значимых лично для нее. И признается, что больше всего любит, когда ее поздравляют с открытием очередной игровой площадки «Обнаженных сердец». Такой, какой не было в ее детстве. Самая маленькая игровая площадка обошлась фонду в €5 тыс., а самый крупный парк, расположенный в городе Советская Гавань Хабаровского края, — в €263 тыс. Собственным детям Наталья Водянова тоже рассказывает о людях с ограниченными возможностями. А еще привлекает к участию в благотворительных мероприятиях фонда. «Я очень много и тяжело работаю, и детям гораздо легче объяснять, зачем я это делаю, когда они сами это видят», — объясняет Водянова. Сейчас ее старшему сыну Лукасу уже 14 лет, и он часто про «Обнаженные сердца» говорит «наш фонд». А сама модель надеется, что когда-нибудь она передаст фонд именно в руки своих детей.



Петра Немцова

Фонд The Happy Hearts Fund

История модели Петры Немцовой вполне могла бы послужить сюжетом для фильма. Немцова родилась в маленьком чешском городке Карвина, население которого едва превышает 50 тыс. человек. Путевкой в жизнь для девушки стал выигранный модельный конкурс, после которого она перебралась в Прагу, а оттуда в Париж. Правда, сегодня дом Немцовой находится далеко от родной Чехии. Вот уже несколько лет модель живет на Гаити, где основанный Петрой благотворительный фонд The Happy Hearts Fund занимается строительством школ.
Сегодня благотворительная деятельность является ключевой для 37-летней модели. Но ее фонда могло бы и не быть, если бы не личная трагедия Немцовой. В 2004 года модель встречала Рождество в Таиланде вместе со своим женихом — фотографом Саймоном Атли. Утром 26 декабря, за несколько часов до того как пара должна была улететь домой, в Индийском океане произошло сильнейшее землетрясение магнитудой 9 баллов. Оно вызвало цунами, которое достигло берегов Шри-Ланки, Индонезии, юга Индии и Таиланда. Саймона Атли смыло волной, а его останки лишь спустя три месяца были обнаружены у берегов Суматры. Петре Немцовой тогда удалось выжить. Когда волна уже уносила ее в открытое море, она сумела схватиться за ветки пальмы, держась за которые провела восемь часов в ожидании помощи. Когда модель доставили в гос­питаль, у нее диагностировали многочисленные переломы костей таза и внутреннее кровотечение. Врачи не были уверены, сможет ли Петра ходить, но она смогла. А еще прошла реабилитацию всего за четыре месяца, хотя медики говорили, что она займет не меньше двух лет.

© gettyimages

После восстановления Немцова вернулась в Таиланд, где увидела разрушенные дома, больницы и школы. Петра поняла, что пробел в учебе для местных школьников может составить от четырех до шести лет. А это тот самый срок, за который можно получить начальное образование. Так родилась идея создать фонд The Happy Hearts Fund и сосредоточиться на восстановлении и строительстве школ.

Таиланд стал не единственной страной, где фонд The Happy Hearts Fund активно включился в работу. Петра Немцова смело отправлялась в регионы, пострадавшие от различных природных катаклизмов, чтобы возводить там новые учебные заведения и привлекать учителей. На сегодняшний день The Happy Hearts Fund работает в десяти странах мира. В Колумбию фонд пришел в 2011 году после разрушительного наводнения, на Филиппины — в 2013-м, после обрушившегося на островное государство тайфуна «Хайян», а в Непал — после серии землетрясений 2015 года.

В общей сложности за 12 лет работы фонд The Happy Hearts Fund построил 150 новых школ, вернуться в которые смогли почти 75 тыс. детей. Всех их модель считает своей семьей. А благотворительность называет самой лучшей модой на свете.



Даутцен Крус

Благотворительная кампания Knot On My Planet

Голландка Даутцен Крус — еще одна топ-модель из списка Forbes, которая в последнее время немало сил и времени посвящает благотворительности. В январе 2016 года вместе с мужем и пятилетним сыном она отправилась в Кению, где побывала в лагере Elephant Watch Camp. Здесь, с самом сердце национального заповедника Самбуру, топ-модель наблюдала за семействами слонов, живущими в естественных условиях. А вернувшись, присо­единилась к помощи фонду Elephant Crisis Fund и кампании по спасению животных Knot On My Planet. «Слоны во многом похожи на людей, — любит рассказывать Крус. — Они достигают пубертата тогда же, когда и мы, годами учатся у старших и доживают до 60 лет. Они умные, созерцательные, имеют сплоченные ­семьи и ухаживают за своими больными и стариками. И если мы сумеем уберечь их, то спасем и других животных».

© gettyimages

Тема защиты животных была близка Даутцен Крус с детства. Будущая модель родилась в сельской местности в голландской провинции Фрисландия. Дома у нее жили две черные кошки и три охотничьих стабихуна, а вот ходить в зоопарк и смотреть на животных в неволе маленькая Крус наотрез отказывалась. И даже перестала есть мягкий французский сливочный сыр.

Еще одна причина, по которой Крус включилась в кампанию по защите слонов, — связь животных с модельным бизнесом. Еще в 1955-м американский фотограф Ричард Аведон снял для рекламы новой коллекции Christian Dior самую высокооплачиваемую модель Vogue того времени Довиму. Кадр, где Аведон запечатлел модель стоящей между двумя слонами, стал самым знаменитым в ее карьере. «Слоны всегда были на наших снимках. Они стояли на заднем плане, тихие и смирные. И теперь пришло время для модной индустрии отдать им должное», — убеждена Даутцен Крус.

Убежденность явно придала модели сил. Она настойчиво убеждала коллег присоединиться к проекту. И ей это удалось. «Святая троица» модельного бизнеса — Синди Кроуфорд, Наоми Кэмпбелл и Кристи Тарлингтон — объединились ради кампании и снялись вместе впервые с 1989 года. Привлечь к Knot On My Planet Крус смогла не только других моделей. Леонардо ди Каприо, который уже не один год борется за сохранение популяции слонов, пожертвовал фонду Elephant Crisis Fund $1 млн. А бренд Victoria’s Secret передал Крус четыре VIP-приглашения на свой показ, прошедший 30 ноября в Париже, каждое из которых было продано на аукционе за $250 тыс.

Даутцен Крус не останавливается на достигнутом и уже планирует следующие инициативы по защите слонов. Ведь, по данным Elephant Crisis Fund, ради использования бивней каждые 30 минут в мире убивают одного из этих животных. Но и сейчас модели есть чем гордиться: кампания Knot On My Planet уже сумела собрать $10 млн.