Кругозор Битва 
на Шаболовке: Чем властям не угодила Шуховская башня
Кругозор
Битва 
на Шаболовке: Чем властям не угодила Шуховская башня
© Итар-Тасс; Wikipedia
Одной из главных достопримечательностей Москвы — Шуховской башне — грозит демонтаж и депортация то ли на ВВЦ, то ли в Самару. С такой инициативой выступило Минсвязи. Но у этой идеи чиновников появилась сильная оппозиция.

 Придется ли нам в скором времени покупать билеты в Самару, чтобы увидеть шедевр русской архитектуры?

Классическая геометрия конфликтов вокруг сносимых в Москве зданий известна давно: чиновники — за, общественность — против. Но в случае с радиобашней на Шаболовке, которая находится на балансе Министерства связи, этот незыблемый порядок оказался нарушен. Предложение министерства раскололо даже ряды чиновников: общественников, выступивших против демонтажа Шуховской башни, поддержали Министерство культуры и мэрия Москвы. Это позволяет надеяться, что башню, а вместе с ней и уникальную архитектуру целого района удастся сохранить.

 

  

 


Заповедник советского авангарда

 

На непосвященный взгляд, в Шаболовке нет ничего притягательного: неприметный, помаленьку ветшающий район старой застройки. Но для людей, знающих это уникальное место, настоящий заповедник советского авангарда. 

«Шаболовка, застроенная в 1920—1930-х годах, — это своего рода модель идеального конструктивистского города, архитектурная среда для нового советского гражданина, — объясняет уникальность района Александра Селиванова, историк архитектуры, сотрудник НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства. — Башню Шухова построили первой. А вокруг нее начал развиваться весь район. Здесь появились первый в стране дом-коммуна архитектора Николаева, жилые кварталы, спроектированные классиками советского конструктивизма. Это был образец того, какой должна стать вся советская Москва».

Шаболовка шла в авангарде эксперимента по полному обобществлению быта. Хочешь заселиться в дом-коммуну? Тогда выбрасывай старую мебель, иконы, кухонные принадлежности, обязуйся пользоваться общественной столовой. Социальные эксперименты большевиков давно провалились, а вот конструктивистская Шаболовка с Шуховской башней сохранились. Как оказалось, только для того, чтобы стать целью бюджетных оптимизаторов из Министерства связи.

 


Башня как конструктор

 

Строительство Шуховской башни началось в 1919-м, а закончилось весной 1922 года. Для своего времени она была уникальным архитектурным сооружением, несмотря на то что из-за дефицита металла в стране ее пришлось уменьшить с запланированных 350 м до 150 м. В основу проекта была положена новаторская идея гиперболоидной конструкции, которую Владимир Шухов запатентовал еще в 1896 году. Стальная сетчатая оболочка минимизировала сопротивление конструкции ветру, что делало ее устойчивой и долговечной.

Проект 350-метровой башни В. Г. Шухова, 1919

Идею убрать уникальную башню с Шаболовки Министерство связи озвучило в феврале. Чиновники предъявили выводы экспертизы о том, что башня в ужасном состоянии, вот-вот рухнет, а потому для спасения города ее надо разобрать, реконструировать и собрать заново уже на новом месте — например, в Парке им. Горького или на ВВЦ.

Первый «черный шар» идея получила от Министерства культуры. Там напомнили, что по закону об охране памятников перемещать их нельзя. Дальше в спор вступило архитектурное сообщество, соревнуясь в силе негативных эпитетов: «чудовищное невежество», «дичь», «инженерная безграмотность», «бред и словоблудие»… Башню нельзя разобрать, как конструктор LEGO, объясняют архитекторы: она собрана на тысячах заклепках, за столетие многие из них поржавели, и демонтировать ее можно, только распилив на куски. После этого даже собранная заново она перестанет быть уникальным памятником архитектуры и превратится в новодел.

Минсвязи, к слову, и не скрывает, что не стремится сохранить башню в ее первоначальном виде. Оно уже подготовило проект постановления правительства, предлагая восстановить демонтированную башню «на новом месте в объемах и пропорциях, повторяющих аналогичное сооружение, созданное в 1922 году». В свою очередь, защитники башни обратили внимание и на то, что экспертиза, выводами которой связисты пугают москвичей, проведена ЦНИИПромзданий — институтом, который специализируется на бетонных, а не стальных конструкциях. И в этом есть некий символизм — борьба бетона и стали. Со времен, когда Шухов строил свою башню, Россия утратила культуру работы с металлом, объясняет главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. «Строительная доктрина превратила Россию в «страну бетона»: из него строились заводские корпуса, мосты, хрущевки... Об ажурных стальных конструкциях Шухова забыли».

Что в итоге? По патентам Шухова строятся такие здания, как новый символ Лондона — небоскреб The Gherkin, а в России инженерная мысль деградирует. В середине 1990‑х на основе стальных конструкций соорудили новую крышу над стадионом «Лужники». Сергей Кузнецов, «никого не обижая», признает, что с точки зрения инженерной мысли и новаторства в сравнении даже с почти столетней башней Шухова это «позавчерашний день»: «Но, реконструируя сейчас «Лужники» к чемпионату мира по футболу 2018 года, эту крышу не трогают, выказывая уважение труду архитекторов. А башню Шухова мы пытаемся разобрать».

В разгар конфликта связисты сами подлили масла в огонь: мало того что предложили превратить башню в новодел, так еще и отправить в Самару. Ведь там к чемпионату мира по футболу надо построить новую телебашню. А зачем строить новую, если можно перевезти и «доделать» существующую?

 

 


Давление денег

 

Пытаясь понять мотивы Министерства связи, которое хочет демонтировать башню, архитекторы и градозащитники первым делом вспомнили московскую примету: «если сносят что-то старое, значит, хотят построить что-то новое». И руководствуясь логикой приметы, тут же подумали плохо о девелоперах. Сразу несколько собеседников РБК daily предположили, что участком интересуется компания «Баркли», которая строит жилые дома премиум-класса. Но в компании это предположение опровергают. «Корпорация «Баркли» не претендует и никогда не претендовала на земельный участок на месте Шуховской башни, — говорится в официальном ответе корпорации на запрос РБК. — Никаких проектов, связанных с застройкой либо иным использованием этого участка, у корпорации «Баркли» нет».

Действительно, пока земля под Шуховской башней находится в федеральной собственности, нет и никаких признаков того, что ее хотят отдать под застройку. Подозрительность градозащитников объясняется, видимо, прошлыми обидами: в нескольких кварталах от Шуховской башни «Баркли» строит 17-этажный элитный жилой дом. Ради этого проекта в прошлом году снесли Донские бани 1930-х годов постройки (они не имели статуса памятника архитектуры и не охранялись законом).

«Донские бани не были выдающимся памятником архитектуры, но это был элемент целостного архитектурного ансамбля Шаболовки, который разрушается такой точечной застройкой», — говорит доцент МАРХИ Анна Броновицкая.

Градозащитники опасаются, что снос Донских бань был пробным шаром и теперь та же участь грозит другим зданиям в этом районе. «Памятники эпохи авангарда, вообще архитектура начала XX века, у нас долгое время категорически недооценивались, — говорит Анна Броновицкая. — Многих уже не существует: разрушено Круглое депо, Военторг. И конечно, особенно сложно противостоять этому процессу там, где есть давление больших денег».

 


Никто не претендует?

 

Впрочем, надо сказать, что именно на участок под Шуховской башней сейчас никто не претендует. Земля находится в федеральной собственности, и нет никаких признаков того, что ее хотят отдать под застройку. А значит, чиновниками Минсвязи двигают хоть и меркантильные интересы, но несколько иного свойства.

Для руководства Минсвязи башня не объект искусства, а инфраструктурное сооружение. Это признал, например, представитель министерства Игорь Степанов, обосновывая возможный ее переезд в Самару: «Как об инженерном сооружении мы думаем о башне прагматически. Если мы восстановим башню, наверное, она должна еще поработать. Здесь она не используется, а там будет использоваться».

То есть пока башня приносит деньги, ее существование имеет смысл. Но как только деньги она приносить перестает — вещание с башни прекратилось еще в 2002 году, — это груз на шее, который нужно поскорее сбросить. Но что показательно: пытаясь перевести саму башню на баланс или мэрии Москвы, или Министерства культуры, Минсвязи совсем не хочет расставаться с землей, на которой она стоит. Вот и возникла идея демонтажа и переноса.

Архитектурное сообщество и градозащитники предлагают другой вариант: провести международную экспертизу состояния башни, реконструировать прямо на месте, не разбирая (такой проект существует еще с 2009 года), и превратить в туристический объект. Правда, на такой проект потребуется больше денег, чем на простой демонтаж башни. В нынешние времена это серьезный аргумент. А значит, противостояние вокруг уникального архитектурного сооружения обещает быть долгим.

 


Виктор Купрейчик