Кругозор «Давайте делать книги с Comedy Club, в этом что-то есть»
Кругозор
«Давайте делать книги с Comedy Club, в этом что-то есть»
© Артем Голощапов для РБК; Итар-тасс
Глава издательства «Эксмо» зарабатывает, пока мы читаем. Бизнес-империя на буквах пережила 1990–2000-е и процветает. Как не проглядеть нового Пушкина, не упустить Бориса Акунина, какой роман можно назвать идеальным и кому все это достанется

 

| Возраст 46 лет

| В 1991 году, во время учебы в Московском авиационном институте, совместно с Андреем Гредасовым создал книготорговую компанию «Эксмо» и стал ее генеральным директором

| В 1993-м «Эксмо» начала выпускать книги

| В 1996-м Новиков и Гредасов стали совладельцами сети «Новый книжный», а в 2004-м – сети «Буквоед» (в 2008-м эти сети объединились)

| В 2009 году партнеры вошли в состав акционеров издательства «Манн, Иванов и Фербер», в 2011-м увеличили долю до контрольной 

| В 2013-м Новиков купил издательство «АСТ» и создал объединенную группу «Эксмо-АСТ» 

| В 2014 году группа «Эксмо-АСТ» приобрела издательство «Дрофа» 

 

 

У вас огромная книжная империя. Почему все-таки книги, они вам нравятся?

Исторически сложилось, что я начал заниматься книжным бизнесом. Не потому, что люблю книги, хотя это так. Получилось и все.

Как относитесь к старым книгам?

Я не поклонник раритетных изданий. Если можно выбрать хорошую красивую книгу, зачем покупать ее на барахолке?

В каком жанре развивалась ваша карьера?

Сложно назвать один жанр. Наверное, семейная сага. Условный жанр, который чем-то связан с происходящими событиями. Такое бульварное чтиво.

Кому передадите бизнес? Детям?

Даже не думал, честно говоря. Старшей дочери 17 лет, она учится в Англии. Полагаю, там и продолжит обучение. Младшим детям пять и восемь лет. Им еще интересно просто читать книжки.

А продать?

Был период, когда многие продавали свой бизнес, а потом сидели с деньгами, не зная, куда их вложить. Куда вложить деньги? Это главный вопрос.

Вы участвуете в операционном управлении бизнесом?

Пока участвую. В моих компаниях работает порядка 2 тыс. человек, не считая нашего логистического направления. Но я больше люблю стратегическое управление: мы проводим ежегодные совещания по утверждению стратегии в разных сегментах. Там обсуждаются и творческие, и редакционные вопросы. Это самая интересная часть бизнеса. То, чем хочется заниматься.

Из чего складывается цена книги?

Считать будем от розничной стоимости. Половину забирает розница. 10% – авторский гонорар, 15% – прямая себестоимость. Дальше – редакционно-издательские издержки, включая затраты на дистрибьюцию. У нас логистические центры – это еще 7%.

Почему так много забирает розница?

Это мировая практика. Когда у «Топ-Книги» возникли проблемы, нашлись инвесторы – бывшие акционеры и менеджеры «Копейки», специалисты в продуктовой рознице. Их все устроило: товар не портится, маржинальность высокая, конкуренция низкая. Однако ничем хорошим это не закончилось. Проблема розницы в том, что товар низкооборачиваемый. Если не брать такие магазины, как «Библио-Глобус», то оборачиваемость товара – 300–400 дней.

ООО «Топ-Книга» – неработающая книготорговая компания, объединявшая 552 магазина и 200 точек в супермаркетах. В 2010 году 16 компаний подали иски в отношении «Топ-Книги». Ее общий долг составил 4,05 млрд рублей.

Каков объем книжного рынка в России?

В 2015 году книжный рынок будет оцениваться в 71,5 млрд рублей – предположительно, вырастет на 1% по сравнению с 2014-м. Хотя динамика в натуральном выражении отрицательная. Планируется, что в следующем году будет продано 388 млн книг – это на 5% меньше, чем в нынешнем.

А что негативно влияет на рынок?

Недостаточный уровень качества дистрибьюции в регионах, сокращение количества полок в категории «книги» в FMCG [Fast Moving Consumer Goods – товары повседневного спроса. – Прим. РБК], резкое падение продаж в киосках, конкуренция со стороны электронных книг, нелегальное скачивание контента, особенно художественной литературы.

Пираты мешают?

Да, из-за них многие авторы потеряли гонорары, у кого-то они снизились. Кто-то задумался: а стоит ли писать? И главное, сократился приток новых авторов.

Как дела у издательства -
«Манн, Иванов и Фербер»? Вам удается зарабатывать на нем?

Да, оно прибыльное. Их операционная эффективность даже выше, чем в традиционном бизнесе, а работают они в премиум-сегменте. Тиражи небольшие, но цены высокие. И потребитель готов платить. Плюс спонсорство и корпоративные продажи. В целом этот сегмент бизнеса инвестиционно привлекательный.

Почему у АСТ возникли финансовые проблемы?

У них была низкая операционная эффективность, там не работали поставленные менеджеры, а был один человек, который решал все. До многих вопросов руки у него явно не дотягивались.

Сменили генерального директора?

В структуре АСТ произошло не много изменений. Фокус сместился с деятельности на конечный результат. Теперь редактор не только отвечает за то, чтобы продукт был создан, но и следит, дошел ли он до читателя, заинтересовал ли его. Гендиректор в АСТ – человек из «Эксмо».

Вы перестали выпускать книги авторов, которые не приносили дохода АСТ?

Основная проблема там была с авторами, которые могли бы приносить хорошую прибыль, но не делали этого. У них были слишком большие тиражи и очень хорошие финансовые условия – в силу жесткого конкурентного ландшафта: создавался некий паровоз, который двигал всех. Рисковая бизнес-модель, в частности в работе с новыми авторами. Но риски не такие высокие. Можно не продать книгу нового автора – это часть бизнеса. Надо понимать, что сейчас мы готовы издавать все хорошие книги, просто условия должны быть экономически оправданны.

АСТ и «Эксмо» борются за авторов между собой?

Да, мы специально сохранили конкуренцию. Монополия ни к чему хорошему не приведет. Такая же ситуация и на Западе. Это не значит, что издательства предлагают совершенно разные условия. Здесь скорее вопрос договоренностей с авторами. Бывает, что условия сложились исторически. Мы стараемся избегать ситуаций, когда автор начинает спекулировать: я и туда, и туда схожу и посмотрю, кто предложит лучшие условия.

Что самое главное в книге?

Контент. Контент. Контент. Это 90% успеха. Безусловно, есть маркетинговые технологии, но я в них не верю. Взять, к примеру, новый роман Захара Прилепина [«Обитель». – Прим. РБК.Стиль]. На мой взгляд, это самая сильная книга, которая появилась на российском рынке за последние пять лет. Я издал этот роман и горжусь собой, нашей страной, национальной литературой.

А Дарья Донцова – это хороший контент?

Для своей аудитории – да.

Тех редакторов, кто нашел золотую жилу, условную Донцову, вы поощряете?

Есть мотивационная часть за достижение определенных целей – увеличение объема продаж, участие в запуске новых проектов. Отдельно за успехи авторов, даже если это Донцова, мы не премируем. Мотивационная часть, кстати, может доходить до 100% от основной зарплаты.

Большая разница между читателями того времени, когда вы начинали, и нынешними?

Читатель изменился. Люди все меньше хотят оставаться наедине с книгой, глубоко и вдумчиво читать. Идет переход к клиповому мышлению. Сегодня очень популярны издания маленького формата. А еще я уже два года говорю редакторам: давайте делать книги с Comedy Club, в этом что-то есть. Тем более что Зощенко, Жванецкий продаются. Вы знаете, как редактор проверяет актуальность темы? Смотрит количество поисковых запросов в «Яндексе»…

Да, по вашим словам, в России читают в среднем три книги в год, а в Европе – 10.

В Европе инфраструктура чтения значительно активнее и шире. У нас во многих местах – и я это всюду повторяю – невозможно приобрести книгу. Сейчас Интернет отчасти решает проблему. Правда, я пока недоволен тем, как развивается MyBook [онлайн-библиотека «Эксмо». – Прим. РБК]. Но тут ничего не поделаешь, он создан для тех, кто хочет много читать и готов за это платить. Наша задача – запустить сервис, а затем делать работу с ним более удобной. Рано или поздно качество победит. Если бы я не верил в перспективы этого рынка, жить было бы тяжелее морально. В США при этом объем электронных продаж стабильно увеличивается и занимает около 21% рынка книгоиздания. В России продажи электронных книг тоже устойчиво растут в течение последних четырех лет – в среднем на 99,4% в год. При сохранении таких темпов их доля скоро составит 5% от всего книжного рынка, или примерно 3 млрд рублей. На данный момент доля электронных книг – 1%.

Боитесь ли вы среди многих авторов не разглядеть нового Пушкина?

Такой страх есть. Правда, сейчас я уже не работаю с авторами. Кстати, Борис Акунин вспоминает, что когда-то передал мне свою первую книгу, но «Эксмо» не стало ее издавать. Хотя, может, просто рукопись до меня не дошла? В общем, такая легенда существует.

Историю о том, что издательство «Эксмо» упустило Акунина, подтверждает сам писатель: «Я с Олегом Новиковым знаком не был. А моя жена понесла ему мой первый роман – исторический детектив. Он, кажется, его даже читать не стал. Просто тогда все писали про оперов и киллеров. Новиков сказал: «Зачем нужен исторический детектив, если можно писать про современность».

Сколько книг вы читаете?

Одну-две в месяц.

На что готовы тратить свое свободное время?

На спорт. Он помогает снимать стресс. Я достаточно активно им занимаюсь – четыре-пять дней в неделю. Раз в неделю играю в футбол. Уже семь лет по воскресеньям мы с друзьями играем в водное поло. Обязательно бегаю 10 км. Не каждую неделю, но хожу в Центр доктора Бубновского. Занимаюсь на специальных тренажерах, которые очень полезны для позвоночника: тебя привязывают за ноги и ты делаешь, к примеру, махи ногами в различных положениях.


Галина Кисанд