Кругозор «У нас не сеть магазинов — у нас "удочка"»
Кругозор
«У нас не сеть магазинов — у нас "удочка"»
© Пресс-материалы
Бизнесмен Александр Журавлев, владелец компании Eurotime, рассказал, как от торговли галошами с афганскими купцами перешел к дистрибуции крупнейших швейцарских часовых марок, как получал на чай от покупателей и почему не стоит носить часы на дайвинг.

Александр, вы начинали свое дело в 90-е, почему вы выбрали именно часы? Ведь тогда можно было зарабатывать чем угодно.

А мы чем угодно и зарабатывали. Правда, для этого пришлось забыть о научной карьере, но времена и вправду были лихие.  Мы стали такими молодыми задорными кооператорами. Торговали с Афганистаном. Приезжали к нам купцы афганские — реальные такие купцы с деревенских и городских рынков — за дефицитом: то им нужны стаканы, то спички, то кастрюли. Галоши, шины, сухое молоко... И так по кругу: затоварили стаканами, приехали за свечами. Мы им добывали товар с заводов в российской глубинке и отправляли поездом. Но сами понимаете: поезда идут долго, по дороге вагоны вскрывают, крадут. Убыток. Надоели нам эти караваны, и мы решили продавать что-то компактное, дорогое, красивое и чтобы поставки можно было контролировать. Мне пришла в голову идея — пусть это будут часы. Долго не откладывая, открыл какие-то «Желтые страницы» (интернета-то не было), позвонил в посольство Швейцарии и попросил прислать координаты часовых компаний, которые знал тогда. А знал я немного: Rolex, Vacheron Constantin, Omega и еще несколько. Координаты прислали, и мы всем эдак самоуверенно  написали: «Уважаемые господа, мы крутые бизнесмены из России, у нас есть $60 000 (по тем временам мне казалось, что это фантастические деньги ), давайте работать вместе». Тогда только Omega откликнулась — прислали письмо с поздравлением к Рождеству. Встретились, начали работать. Так и пошло.

Вы принципиально не создаете сеть магазинов. Почему?

Действительно, у нас не сеть магазинов — у нас «удочка». Честно говоря, мы просто не знаем, как работать с сетью. Просто этого не умеем. Ну то есть я понимаю, как создать ее технически: арендовать площадь, нанять много персонала и т. д. Но я искренне не представляю, как потом часы продавать, как «распределить» между магазинами душу и время. Все-таки нам свойственен несколько личностный, «присутственный» подход. 

А вы не боитесь, что вашу уютную часовую гавань затопят большие корабли? 

Ой, да на наших глазах столько, казалось бы, непотопляемых авианосцев пошло ко дну, и сегодня мало кто помнит об их существовании. Так что мы совершенно спокойно себя чувствуем. С ныне работающими крупными сетями мы нормально сосуществуем — мы просто разные, хотя клиентура частично пересекается. У нас разный ассортимент: у них Patek Philippe, у нас Audemars Piguet и т. д. Так сложилось. Не знаю, как мы им, а они нам не мешают.

Почему нужно покупать часы именно в Eurotime?

Ну, никакой такой обязательности покупать именно у нас нет. В целом скажу так: иногда выгоднее покупать в России, иногда — в Швейцарии. Производители свои цены в зависимости от курса евро меняют не каждый день. И иногда так получается, что курс устарел и наша цена оказалась прилично ниже швейцарской. Как-то на Blancpain у нас цена была на 10% ниже, чем в женевском бутике. А размер возвращаемого  налога в Швейцарии не такой уж значительный. Что же касается покупки именно  в Eurotime, то основной побудительной причиной  можно считать тот факт, что уже много лет на российском рынке и среди зарубежных партнеров мы слывем, как они нас называют, watch expert. Прекрасно подготовленная профессионально, хорошо мотивированная команда продавцов и мастеров-часовщиков, обширная коллекция избранных часов избранных марок и опять-таки личностный, «присутственный» подход — чем не повод прийти в Eurotime? 

Обязательно ли сейчас носить часы, чтобы выглядеть респектабельно?

Я думаю, уже нет. Сейчас есть другие критерии респектабельности, такие как образованность, манеры, речь, воспитание, а столь явные внешние атрибуты уходят в прошлое. Клиенты теперь покупают часы не для «вывески», а потому что они им нравятся.

А вы сами какие часы любите?

Не хочу выделять какую-то марку особо, но есть у меня любимые часы Longines Francillon Skeleton 36 мм, маленькие. Они мне достались, можно сказать, благодаря дружбе с президентом Longines Вальтером фон Кэннелом. Мы с ним по-настоящему дружим, иногда отпуск вместе проводим. Как-то он спросил, почему я не ношу Longines, и я ответил: «Были у вас часы хорошие, но вы их уже не производите». И он мне их привез. Это настоящий скелетон, полностью прозрачный, а не просто часы, у которых сняли циферблат, так называемый open-worked. Снять циферблат, «ободрать» механизм — это еще не скелетон. Это просто ободранный механизм.  Как в анекдоте: «Худая корова — это еще не газель». Скелетон начинается с проектирования калибра: как можно меньше деталей и как можно меньшего размера, настолько тонких, чтобы обеспечить максимальную прозрачность.

Вы говорили журналистам, что ваши клиенты давали на чай продавцам-консультантам и даже однажды вам, когда вы оказались за прилавком и помогли с выбором. Патриархальная традиция сохраняется?

Да, но сейчас уже дают на чай за сервис, а не за продажи. Скажем, мастер делает какую-то заведомо бесплатную операцию — ремешок, скажем, меняет, а клиент все равно платит. А мне вот не дают уже давно, хотя я часто стою за прилавком, мне это нравится. Разные люди, разные истории. Это и вправду интересно. Например, была история: прибежала девушка — нужно срочно купить мужские часы. Оказалось, она поссорилась с молодым человеком, потому что он подарил ей браслет, а девушка сказала, что это дешевка. А вещь-то оказалась прямо-таки миллионная. И она прибежала, чтоб в знак примирения на ту же сумму купить и подарить ему часы. 

Есть какие-то правила выбора часов в подарок?

Я всегда расспрашиваю покупателей о том, кому они собираются их подарить. Есть базовые правила: например, если зрение неважное — часы должны быть с крупными индексами. Пожилые люди чаще предпочитают классику. А дальше уже по привычкам нужно смотреть: какой образ жизни ведет  человек, какую одежду носит. Женщинам можно подарить часы-украшение, хоть они и не самые практичные. Если наши клиентки  выбирают сложные модели, то усложнения как таковые ими, честно говоря,  рассматриваются как элемент дизайна. Индикатор лунных фаз им нравится, а календарь — не слишком. Бывает так: приносит дама часы на профилактику, а календарь ни разу не переставлялся, дня на три запаздывает. А бывало, клиент просто часы на руке взвешивал: какие тяжелее, в каких золота больше, те и покупал.

Спортсменам, дайверам например, наверное, легко дарить часы?

Я в принципе не советую носить часы на занятия спортом. Это мое личное мнение. Нужной информации с их помощью все равно не получишь. Только угваздаешь, простите, часы, и все.

А вы сами занимаетесь спортом?

Занимаюсь, конечно. Кендо — борьба такая японская, палками люди друг друга по голове колотят, знаете? Плаваю, на лыжах бегаю. Йога еще — я ею заниматься начал в ранней юности, еще тогда, когда о ней у нас мало кто слышал. Было и такое время.

То есть вы уже просветленный?

Не знаю насчет просветления. Я спокойный и все еще в пути.


Беседовала Вероника Гудкова