Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Спецпроект Искусство инвестиций: аукционный рынок в фактах и цифрах
Спецпроект
Искусство инвестиций: аукционный рынок в фактах и цифрах
В чем причины роста рынка современного искусства, почему цены на некоторые предметы мебели, а также часы достигают рекордных значений на аукционах и как на них заработать даже в кризисное время, разбирался «РБК Стиль».

Невероятные рекордные значения стоимости работ современных художников, которые за последние два десятилетия можно наблюдать на ведущих мировых аукционах, — результат постоянно повышающегося интереса к искусству в принципе, классическому, модернистскому, послевоенному и, как следствие, современному. Работы одних художников при этом росли в цене активнее других, становились предметом спекуляции, менялась мода на изображение и на то, что стоит вешать на стену или ставить на постамент, но одно оставалось неизменным — искусство было тем предметом, во что самые состоятельные и влиятельные охотно вкладывали свои капиталы. Эту тенденцию можно проследить на примере полотен Рембрандта: картина «Центурион Корнелий» в 1798 году оценивалась в £1522, «Кораблестроитель и его жена» в 1811-м была продана за £5250, «Купающаяся Батшеба», законченная художником в 1654 году, продавалась в 1913 году уже за £44 тыс., а «Аристотель с бюстом Гомера», созданная годом ранее, в 1653-м, ушла в 1961 году на аукционе за £817 тыс. Пример Рембрандта здесь показателен: то, что сначала воспринимается современным, спустя годы переходит в разряд классики, становится неотъемлемой частью культуры.

Общий объем рынка искусства в 2016 году, согласно отчету TEFAF, был оценен в $45 млрд, год назад он равнялся $63,8 млрд. Если говорить о рынке современного искусства, то за период с июля 2015 по июнь 2016 года его прибыль, по оценке Artprice, оценивается в $1,5 млрд, а за тот же период годом ранее он заработал $2,1 млрд. До падения продаж в 2015 году рынок четыре года подряд находился на подъеме. Резкое сокращение количества продаж — ответ на экономические события и потрясения в мире, которые ведут к существенному снижению количества активных покупателей с увеличением доли продавцов, желающих быстро получить «живые» деньги. Тем не менее считается, что именно в кризисное время покупать искусство чрезвычайно выгодно: помимо условно низких цен на рынке часто появляются по-настоящему редкие работы. Несмотря на несколько больших кризисов, произошедших с начала 2000-го, тенденция в целом сохраняется позитивная — за это время рынок вырос на 1370%. Это, к примеру, значит, что, по оценке того же Artprice, вложенные в 2000 году условные $100 в полотно художника Кристофера Вула в августе 2017-го стали бы уже $1933, а в абстрактную работу Герхарда Рихтера — $525.

По-настоящему внушительной суммы на торгах в мае 2016-го достигла работа Жан-Мишеля Баскии 1982 года, ушедшая за $57,3 млн. Показательно, что коллекционер, предложивший картину на аукцион, приобрел ее за $4,5 млн в 2004 году, за 12 лет рост ее цены составил около 1200%. Также хорошим примером положительной динамики цен на современное искусство может стать работа Ричарда Принса Two Leopard Joke (1989): она была продана в мае 1993 года за $26,5 тыс., а через 23 года, в 2016 году, за нее удалось выручить уже $4,75 млн, то есть почти в 180 раз больше. Похожие достижения есть и у работы Феликса Гонсалеза-Торреса Untitled (L.A.) (1991): $162,5 тыс. в 1998 году против $7,67 млн в 2015-м. Но к числу самых успешных на вторичном рынке современных художников следует отнести все тех же Жан-Мишеля Баскию, Кристофера Вула и Джеффа Кунса, и эта тройка остается неизменной уже на протяжении более пяти лет.

В отличие от чрезвычайно дорогих работ, существующих в единственном экземпляре, тиражные — оптимальный вариант для начинающих коллекционеров, позволяющий начать свою коллекцию и получить «громкие имена» не за миллионы. Лидерами по продаже тиражных работ среди современных художников в прошлом году стали Такаси Мураками, Кит Харинг и Дэмьен Херст, при этом Мураками оказался самым «производительным» — среди всех его проданных в 2016 году работ 86% приходилось именно на тиражные.

Выручка от аукционных продаж за 2016 год и количество проданных тиражных работ

Рынок коллекционных часов пока не так сильно развит, как рынок современного искусства, но и тут есть свои «голубые фишки», за динамикой продаж которых интересно наблюдать. Говоря об узнаваемых часах, показывающих уверенные результаты на торгах, стоит упомянуть Rolex Cosmograph Daytona ‘Paul Newman’. Сама модель была запущена в производство в 1963 году, а вариант с «экзотическими» циферблатами, черного цвета основным и бежевыми дополнительными, инвертированными по отношению к стандартной модели, стали производить в 1966-м. Именно последние получили свое второе название по имени знаменитого актера: ту модель (а если быть точными — Ref. 6239) ему подарила жена Джоан Вудворд в 1968 году с гравировкой на обратной стороне корпуса ‘Drive carefully me’. Важно отметить, что теперь под Rolex ‘Paul Newman’ понимают сразу несколько моделей помимо исторической, циферблаты которых построены на комбинации все тех же основных цветов, черного и бежевого, с часовыми маркерами в стиле ар-деко — Ref. 6241, 6262, 6263, 6264 or 6265. Рост цены на них обусловлен несколькими факторами: небольшим количеством произведенных за всю историю моделей, редкостью сохранившихся в идеальном состоянии, а также добавленной стоимостью — благодаря Полу Ньюману, легенде не только своего поколения, но и нескольких последующих, эти винтажные часы с необычной колористикой циферблата стали по-настоящему культовыми. Все из указанных выше моделей отлично зарекомендовали себя на аукционах, хоть и цены на них существенно различаются в зависимости от редкости и необычных технологических особенностей: Ref. 6239 в корпусе из стали продаются на аукционах от $90 тыс. за модель со стандартными кнопками хронографа до $838 тыс. за модель с нехарактерными для серии закручивающимися. При этом самой дорогой вариацией Rolex Cosmograph Daytona ‘Paul Newman’ стала модель Ref. 6263: в этом году золотые часы, в кругу профессионалов обозначенные как ‘The Legend’, были проданы за $3,7 млн.

Ref. 6263 ‘The Legend’
© www.phillips.com

Но, по оценке специалистов, этот рекорд Ref. 6263 будут удерживать недолго. В конце октября на часовых торгах Phillips будут представлены часы Rolex, принадлежавшие самому Полу Ньюману, с эстимейтом, «превышающим миллион долларов». Событие беспрецедентное. Легенда главных часовых продаж, основатель консультационной компании Bacs & Russo Орель Бакс, в сотрудничестве с которым проходят часовые аукционы Phillips, отмечает, что их финальная цена может вполне оказаться равной $10 млн.

Суммарные продажи часов на аукционах, 2016 год

Говоря об аукционах дизайнерской мебели, стоит отметить, что здесь в общем работают все те же законы: на финальную цену влияют значение имени архитектора или дизайнера в мировой истории, сохранность предмета и его редкость, но больше всего — провенанс (так, мебель из известных коллекций ценится тем больше, чем значительнее имя ее предыдущего владельца). В целом рынок антикварной мебели в последние десять лет переживает свои не самые лучшие времена (по данным Art Market Research Developments на конец 2014 года было зафиксировано падение на уровне 9%, а за последние десять лет — на 28%), и связано это прежде всего с изменившимися вкусами покупателей. Теперь на пике популярности минималистичные объекты — так, цены на предметы дизайна середины ХХ века уверенно растут в среднем на 2% за год. Тем, кто помимо красивого предмета для интерьера хочет приобрести мебель, которая не потеряет в цене завтра, можно посоветовать ориентироваться на главные имена дизайна, работы которых вошли в собрания мировых музеев — Жан Пруве, Шарлотта Перьян, Франсуа-Ксавье Лаланн, Жан-Мишель Франк, Жак Аднэ, Пьер Жаннере, Марк Ньюсон. Проследить за меняющимися ценами на предметы можно на примере французского архитектора Жана Пруве, который в работе активно использовал необычные для своей эпохи материалы — тонкую фанеру и дерево, листы стали и алюминия, — создавая внешне почти невесомые, утонченные предметы. Если в конце 1990-х французский мебельный дилер Патрик Сегин продавал в своей парижской галерее стул ‘Standart’ в среднем по $150 за штуку, то теперь они уходят по $5-7 тыс. Есть и другие примеры, когда различные вариации комода начала 1950-х из дуба, крашеной стали и алюминия показывали на аукционах Phillips следующие результаты:

Сильно выросла в цене за последние годы культовая и редкая модель светильника ‘Potence’: в декабре 2013-го при эстимейте в $40-60 тыс. экземпляр из гостевого дома Air France в Браззавиле был продан за $68,75 тыс., а двумя годами позднее модель из офиса той же авиакомпании в столице Конго — за $185 тыс., почти в три раза превысив эстимейт.

Jean Prouvé, Rare "Potence" pivoting wall light, model no. 602, from the Air France office, Brazzaville, Congo. Эстимейт $50,000–70,000 . Продано за $185 000.

© www.phillips.com

Несмотря на колебания цен, вызванные спекуляциями или кризисом, в целом главные современные художники, имена которых у всех на слуху, показывают позитивную динамику в долгосрочной перспективе. Если главной задачей ставится создание портфеля, привлекательного с инвестиционной точки зрения, основой которого стали бы предметы современного искусства, в первую очередь стоит обратиться за консультацией к профессионалам — одни из самых лучших работают на аукционные дома. Также следует получить платный доступ к базам Artnet и Artprice, где собраны отчеты по динамике цен на те или иные работы или имена — по ним следить за колебаниями цен можно самостоятельно. В случае с часами и предметами дизайна полагаться только на свое мнение — еще более рискованное занятие, чем с искусством. Здесь нужна достаточно серьезная экспертиза, которую могут дать, пожалуй, всего несколько известных в мире специалистов, поэтому при желании начать собирать коллекцию стоит не только уделить особое внимание дополнительному образованию по теме, но и начать консультироваться со специалистами международного уровня.

 

// GA click