Ваш браузер использует блокировщик рекламы
Он мешает корректной работе сайта.
Добавьте style.rbc.ru в белый список. Как это сделать.
Спецпроект «Заниматься бизнесом гораздо проще, чем самолетным спортом»
Спецпроект «Заниматься бизнесом гораздо проще, чем самолетным спортом»
Спецпроект
«Заниматься бизнесом гораздо проще, чем самолетным спортом»
© Алексей Константинов
РБК и Henderson рассказывают о новаторах нашего времени. Герои покоряют мир, а Henderson демонстрирует, как легко решить вопрос гардероба и сосредоточиться на работе.

Дмитрий Самохвалов — чемпион Европы по высшему пилотажу, глава федерации самолетного спорта Москвы. Несмотря на детскую мечту об авиации, занялся компьютерной графикой и, в конце концов, открыл компанию, клиентами которой являются крупнейшие телеканалы и киностудии. В авиацию пришел сначала как любитель. В начале 2000-х начал выступать в соревнованиях по самолетному спорту уже профессионально, в 2009 году вместе с другом создал пилотажную группу «Первый полет».

Давайте для начала расскажем читателям, что такое самолетный спорт.

Я думаю, для зрителей самолетный спорт — это как фигурное катание, только площадки разные. У нас вместо катка — кусок воздуха километр на километр и километр в высоту плюс набор фигур, которые необходимо выполнить. Не менее шести независимых судей следят за точностью исполнения, наблюдают за полетом и ставят оценки. Всего около десяти фигур, есть обязательная программа и произвольная и еще так называемые темные комплексы. Темный комплекс — это уникальное упражнение: каждая команда представляет по одной фигуре, а упражнение становится известно только накануне, невозможно отрепетировать в воздухе. Для пилота важна физическая подготовка, техника пилотирования и психологическая устойчивость — из этого складывается успех. Как и в фигурном катании, раз уж я взял этот пример, в самолетном спорте есть разные вращения, которые важно выполнить очень точно. Ошибка на каждые пять градусов отнимает балл, а ведь отклонение на пять градусов — это очень мало, обычный зритель даже не заметит. Чемпионом становится тот, кто точнее, тот, кто не допускает промахов даже на пару градусов.

А как вы пришли в самолетный спорт, с чего началось увлечение авиацией?

Все очень просто: у меня папа летчик. Хотя он категорически был против, чтобы я связывал жизнь с авиацией.

Почему?

У меня достаточно интересная профессия, я специалист в области компьютерной графики визуальных спецэффектов, начал этим заниматься с детства. В девяностые такая работа выглядела куда перспективнее, чем карьера летчика, и это действительно очень интересно. Отец сказал мне: если хочешь стать летчиком, заработай денег, купи самолет и летай. Я благодарен ему за эти слова, ведь в конце концов все так и вышло.

Сколько команд участвует в чемпионате?

В среднем в каждом чемпионате где-то 15-20 команд. Чемпионат мира и чемпионат Европы чередуются раз в два года. Особенности чемпионата Европы: нет сильных команд из ЮАР, Америки. Из Австралии и Японии, кстати, как ни странно, спортсменов очень мало, там самолетный спорт плохо развит.

А Китай?

На удивление, в Китае самолетный спорт только-только зарождается. Зато в Китае очень развита индустрия авиашоу, мы в них даже несколько раз участвовали, но спорт только начал развиваться.

Какие критерии оценки существуют на чемпионатах по самолетному спорту?

Все очень просто. Есть круговые фигуры: всякие петли, восьмерки и так далее. Есть вращения, вроде бочек, они существуют в горизонтальной и вертикальной плоскостях. Линии должны быть прямыми, горизонтальными или вертикальными, или строго под 45 градусов. Петли должны быть круглыми, не овальными, не растянутыми. За этим следят судьи. Допустим, вы выполняете вертикальную фигуру, любое отклонение на пять градусов — минус балл. Если вы делаете вращение на 360 градусов и промахнулись на пять градусов, снова минус балл. Изначальная оценка — 10 баллов, далее ее снижают за ошибки и неточности.

То есть, если ошибок нет, остается 10 баллов?

Даже за горизонтальный полет 10 никогда не ставят. Максимум 9,5. 8 баллов — это уже очень высокая оценка.

Какие у вас бывали оценки?

Чтобы стать чемпионом, баллы должны быть где-то в этом пределе: 8-8,5. Оценка выступлений — процесс субъективный и довольно тяжелый, в том числе и физически. Летаем мы по очереди, которая определяется жеребьевкой. Одно упражнение, которое демонстрируют спортсмены, может растянуться на целый день, поэтому судей работает много. Это позволяет выставлять итоговые баллы максимально точно.

Есть ли какая-то дополнительная фиксация выступлений, помимо глаз судей?

Да, обязательный видеоконтроль, но он используется только в спорных ситуациях. В основном к видео обращаются только в условиях «жесткого ноля», если пилот совершил ошибку больше чем на 90 градусов. Маленькие ошибки, те самые пять градусов, на видео обычно не разглядеть.

На Дмитрии: синий пиджак, белый трикотаж, синие брюки — всё Henderson
© Алексей Константинов

Больше идей для осенне-зимнего гардероба — на сайте Henderson.

Проходят ли чемпионаты по самолетному спорту в России?

В России чемпионаты не проводились очень долго, но в XXI веке были проведены первые соревнования: в 2008, 2012 и 2017 годах. Пока всего три. Среди планов — проведение в 2020 году чемпионата мира по самолетному спорту именно в России. Одна из самых больших затрат — это логистика: самолет до места соревнований нужно доставить. Поэтому в основном чемпионаты проходят «на перекрестке» в странах Восточной Европы: Словакии, Чехии, Польше, Венгрии, Румынии.

А как подается заявка на проведение чемпионата?

Существует Международная федерация самолетного спорта и федерации стран-участниц. В ноябре члены федерации, претендующие на проведение чемпионата, подают заявку с презентацией, где описывают все преимущества и условия проведения чемпионата в своей стране. Если презентация набирает больше двадцати пяти голосов, то принимается решение о проведении чемпионата в том или ином месте.

Каковы критерии при выборе страны для проведения чемпионата?

Удобство логистики, соответствие аэродрома стандартам чемпионата, обеспечение проживания участников и так далее.

На каком аэродроме будет проходить чемпионат в 2020 году?

В идеале на аэродроме Дракино в Серпуховском районе. Дракино — база, на которой тренируется сборная команда России. По всем параметрам — шикарный аэродром именно для спортивной авиации, подходит и размерами, и расположением: нет никаких проблем по шумам. Это исторический аэродром, ему более ста лет, а знают его во всем мире благодаря сборной России, которая совершила невероятное. При полном отсутствии какого-либо финансирования, на голом энтузиазме, из девятнадцати разыгранных медалей мы завоевали девять. Это очень высокий показатель. По большому счету, из европейских команд соперничество сейчас происходит между сборной Франции и сборной России. Французы придумали первый, хороший, крепкий самолет, а русские первыми сделали фигуры высшего пилотажа петлю и штопор — соперничаем с самого начала ХХ века. Франция по сей день позиционирует себя как авиационную державу, у них очень сильна поддержка самолетного спорта государством. Я имею в виду не материальную, а скорее административную и информационную поддержку. Во Франции спортсмены-летчики — национальные герои. Самолетный спорт популяризируется. Во время чемпионата во Франции просто на тренировки команд приходят посмотреть двести-триста зрителей, даже не на выступления — настолько велик интерес. В России с этим сложнее.

Но, судя по авиасалону МАКС, интерес к авиации вообще и к самолетному спорту в России велик, разве нет?

МАКС не совсем про самолетный спорт: там выступают пилотажные группы, в том числе и «Первый полет». Самолетный спорт — это сольные выступления, пилотажные группы — это другое, скорее шоу, чем соревнование. Но выступление пилотажной группы на массовых мероприятиях — это, безусловно, популяризация высшего пилотажа. За восемь лет случилось более сотни выступлений по всей стране: Сочи, Норильск, Великий Новгород, Ульяновск, Тула и так далее.

У нас есть негласный лозунг: «Мы дарим людям радость». Участвуем в массовых городских мероприятиях, и равнодушных не остается. Все-таки авиация завораживает. После каждого выступления принимаем сотни звонков: как стать пилотом, как научиться...

То есть потенциал для массовой популяризации самолетного спорта и авиации все-таки есть?

И да и нет. К сожалению, в России нет полноценной индустрии авиашоу, при благоприятных обстоятельствах она возникнет лет через десять, не раньше. Тем не менее нас любят зрители, нас любит телевидение. У нас в пилотажной группе летает девушка-пилот Ирина Маркова. Как только люди узнают, что девушка летает наравне с мужчинами, очень удивляются, многих это шокирует. Но Ирина — очень хороший пилот, мы к ней относимся просто как к профессиональному летчику.

То есть никакого сексизма нет?

Нет, совершенно.

Сколько длится обучение летчика высшего пилотажа?

Летчик учится всегда. Это долгий путь развития от простого к сложному. Сначала базовые навыки пилотирования, потом простые фигуры. Большой отсев случается на переходе к высшему пилотажу. Здесь совсем другие нагрузки, и психологические, и физиологические. Нужна сильная мотивация для того, чтобы все выдержать. Потом это серьезная умственная работа: при высшем пилотаже нужно не просто ручку дергать — это математика, идут постоянные и очень быстрые вычисления. Если девушка смогла пройти через все этапы развития и дошла до такого уровня, то она серьезный профессионал. При равных технических возможностях как мужчина, так и женщина могут равно стать чемпионами. Тут будут работать скорее личные качества, чем свойства гендера.

Вы выступаете на собственных самолетах?

Да, но каждый спортсмен решает вопрос самостоятельно.

Есть вариант аренды?

Да, есть вариант аренды самолета, есть вариант найти спонсора, очень часто спортсмены кооперируются и просто покупают самолет в складчину, на троих, на пятерых.

А во всех странах все участники выступают со своими самолетами? Или какие-то государства выделяют самолеты?

Все зависит от работы национальной федерации. У нас вид спорта, к сожалению, некоммерческий, любительский, мы на этом не зарабатываем денег, потому заинтересованы в нем только энтузиасты.

А реклама?

Конечно, работа со спонсорами — это первоочередная задача, она решается, и все же нам это делать сложнее, нежели представителям других видов спорта. Хотя бы потому, что у нас нет телетрансляций, нет массового зрителя.

А почему нет трансляций? Хотя бы в интернете?

У нас классический пилотаж, это не шоу. Соревнования идут очень долго, одно упражнение разыгрывается пару дней, много участников — выглядит все довольно однообразно. Если зритель не болеет за конкретного пилота, то уже через три-четыре полета смотреть становится неинтересно. В Европе из соревнований делают праздник, фестиваль, туда приходят семьями, устраивают пикники, площадки организованы определенным образом, но это не телевизионный формат тем не менее. Телевизионный — гонка «Формула-1». Ты пришел, понаблюдал, за час вся гонка прошла, и тут же медальки победителю повесили. Мы постепенно решаем эту проблему, добавили класс группового высшего пилотажа с дымами: это выглядит эффектно, как на авиашоу, но с четкими критериями оценки и судьями. С этим, возможно, будет связан коммерческий прорыв. Еще одно направление самолетного спорта, которое набирает обороты, — это Red Bull Air Race, подкласс general aviation, с точки зрения пилотажа там все очень просто. С точки зрения гонки и зрелищности это сейчас самый популярный класс. Но это не классический пилотаж, и к высшему пилотажу не имеет никакого отношения.

У вас есть компания, занимающая телевизионным производством. То есть самолеты — это скорее увлечение, чем работа?

Трудно назвать это занятие увлечением, потому что оно требует очень большого труда, заниматься бизнесом гораздо проще, чем самолетным спортом.

Сейчас у вас есть самолет?

Да. Мы с другом начали тренироваться и столкнулись с проблемой: чтобы дальше расти, нужен самолет. К сожалению, ни один из аэроклубов не смог нам предоставить машину, учитывая наш график занятости. Чтобы сделать рывок, мы приобрели самолет.

На Дмитрии: синий пиджак, белый трикотаж, синие брюки, ремень, обувь  — всё Henderson.
© Алексей Константинов

Фигуры высшего пилотажа — это всегда большой риск. Как ваши близкие относятся к полетам?

Переживают, конечно, это спорт повышенной опасности. Но мы стараемся не подвергать себя и окружающих дополнительному риску.

А в самолетах есть катапультирование?

Вот конкретно на нашем самолете стоит катапультное кресло. Его уникальность, помимо системы безопасности, — эргономика. Перегрузки в этом кресле переносятся гораздо легче.

Бывают ли спортивные самолеты без системы катапультирования?

Да, многие, катапультное кресло — это дополнительный вес. Спортивные самолеты борются за каждый килограмм.

Но ведь это же риск?

Как показывает опыт, ручное покидание самолета, когда за спиной парашют, тоже работает. Но катапультное кресло позволяет катапультироваться практически с земли. Это высокоэффективное средство безопасности.

Парашют всегда есть?

Да. Это обязательное требование.

О пилотах говорят как о достаточно суеверных людях. Вы суеверный? Верите в какие-то приметы?

Скорее нет.

Вам бывает страшно в небе? Если да, как вы перебарываете страх?

Уже в самом небе, наверное, нет. То есть, если я вижу грозу или на маршруте ухудшение метеоусловий, меня это, конечно, начинает волновать. А так можно говорить скорее о волнении до полета.

Как по-вашему, как должен выглядеть чемпион, который представляет страну?

Расскажу такую историю. У нас как-то было выступление, еще в самом начале существования пилотажной группы, мы не использовали ни шлемы, ни комбинезоны, летали в обычных спортивных костюмах. После выступления к нам подошла мама с ребенком и разочарованно произнесла: «Ой, я думала, вы настоящий летчик». Конечно, спортивная летная одежда должна обеспечивать дополнительную безопасность, но также и соответствовать мужественному и романтичному образу летчика.

Вы сами какого стиля придерживаетесь и как часто вам приходится надевать деловой костюм?

В обыденной жизни мне нужно надевать костюм раз в месяц на совещания, не более. На аэродроме — одежда по погоде. Но на торжественных мероприятиях мы должны выглядеть соответствующе, хорошо сидящий деловой костюм украсит любого. Вообще, по части внешнего вида тон задают французы, их команда всегда отлично выглядит. Любой ее участник у них обязательно в бабочке. Но мы стараемся не отставать, коллеги говорят, что скоро мы составим конкуренцию французам не только профессионально, но и внешне. Все должно быть красиво. Красивый самолет и красивый пилот. Встречают по одежке.

Вы осуществили мечты своей жизни? О чем вы сейчас мечтаете?

Я считаю, что мне еще есть над чем работать. Одна мечта осуществилась, но не в полной мере. Предстоит еще много чего сделать и многого достичь.

Фото: Алексей Константинов, стиль: Анна Сенина, MUA & Hair: Natasha Yong​

 

×
Ваш браузер устарел
Пожалуйста, обновите его или установите новый.
Ваш браузер не обновлялся уже несколько лет. За это время некоторые сайты стали использовать новые технологии, которые он не поддерживает и не может корректно отобразить страницу. Чтобы это исправить, попробуйте установить новый браузер.