Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Дизайн Милан — Москва: открылась выставка i Saloni WorldWide 2017
Дизайн
Милан — Москва: открылась выставка i Saloni WorldWide 2017
Olfattorio, Attico Design, 2015
© пресс-служба CAPITAL GROUP
«Милан. Москва. Дизайн — #искусствосоздавать» — таков лозунг i Saloni WorldWide 2017, проходящей в Москве с 11 по 14 октября. Свою продукцию на выставке представляют 300 компаний, а мастер-классы проводят ведущие итальянские дизайнеры и архитекторы.

Классика и современность, предметы интерьера класса люкс и достижения мебельной индустрии. Все это 300 компаний демонстрируют на ярмарке i Saloni WorldWide 2017, которая открылась в столице уже в 13-й раз. В Москву привезли коллекции мебели, этой весной представленные в Милане на Salone del Mobile, а также свет, текстиль и аксессуары. В прошлом году ярмарку посетило более 30 тыс. человек. И в этом ожидают не меньшее число гостей. В Москву с мастер-классами по традиции приедут итальянские дизайнеры и архитекторы из числа главных и знаменитых. Накануне i Saloni WorldWide 2017 «РБК Стиль» поговорил с двумя из них — восходящей звездой итальянского дизайна Кристиной Челестино и основателем движения болидистов Массимо Йозой Гини — о вдохновении, функциональности предметов интерьера и переплетении прошлого и настоящего в городах мира.

 

Кристина Челестино
© пресс-служба CAPITAL GROUP

 

Вас называют восходящей звездой итальянского дизайна. Как вам такое определение?

Благодаря личным усилиям и последовательности я сумела построить свой узнаваемый бренд — Attico Design. Я развивала собственный язык, выполняла работу разного уровня сложности для самых разных компаний. И сейчас мне приятно, что меня называют восходящей звездой итальянского дизайна.

Что для вас словосочетание «итальянский дизайн»?

Сегодня «итальянский дизайн» подразумевает под собой самые разные вещи. Мне же кажется, это словосочетание применимо к предметам ручной работы, которые можно найти только в Италии. А также к тем брендам, которые не слепо следуют модным тенденциям, а придерживаются более классических представлений о красоте.

Вы начинали как урбанист, но ушли в создание предметов интерьера. Почему?

Во время учебы и работы архитектором я чаще всего занималась большими проектами. В них мне редко удавалось уделить должное внимание деталям. В то же время мне нравилось ходить на блошиные рынки и находить там удивительные дизайнерские вещи. Меня поражала их красота и простота. Получается, все началось с коллекционирования.

Интерьерами каких мастеров дизайна вы вдохновляетесь?

Мне нравятся интерьеры Карло Скарпы: его внимание к деталям, умение комбинировать разные материалы. Я восхищаюсь интерьерами миланских мастеров, таких как Пьеро Порталуппи, Луиджи Качча Доминьони, Джо Понти. Я вновь и вновь приезжаю на виллу Некки-Кампильо работы Порталуппи и каждый раз нахожу там вдохновение. Еще мне нравится гулять и разглядывать модернистские миланские холлы — в них все продумано до мелочей.

Дизайн-объект должен не только выполнять утилитарную функцию, но и рассказывать историю

С какими материалами вы любите работать? И нравится ли вам соединять разнородные материалы — натуральные и синтетические?

У меня нет любимого материала. Наоборот, мне нравится смотреть на старые материалы по-новому, находить им неожиданное применение. Так, я использовала мех специальной обработки (мы назвали его Etere) для отделки в мебельной коллекции Happy Room для Fendi.

Для Fendi вы создали коллекцию в винтажном стиле. При этом в других коллекциях экспериментировали с соединением разнородных материалов и применяли новые технологии. Какое направление дизайна все же вам ближе?

Меня всегда интересовали проекты из прошлого: в них соединяются идея классической красоты и секреты изготовления, которые уже не используются в наше время. Я убеждена, что каждый предмет дизайна должен рассказывать что-то новое. У меня нет приступов ностальгии, для меня прошлое лишь источник вдохновения. На этой основе я стараюсь придумать что-то принципиально новое.

Для Budri вы создали настольную лампу Alice в виде перстня. Вам нравится идея предметов-перевертышей, которые «притворяются» чем-то другим?

Я люблю изучать предметы и анализировать их. Здорово, когда дизайн может удивить покупателей.

Мебельная коллекция The Happy Room для Fendi, 2016
Софа Visiera для Nilufar, 2017
Люстры Babette для Torremato, 2017
Фото: daniele Iodice; пресс-службы

Насколько для вас важна функциональность предметов, которые вы создаете?

Это не главная цель в моей работе. Сейчас дизайн — это не только про практичность. Дизайн-объект должен не только выполнять утилитарную функцию, но и рассказывать историю, вызывать эмоции. Функциональность предмета должна сочетаться с эмоциональным наполнением.

Какие города мира кажутся вам наиболее интересными с точки зрения архитектуры и дизайна?

Каждый город может чем-то меня удивить и даже стать источником вдохновения. Это может быть мощь Рима или увядающая красота Венеции. Я люблю Париж за то, что он позволяет эпохам гармонично сосуществовать. Там прошлое переплетается с настоящим, и это особенно заметно в архитектуре. С одной стороны, есть Лувр, с другой — здания по проектам Ле Корбюзье. А еще Чикаго с его современными высотками. Надеюсь, что я смогу открыть для себя и Москву.

Чему будет посвящен ваш московский мастер-класс?

Мой мастер-класс называется «Беседа в цвете». На нем мы рассмотрим мои самые заметные проекты, на примере которых я расскажу о своем подходе к дизайну.

 

 

Массимо Йоза Гини
© пресс-служба CAPITAL GROUP

 

Вы начинали с книжной графики и комиксов. Как это повлияло на ваше дальнейшее творчество?

Я начинал с изучения итальянского искусства XX века, метафизики Джорджо Моранди, футуристов, русских конструктивистов и американского поп-арта 60–70-х. Именно это направление, а точнее, Уорхол и Лихтенштейн познакомили меня с миром комиксов. Я понял, что дизайн — не просто проектирование предметов, это целый мир, внутри которого мы с вами живем.

Что вы начали делать раньше: проектировать здания или создавать предметы интерьера?

Мои первые проекты были связаны с дизайном интерьеров домов. А в 1989 году я придумывал дизайн для ресторана в Нью-Йорке, на открытии которого выпивал с Саймоном Ле Боном (вокалист группы Duran Duran, — прим. ред.). Проект назывался Bolidó. Это был главный ночной клуб города. Потом я начал делать проекты для коммерческих пространств, люксовых магазинов и дорогих домов.

Дизайн — это целый мир, в котором мы с вами живем

Любовь к фэнтези отражается на ваших архитектурных проектах и мебели?

Конечно, когда придумываешь что-то новое, нельзя быть скучным, предсказуемым. Ты должен работать по наитию. Правда, полет творческой мысли скорее характерен для проектирования мебели. Архитектура все-таки имеет более рациональную основу.

Что для вас первостепенно: дизайн предметов или их функциональность?

Мне кажется, это не взаимоисключающие вещи. Функциональность тесно связана с тем, что происходит вокруг. Когда вы находитесь в пустыне, вам совсем не хочется жары. В Арктике, наоборот, вы бы от нее не отказались. Для меня очень важно, чтобы функциональность была связана с окружающей действительностью. Пространство должно восполнять ресурсы человека — физические и психологические. Они не идут отдельно друг от друга. Дизайн — про сочетание этих вещей.

Brickell Flatiron для CMC Group, Майами
© IOSA GHINI

В 80-х вы были участником движения болидистов, в основе архитектуры которых лежали идеи легкости и движения. На чем основаны современная архитектура и дизайн? Каковы их отличительные черты?

Болидисты предугадали траекторию развития общества, в основе которой лежит постоянная смена изображений. Сейчас это наша реальность. В последние несколько лет мы стоим на пути решения еще одной глобальной проблемы — спасения планеты. В дизайне мы используем экологичные материалы, которые не причиняют вреда природе и могут быть переработаны.

Что для вас значит «образцовое жилье»? Опишите его.

Это дом, который сам генерирует энергию с помощью солнечных батарей, люди больше не платят за это. Дом сделан из натуральных материалов: дерево, кирпич, керамика. В нем тепло зимой и прохладно летом. Мне нравятся идеи экологичности, я активно изучаю их. Еще мне представляется гламурный дом с большим количеством предметов искусства и дизайнерских объектов, не только моих, конечно. Я не люблю кухни в стиле хай-тек. Мне больше по душе элегантные кухонные пространства. Мне нравятся камины. Я часто делаю проекты спален с ними, как в эпоху Возрождения. Я люблю большие и широкие кровати, чтобы в них можно было не только спать, но и читать, работать. Гардеробные должны быть в отдельных комнатах, а ванные комнаты такими, чтобы в них можно было по-настоящему расслабиться. Мне нравится постминималистичный стиль: теплый, деревянный, с продуманным сценарием освещения, который мог бы подстроиться под наши ежедневные нужды. Вообще, любой проект — это живой организм. Если модные дизайнеры фокусируются на внешней оболочке, то мы создаем целый организм, продумываем его внешнюю и внутреннюю составляющую. Все это должно гармонично сочетаться между собой.

Фото: IOSA GHINI

Насколько вас интересуют современные технологии и стремитесь ли вы привносить их в свои архитектурные и дизайнерские объекты?

Сейчас в дизайне интерьеров нельзя обойти стороной технологии автоматизации процессов внутри дома — от кондиционеров до использования солнечной энергии. Технологии повлияли и на то, как мы теперь изготавливаем наши предметы. От серийного производства мы перешли к созданию уникальных вещей. Благодаря гибкости производственных систем мы можем создавать маленькие партии очень качественных, детально проработанных предметов.

В одном из интервью вы говорили, что итальянский дизайн — это прежде всего мебельная индустрия, которая ценится за способность создавать атмосферу. А какая атмосфера ближе всего вам?

Атмосфера — это конечный результат сложной цепочки процессов, которые проходит дизайн-проект. Пространство, в котором будет некомфортно, не сможет понравиться. Атмосфера места должна коррелировать с характером людей, которые будут в нем жить или работать. А мебель и другие предметы интерьера помогают связать все воедино.

Интерьер жилого небоскреба ОКО для Capital Group, Москва
Фото: IOSA GHINI

Какие города мира кажутся вам наиболее интересными с точки зрения архитектуры и дизайна?

Если итальянские города смогут в ближайшее время перестроиться и станут гармонично сочетать в себе современность с историей, как это получилось сделать в Милане, то они станут лучшими городами. Их дизайн будет отражать культуру, качество жизни и умение ею наслаждаться. Да и вообще будет повышаться уровень жизни. Я люблю итальянские города не только за то, что они итальянские, но и за сочетание городских удобств и столичного лоска. При этом они не превращаются в неуютные и безликие. В отличие от Нью-Йорка в них есть особая энергетика. Я часто бываю в Майами. В нем, кстати, есть что-то итальянское. Возможно, подход к жизни. Последние проекты, такие как PAMM (Pérez Art Museum Miami,— прим. ред.), ориентированы на экологичность. Мне кажется, примерно те же вещи происходят в Москве. Вы стремитесь озеленить и обновить пространства, которые станут современными как в архитектурном плане, так и в плане наполнения, — они не будут вредить окружающей среде.

Чему посвящен ваш московский мастер-класс?

Я люблю разговаривать о личном опыте дизайнера и архитектора в контексте общего направления итальянского дизайна. Обсудим, как генерировать новые идеи и при этом помнить, что их будет использовать большое число людей. А людям всегда было и будет нужно хорошее качество.