Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Авто Золотая пыль и истинная ценность нового Rolls-Royce Phantom VIII
Авто
Золотая пыль и истинная ценность нового Rolls-Royce Phantom VIII
© пресс-служба Rolls-Royce
Впервые за 14 лет компания Rolls-Royce представляет новое поколение Phantom. Его цена начинается от £350 тыс. Что входит в стоимость, выяснила Олеся Репкина, в числе первых и немногих побывавшая на ездовой презентации этой легендарной машины.

Над воцарившимся покоем и абсолютной тишиной раскинулось звездное небо: сначала яркие точки выглядят россыпью, потом то один огонек подмигивает, то другой; одни затухают, рядом с ними вспыхивают новые. Увлекательно, но это суета. Кстати, все это происходит на потолке Rolls-Royce Phantom — автомобиля нового поколения, первого за последние 14 лет. Сколько за эту вечность вспыхнуло и затухло звезд на фоне этой глыбы, которой через семь лет исполнится все 100. Глыбу тем временем фотографируют у пропасти вдоль 2436-метрового перевала Фурка. Цепочка ассоциаций, связанных с Phantom VIII, выстраивается вдоль всего хребта Швейцарских Альп, цепляясь за каждый из их бесконечного числа четырех- и трехтысячников.

© пресс-служба Rolls-Royce

Потолок со светодиодами, имитирующий звездное небо, серьезно? Но ведь Phantom не лимузин со светомузыкой для вечеринок в честь выпускного. Точно нет, и поэтому даже такой потолок, на котором кто угодно, кроме Rolls-Royce, поскользнулся бы и скатился в безвкусицу, получает тут право на достойное существование. Назвать его китчем легко, но хорошо и едко пошутить на его счет — сложно.

Почему все перевернулось с ног на голову, и такая ерунда, как огоньки на потолке, первыми оказались в центре внимания? Потому что в этом автомобиле нет ни одной мелочи, которая не играла бы принципиальной и решающей роли. Любая мелочь тут — это тысячи и десятки тысяч фунтов, потраченных вовсе не ради того, чтобы, как можно подумать, мгновенно стало дорого-богато. На деле все для того, чтобы не допустить обыденности и вульгарности.

Разумеется, на этапе участия покупателя в создании своего уникального автомобиля выяснится, что ничто не вечно под Луной, и что даже Phantom не защищен от улучшений и украшений всякой степени фатальности. Но машины предсерийного производства, которые делались не по нраву клиента, а по уму маркетологов и по сердцу дизайнеров, даже утопая в роскоши, далеки от чрезмерности и пошлости. Пусть многие из них не описать словом «сдержанный», зато лишенные этой добродетели, они естественны в своем великолепии. В них решительно нет ничего, что может ранить вкус, взгляд и слух.

Филип Кён
© пресс-служба Rolls-Royce

Тишина в новом Phantom вообще предмет для особого разговора: двойные шестимиллиметровые окна, специально разработанные шины Continental (которые, по словам главного инженера Rolls-Royce Филиппа Кёна, получились настолько мягкими и тихими, насколько это технически возможно) и более 130 кг шумопоглощающих материалов. В цифрах это означает, что при движении на 100 км/ч в новом Phantom стало на 10% тише по сравнению с предшественником, в реальности — что это самый тихий салон автомобиля на планете. Причем, без побочного эффекта вакуума — а он зачастую сопровождает достижения  автомобильной промышленности в области шумоизоляции, — когда в коварно расставленные ловушки попадают не только внешние звуки, но и слова. Кажется, они застревают в какой-то вязкой и липкой вате, заставляя пассажиров разговаривать еще громче, чем если бы в салоне было действительно шумно. Но все это истории из другой жизни, горести и тяготы которой неведомы тем, кто едет в новом Phantom. На заднем сиденье машины длиной 5982 мм (в длиннобазной версии, — стандартная короче на 200 мм), можно болтать даже с водителем так, будто вы сидите друг напротив друга.

Фото: пресс-служба Rolls-Royce

Кстати, шофер по-прежнему остается неотъемлемой частью флагмана Rolls-Royce. Имея все мыслимые и немыслимые вспомогательные системы (адаптивный круиз-контроль, функцию кругового обзора, систему ночного видения, систему считывания разметки и распознавания пешеходов и т.д.), в Гудвуде новую и самую высокотехнологичную за всю историю марки машину намеренно не учили парковаться самостоятельно. Более того, по словам представителей компании, владельцы Rolls-Royce становятся все моложе и все чаще сами хотят садиться за руль.

Да и вообще встречать бездушную цифровую эру в Rolls-Royce намерены решительным отпором. Вместо какой-нибудь эффектной пустышки, например, «дополненной реальности» в Phantom VIII — самые настоящие предметы искусства, да еще и выставленные на обозрение словно в музее или в витрине серванта. Передняя панель превратилась в «Галерею» — ее именно так и называют. С водительской стороны — цифровые приборы, отделанные хромом, а с прежде пустующей пассажирской — художественная экспозиция. «Я хотел взять неотъемлемую часть автомобиля, которая целое столетие не несла почти никакой пользы, кроме хранения подушки безопасности и отдельных компонентов, — объясняет Джайлз Тейлор, директор по дизайну Rolls-Royce Motor Cars, — и подарить ей новое предназначение, пространство для самореализации».

В качестве примеров и готовых для заказа разнообразных вариантов представлена картина маслом авторства китайского живописца Лянь Ян Вэя, изображающая английскую возвышенность Саут-Даунс осенью; позолоченная генетическая карта владельца, изготовленная на 3D-принтере немецким дизайнером Торстеном Франком; фарфоровая роза ручной работы, изготовленная именитым домом фарфора Nymphenburg; выполненная на шелке абстракция молодой британской художницы Хелен Эми Мюррей; завораживающая скульптура из алюминия, созданная проектом Based Upon, и ослепительной красоты панно из птичьих перьев Nature Squared.

Джайлз Тейлор
© пресс-служба Rolls-Royce

«Искусство — это основа концепции дизайна интерьера нового Phantom, — говорит Тейлор. — Многие из наших клиентов — ценители прекрасного, владеющие собственными частными коллекциями. Для них искусство — это важная часть жизни». А «Галерея» — это самый яркий и понятный символ нового автомобиля, говорящий о Phantom VIII все, что не могут передать цифры из таблицы с техническими характеристиками. Парадокс лишь в том, что любоваться всей этой красотой лучше всего с переднего пассажирского кресла или на худой конец с места за водителем, но никак не с заднего сиденья, ради которого эта машина и построена с такой перфекционистской одержимостью.

Конечно, искусство случается с дорогими автомобилями не впервые. Например, в 2011 году при участии Royal Porcelain Factory был сделан Bugatti Veyron Grand Sport L’Or Blanc: его интерьер и экстерьер были украшены 12 элементами из фарфора. Среди самих Rolls-Royce также найдутся десятки примеров инкрустаций редчайшими породами дерева, вышивки по шелку, гравировки и украшения интерьера драгоценными камнями. Но, в отличие от штучных экземпляров, в Phantom VIII предложен действительно новый и универсальный способ решать декоративные задачи, причем индивидуально. И он уже прошел испытания на безопасность в случае аварии.

Под стеклом «Галереи», разумеется, нашлось место и для аналоговых часов. Как говорилось в знаменитой рекламе прошлого века, их тиканье — самый громкий звук в салоне Rolls-Royce. Рядом расположен цветной дисплей диагональю 12,3 дюйма со светодиодной подсветкой, который можно спрятать в центральной части панели, если он не используется. У задних пассажиров два своих экрана — они появятся из спинок впереди стоящих кресел, если нажать кнопку. Оттуда же выскакивают и откидные столики, смысл которых остается загадкой: не совсем ясно, как их можно использовать, и какая длина рук должна быть у пассажиров, способных до них дотянуться. Впрочем, большим помещениям положено иметь определенный набор мебели — и столы, безусловно, из их числа.

Из кресел на выбор доступны сиденья Lounge Seat, раздельные сиденья со съемными подлокотниками или с фиксированной центральной консолью и сиденье для сна — новшество для Phantom. Еще одно нововведение — функция подогрева, которой оснащены не только сами сиденья, но и отдельные поверхности вокруг: подлокотники передних дверей, крышка-подлокотник центральной консоли, задние стойки, боковые подлокотники всех типов задних раздельных сидений и центрального заднего подлокотника.

Фото: пресс-служба Rolls-Royce

Все, что можно увидеть и потрогать в Rolls-Royce Phantom, — исключительно натуральные и высококачественные материалы, ни миллиметра пластика. И чуть ли ни у каждой детали найдется объяснение, чем они заслужили оказаться частью этого грандиозного автомобиля. Так, например, деревянные панели, украшающие заднюю сторону спинок передних сидений, апеллируют к знаменитой модели Eames Lounge Chair 1956, иконе дизайна, входящей в постоянную экспозицию Нью-Йоркского музея современного искусства. Но все эти подробности имеют значение только потому, что поездка в Phantom VIII — дело исключительное. Ощущения от нее сравнимы с полетом или движением на лодке по спокойной воде. (И да, если вы страдаете морской болезнью, единственное комфортное место в этом комфортнейшем автомобиле на свете будет за рулем). Ни с чем не сравнимое чувство от парения в воздухе вместе с этими невесомыми 2,6-тоннами роскоши (что действительно немного, да и в данном случае совершенно не важно) — результат работы Филиппа Кёна, руководителя инженерного подразделения Rolls-Royce Motor Cars, и 500 человек из его команды.

Произведений инженерного искусства в Phantom VIII не меньше, чем распускающихся в «Галерее» прозрачными фарфоровыми бутонами английских роз. Автомобиль построен на новой собственной платформе Rolls-Royce, которая теперь ляжет в основу всех остальных моделей марки. Свежая алюминиевая архитектура на 30% жестче, чем каркас машины предыдущего поколения. Также она дала гораздо большую свободу дизайнерам, которые, по словам Тейлора, без оглядки на технические возможности, смогли дать абсолютно современную интерпретацию ДНК культовой модели: сохранили ее канонические пропорции, создали плавный силуэт в духе 50-60-х годов и одновременно самым естественным образом интегрировали новые остроактуальные формы.

© пресс-служба Rolls-Royce

Широко улыбаясь и лепя руками из воздуха образы агрегатов, Филипп Кён рассказывает о мельчайших технических аспектах так, будто это остроумнейшие решения самых увлекательных задач на свете. Но ведь так оно и есть. Технических новшеств у самого сложного и самого совершенного Rolls-Royce много. Даже двигатель V12, который по-прежнему имеет объем 6,75 л, перестал быть атмосферным. И теперь благодаря двум турбонагнетателям крутящий момент в 900 Нм достигается уже на 1700 об/мин, а мощность возросла до 571 л.с. Комплектуется новый мотор восьмиступенчатой коробкой передач ZF. Вторая сенсация Phantom VIII — полноуправляемое шасси, первое в истории Rolls-Royce. Его польза хорошо чувствуется в поворотах, в которые 6-метровый Phantom ввинчивается с неожиданной легкостью.

Но слово у доктора Кёна забирает мистер Тейлор. Ему еще так много нужно рассказать о линиях, изгибах, объемах, формах и пропорциях, о наследии славного прошлого, которым он рисует блистательное будущее, о цветах и фактурах, гармонии и контрасте... В упоительном противостоянии этих одержимых своим делом людей лучше всего видно, что на самом деле представляет собой этот легендарный автомобиль в своем восьмом издании. Пусть с крыльев статуэтки Духа экстаза в глаза летит много золотой пыли, новый Phantom — произведение искусства в своем роде, которое по-настоящему ценно отнюдь не пышной рамой в алмазах.