Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Авто «Однажды нас попросили сделать лобовое стекло с диоптриями»
Авто
Джеф Даудинг:
«Однажды нас попросили сделать лобовое стекло с диоптриями»
Лобовое стекло с диоптриями и кузов под цвет помады — в ателье Mulliner, занимающееся персонализацией автомобилей Bentley, порой поступают и такие заказы. О моде на материалы и необычных запросах «РБК Стиль» поговорил с главой Mulliner Джефом Даудингом.
Джеф Даудинг
Директор ателье Mulliner

Сколько автомобилей Bentley ежегодно поступает в ателье Mulliner?

Приблизительно 500 моделей в год. Это автомобили, для которых мы делаем персонализацию: предлагаем уникальные цвета или комбинацию оттенков, делаем индивидуальные детали, наносим имя или инициалы владельца.

Сколько времени занимает персонализация? Я понимаю, что это очень индивидуальный процесс, но в среднем?

Интересный вопрос. Обычно все начинается с запроса от наших клиентов или дилеров: вы могли бы изменить для меня то или добавить это или придумать что-нибудь? После этого мы оцениваем, насколько это возможно и легитимно, потому что в каждой стране есть свои строгие законы о сертификации, и мы должны быть уверены, что все эти изменения не противоречат им. Могу привести вам такой пример. Когда вы размещаете что-то в салоне, то это может оказаться опасным для пассажиров — если у этого предмета есть выпирающие грани или в случае, когда автомобиль просто не проходил испытания на безопасность именно с этим установленным предметом. В машине есть определенные места, куда нельзя вносить изменения. А если вы делаете это, то автомобиль нужно тестировать заново. Так что в каждом запросе есть свои сложности. И оценка этих сложностей может занять 24 часа, а может три-четыре недели. Затем мы должны найти ресурсы на выполнение задания и рассчитать стоимость заказа. И только после этого, собрав всю информацию, мы возвращаемся к заказчику. Иногда бывает, что у нас заказывают что-то, что мы уже делали. Мы знаем, как это производить, где брать материалы и сколько это стоит, и можем дать ответ в тот же день.

 

© пресс-служба Bentley

Из каких регионов приезжает основная часть ваших клиентов?

Я бы сказал, в равных пропорциях с Ближнего Востока и из Великобритании, а также из Германии, Швейцарии и других стран континентальной Европы. Возможно, вы рассчитывали услышать в ответ «Китай» или «США». Но покупательский менталитет в этих странах другой — там люди предпочитают приобретать машину в очень короткие сроки. Английские клиенты приходят к нам потому, что мы находимся близко, и они хорошо понимают и ценят мануфактурные работы. В то время как у клиента из Китая процесс перелета и выбора может занять время. Хотя мы получаем большие заказы и из этих стран для особых случаев. Например, индивидуализируем автомобили для свадебных церемоний в Китае. Но в целом я бы сказал, что больше всего персонализация востребована среди клиентов с Ближнего Востока.

А русских у вас много?

Да, у нас есть русские клиенты. Мы делали несколько спецверсий для России: Kobra Edition на базе модели Continental GT V8 S и Serenity Edition на базе Flying Spur. Цель этого — помочь людям оценить возможности персонализации. Мы довольно молодая компания на российском рынке, но при этом у нас богатая история и невероятное наследие, и персонализация — его важная часть. Чем больше людей понимает, что мы можем сделать, тем больше они этого хотят.

А зависят ли предпочтения клиентов от того, из какой страны клиенты прибыли?

Я так не думаю. Можно сказать, что заказчикам с Ближнего Востока нравится золотой цвет, а в жарких странах предпочитают светлые тона — в частности, белый. Время от времени мы делали для ближневосточных заказчиков небольшие декоративные детали из золота, например, листья. И они были популярны, но не настолько, чтобы утверждать, что это очевидная тенденция. В целом я не думаю, что характер запроса зависит от того, из какой клиент страны. Мы делаем столь разные виды персонализации, что сложно привести какую-то статистику, выявляющую, что популярно в той или иной стране. Выводы основаны на наблюдениях нашей команды, а такая статистика — не самый главный элемент для нашего маркетинга. Что нам действительно нравится, так это быть разными, быть на шаг впереди. Наша цель — работать с новыми идеями и, возможно, новыми материалами.

Клиенты чаще просят персонализировать интерьер или кузов?

Обычно самый популярный запрос — это контрастная прострочка, чаще всего ярких оттенков. Люди пытаются выразить свою индивидуальность посредством цвета. Это как прострочка на их одежде или обуви, и они хотят такую же и в машине. Так что в основном это цвет, и с его помощью можно много всего сделать, он дает просто безграничные возможности. Еще клиенты нередко просят нанести свои инициалы, особенно на внутренние элементы отделки, например, на пластинку на полу или на солнцезащитный козырек. Это всего лишь надпись, но клиенты знают, что это сделано для них.

 

© пресс-служба Bentley

И сколько у вас стоит такая опция?

В Европе — около €2 тыс. Это полностью ручная работа. Для многих людей есть разница между просто эмоциями и действительно сильными эмоциями, которые дарит машина. Процесс персонализации дает человеку ощущение, что это именно его автомобиль, созданный специально для него, ведь на эту машину нанесено его имя. Эмоции — это главное, что мы пытаемся привнести.

Какие материалы и опции сейчас в моде?

Углепластик и яркие цвета. А еще опция под названием Hidden Delights («Скрытые прелести») — ее разработал Mulliner — это способ отделки внутренней стороны различных элементов автомобиля, например, отделения для перчаток или подлокотника. Мы используем для них яркие материалы, и эта опция необычайно востребована.

 

 

В моду вошла и контрастная прострочка — это видно по количеству поступающих на нее заказов. У нас также очень популярны темные, мрачные цвета. Есть клиенты, которым не нравятся яркие оттенки или серебристый цвет, и они просят сделать решетку или другую деталь автомобиля черной. А чтобы придать машине спортивный облик, можно, например, заказать черные колеса.

Мы можем экспериментировать с новыми материалами, в этом году, например, у нас появились панели из натурального камня. Толщина камня всего 0,1 мм, мы везем его из Индии. Эта отделка доступна в четырех цветах, и чем больше людей ее видит, тем сильнее становится интерес к ней. Есть много способов персонализировать машину, а станут ли они модными или нет — сложно сказать. Мы не стараемся быть законодателями мод, мы пытаемся с помощью новых материалов найти дополнительные рынки и возможности. Что-то срабатывает хорошо, а что-то — в меньшей степени. Но все равно люди интересуются модными тенденциями.

Вещи становятся популярными, потому что люди видят их — хотя прежде они и не подозревали, что захотят такое.

А вы можете вспомнить самые экстравагантные запросы, поступавшие в Mulliner?

Один клиент заказывал у нас машину для своей жены. У нее было плохое зрение, и ей не нравилось носить очки. Он попросил нас сделать лобовое стекло с диоптриями, но в данном случае мы ответили «нет». Еще мы окрашивали кузовы автомобилей под цвет помады наших клиенток, а отделку интерьера подбирали в тон к рубашкам клиентов.

Был и случай, когда один из заказчиков попросил нас использовать для отделки куски дерева, которое он срубил у себя в саду. Пока мы находимся в процессе разработки его заказа, поскольку должны убедиться, что это дерево подходит для отделки автомобиля. У нас бывали и очень интересные запросы, связанные с электроникой — на установку, например, телевизоров или iPad. Обычно это довольно дорогие опции, потому что для них приходится разрабатывать новую электронную систему. Порой это может быть даже непомерно дорого. Иногда нас просили сделать подставки под определенную бутылку минеральной воды, а одна леди заказала специальное хранилище в дверном отсеке — для своего парфюма. Такие заказы вполне осуществимы. Клиентов часто интересуют отсеки для хранения оружия, но мы стараемся избегать подобных заказов, потому что они требуют множества согласований с представителями властей. А один из заказчиков и вовсе попросил использовать для отделки салона кожу убитого им аллигатора. Мы тоже отказали.

 

 

Если клиент захочет сделать что-то совершенно недопустимое с точки зрения хорошего вкуса: например, ярко-розовый капот и фиолетовый интерьер, то как вы поступите?

 Когда нас просят сделать определенный дизайн, то мы стараемся сделать его в духе Bentley. В конце концов, это как музыка: она не бывает плохой. Просто вам нравится один стиль музыки, мне — другой. Ни одно из наших предпочтений нельзя назвать плохим, они просто разные. Если кто-то хочет, чтобы его машина выглядела определенным образом, — например, была выполнена в его любимом розовом цвете, — то кто мы такие, чтобы говорить, что это дурной вкус. А вот если бы по просьбе клиента мы запустили целый дизайн-проект, то, конечно, постарались бы органично вписать его в облик машины.