Мегаполис

От первого лица

Вера Вольфсон
Блогер
 

Пляска Смерти и искусство жить: путешествие в Люцерн

Я не раз бывала в Швейцарии, но обычно — в командировках: то в Женеве, то в Базеле, то в Цюрихе. Давно мечтала съездить в Люцерн — живописный город в центре страны. Наконец удалось выкроить день на это путешествие.

Благо, поезда в Люцерн из всех крупнейших деловых центров Швейцарии ходят регулярно. Проездной билет Swiss Travel System, который я всегда покупаю перед поездкой, позволяет ездить куда угодно на любых видах транспорта 4, 8 или 21 день — причем первым классом и не задумываясь о том, как успеть купить билет на нужный поезд, уходящий через пару минут (и всегда строго по расписанию). В принципе, в Швейцарии можно доехать на поезде куда угодно откуда угодно — нужно только заранее распечатать (из интернета или в информационном бюро на любой станции) путевой лист с указанием пересадок. Напишут даже, сколько минут пешком займет переход с одной платформы на другую. А если в какую-то отдаленную деревушку (вроде одного сельца на границе кантона Юра и Франции, где мне как-то довелось прожить неделю) поезда не ходят, не страшно: автобусное сообщение также входит в сеть Swiss Travel System. Причем это касается и междугородных автобусов, и городских, а также трамваев и даже речных трамвайчиков на озерах.

Как раз желание покататься на таком теплоходике по озеру Люцерн было одной из причин, привлекших меня в одноименный город. Вторая причина — люцернский Кунстмузеум в Центре Культуры и Конгрессов (KKL), построенном притцкеровским лауреатом Жаном Нувелем пятнадцать лет назад. В музее (куда, кстати, обладателей билета Swiss Travel System пускают бесплатно) есть недурные Вламинк и Сутин, а для тех, кто разбирается (или хотя бы пытается) в современном искусстве — работы швейцарской группы Art Informel 50-х годов, Джузеппе Пеноне, Пола Тека и Аны Мендьеты.

Впрочем, те, кто боится постмодернистских младенцев Тека (и я их понимаю), может приобщиться к более конвенциональным страхам — например, картинам Каспара Меглингера, написанным прямо под стропилами крытого деревянного моста Шпроербрюкке через реку Ройс, разделяющую город на две части и впадающую в озеро. Меглингер, как многие средневековые живописцы, увлекался апокалиптическими сюжетами и весьма натуралистично изобразил на мосту пляску Смерти и всякие прочие ужасы, призванные отвратить христианина от греха. Шпроербрюкке, как и его «брат-близнец» Капелльбрюкке, - до пожара 1993 года и реконструкции были одними из старейших крытых мостов в Европе. А сам город образовался изначально как посад вокруг древнего (основан в VIII веке) монастыря Люцерия. Статус, как сейчас говорят, города Люцерн обрел в 1178 году — если верить летописям, и разбогател благодаря своему географическому положению перевалочного пункта, торгово-ярмарочного центра между Германией и Италией (на пути к перевалу Сен-Готард).

Еще одна сувенирная достопримечательность города красуются тут же, рядом. Между мостами из воды Ройса поднимается, как стратегическая ракета, восьмигранная башня Вассертурм — в ней держали средневековых преступников, хранили городскую казну и архив. Вода защищала ценности как нельзя лучше. Позже для преступников построили жилище поудобнее — городскую тюрьму (1862), в которой теперь расположился популярный у туристов-оригиналов отель Jailhotel Loewengraben, где номера оформлены как тюремные камеры.

Главная городская площадь - Левенплац — украшена скульптурой Торвальдсена «Умирающий лев». Печальная аллегория посвящена храбрым (хоть они были и наемники) швейцарским гвардейцам, которые в 1792 году до последнего пытались отстоять короля Людовика XVI от революционно настроенной публики. На этой площади ежегодно в дни Адвента проходит очаровательная рождественская ярмарка. Если подняться по мощеным брусчаткой улочкам вверх от Левенплац, можно найти место для обеда в одном из очаровательных ресторанчиков. Вообще швейцарская еда несколько тяжеловата, но если махнуть аперитива (как правило, это вишневая водка-кирш), то решти (жареная картошка с яйцом) или раклет (кусочки мяса и крошечные картофелины в расплавленном сыре) проскакивают в желудок только так.

После обеда стоит совершить моцион и подняться к остаткам крепостной стены Музегмауэр с девятью уцелевшими башнями. На одной из них, покрытой самодельными, словно кисти кузнеца Вакулы, фресками красуются единственные, пожалуй, неправильные часы во всей Швейцарии: им дарована особая привилегия спешить на одну минуту. Очень удобно — благодаря таким часам вы точно не опоздаете на свой поезд, покидая Люцерн.

Другие интервью
Все интервью