Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Стиль Красота внутри: что скрывают часы
Стиль
Красота внутри: что скрывают часы

Aquanaut Travel Time, Patek Philippe
1815 Moonphase Homage to F.A. Lange, A. Lange & SÖhne
Fleurier Grandes Complications Virtuoso VIII, Bovet

© пресс-службы
В хороших часах техника тесно связана с эстетикой, и дело не только в житейской мудрости, которая гласит, что правильно сделанный механизм обязательно будет выглядеть красиво. О шлифовках, которые используют часовые бренды, рассказывает Алексей Кутковой.

Часы, которые мы сейчас называем карманными, на заре механического часового дела — в XV и XVI веках — были товаром экзотическим, малодоступным и дорогим. Поэтому, чтобы оправдать статус, часовщики прилагали все возможные усилия для того, чтобы превратить каждый экземпляр в шедевр декоративного искусства. Поначалу механизмы были неказистыми, так как работу делали кузнецы да замочники, но уже к началу XVII века, когда часовое дело оформилось в отдельное ремесло и в важнейших центрах часового дела образовались гильдии часовщиков, красоте часового механизма уделялось такое же серьезное внимание, как и внешнему декору. Гравировка, резьба, воронение стальных и позолота латунных деталей — такая отделка механизма стала стандартной уже к концу XVI века.

Aquanaut Travel Time, Patek Philippe
© пресс-служба

Настоящий расцвет искусства отделки механизмов наступил позже — примерно в середине XIX века, когда начали распространяться эффективные индустриальные технологии массового выпуска часов. Швейцарцы уже тогда в искусстве окончательной отделки механизмов опережали всех. Например, Фейетт Страттон Джайлс, представитель американской часовой фабрики United States Watch Company of Marion, в поисках секретов тонкой окончательной отделки часовых механизмов, превращающей их в сокровище, направился в 1866 году из родного Нью-Джерси именно в Швейцарию. Там он подписал контракт с часовщиком Ф. Вильмо из Сент-Имье, который подрядился обучить мастеров и подготовить оборудование для фабрики в Мэрионе, а заодно подыскал себе супругу. Вильмо хорошо поработал на американцев — после наладки технологии окончательной отделки по контракту с Джайлсом и фабрикой из Мэриона он провернул такую же сделку с фабриками Waltham и Elgin. С той поры американские марки могли серьезно конкурировать со швейцарскими даже в сегменте высококлассных моделей, этим шансом они воспользовались в полной мере.

Fleurier Grandes Complications Virtuoso VIII, Bovet
© пресс-служба

Доступность и посредственное качество часов массового выпуска заставили производителей часов престижного позиционирования превратить техническую отделку механизмов в настоящее искусство, именно этот аспект по сей день позволяет отличить превосходные механические часы от посредственных. Разумеется, правила игры диктовались техническими нуждами, но исполнение стандартных приемов доводилось до виртуозного уровня.

Patrimony Moon Phase Retrograde Date, Vacheron Constantin
© пресс-служба

Джулио Папи, руководитель фабрики сложных механизмов Audemars Piguet Renaud & Papi, подсказывает, какова была логика процесса: «Когда вы закрываете корпус часов, вы изолируете в нем некоторый объем воздуха вместе с имеющимися там пылинками». Пыль оседает на деталях и с течением времени начинает путешествовать по механизму, собираясь в наиболее чувствительных к ее наличию местах — там, где следует снижать трение и потому имеется смазка, к которой пылевые частички легко прилипают. Чтобы препятствовать этому, часовщики научились создавать на поверхности деталей тонкую рельефную фактуру, чаще всего шлифовкой.

Royal Oak Extra-Thin, Audemars Piguet
© пресс-служба

Полосчатой шлифовкой (женевскими полосками) чаще всего обрабатывают внешние поверхности мостов (их мы видим сквозь окно в задней крышке корпуса часов — в тех часах, где оно имеется). Некоторые фабрики изобретают свои собственные разновидности этой отделки, например, в A. Lange & Söhne практикуют полосчатую шлифовку гласхюттовского стиля, в De Bethune — свою собственную, дебетюновскую, на мостах механизмов часов Grand Seiko фактурные полоски не сошлифовывают, но фрезеруют, это уже ближе к гильоше. После сборки механизма полоски должны быть строго параллельными, уступы и скачки недопустимы.

Пятнистой «жемчужной» шлифовкой по традиции обрабатывают остальные плоские поверхности платины и мостов, даже те, что скрыты внутри механизма. В отделке лучших образцов применяются насадки различного диаметра — до семи; участки поверхности деталей большего размера проходят крупным «жемчугом», небольшие — меньшим. Как правило, «жемчужинки» аккуратно расставляют по ровным концентрическим окружностям.

Тонкую продольную шлифовку используют для обработки боковых поверхностей платины и мостов, а также стальных рычагов и плоских пружин. Отделка деталей, установленных в различных местах механизма, должна выглядеть одинаково. Радиальную и спиральную шлифовку наносят на большие колеса, чаще всего стальные. Колеса основной передачи обрабатывают циркулярной шлифовкой.

Столь полюбившуюся американским магнатам часовой индустрии второй половины XIX века «дамасскую» фактурную отделку сегодня встретить можно крайне редко, вспоминаются только часы из памятной серии 165 Years — Homage to F.A. Lange компании A. Lange & Söhne. «Дамасской» (англ. Damaskeening) американцы прозвали такую отделку за определенную схожесть получаемой фактуры с текстурой протравленной поверхности дамасской стали, хотя с точки зрения техники ничего общего нет.

Villeret, Blancpain
© пресс-служба

Во времена стародавние окончательная отделка деталей механизма производилась вручную при помощи незамысловатых приспособлений. В этом была проблема — на отделку всех деталей даже наиболее простого механизма уходила уйма времени, следует учитывать также расходы на оплату труда. Сейчас тонкая окончательная отделка все в большей степени автоматизируется, хотя настоящий шик еще способны показать лишь высококвалифицированные мастера на оборудовании, аналогичном тому, что использовалось встарь.