Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Стиль За покупкой как на праздник: ювелирный пир Дольче и Габбаны
Стиль
За покупкой как на праздник: ювелирный пир Дольче и Габбаны
© пресс-служба Dolce & Gabbana
Зимний Alta Artigianalità не за горами: пора планировать январскую поездку в Милан и вспомнить, что Dolce & Gabbana устроили на летнем празднике. Как клиенты марки захватывали Палермо и ради чего все это было, увидел Александр Рымкевич.

В начале июля Палермо оказался в осаде. Его берега были атакованы суперъяхтами, аэродром захвачен сотней частных джетов, дворцы и крепости взяты, а стратегический запас шампанского уничтожен. Здесь высадилась армия клиентов марки Dolce & Gabbana из числа самых богатых и влиятельных. Каждые полгода они слетаются со всего мира на праздник Alta Artigianalità, где дизайнеры представляют мужскую и женскую коллекции высокой моды и ювелирных украшений. Однако на привычный формат кутюрных показов это мало похоже. Доменико и Стефано известны тем, что никогда не идут проторенной дорогой. Праздник проходит несколько дней, и каждый раз для летней сессии выбирается новое место (Таормина, Капри, Портофино, Венеция, Неаполь), зимняя же традиционно проходит в Милане. Но главное — сразу после показа все изделия можно приобрести.

Трудно представить себе более успешное воплощение концепции see now, buy now. Наряды и драгоценности расхватывают буквально за одну ночь, и гости тут не скупятся, ведь все хотят получить приглашение на следующий праздник. А праздники — это то, что Дольче и Габбана умеют устраивать как никто иной. Несколько ночей подряд тут не утихают танцы, веселье, салюты, и никогда не заканчивается шампанское. Причем для каждой вечеринки выбираются уникальные места, в которые попасть частным образом порой нельзя, даже если вы обладаете возможностями клиентов Dolce & Gabbana. Остается только догадываться, как далеко простираются связи дизайнеров, если им удается закрыть для гостей кафедральный собор в Монреале и устроить дефиле на площади перед ним, а ужин в монастырском саду, или провести показ женской коллекции на пьяцца Претория — одной из самых великолепных в Палермо, или организовать презентацию ювелирных украшений в палаццо Ганджи, где до сих пор живет принцесса. Это палаццо прославил Лукино Висконти, снявший здесь целиком сцену бала в фильме «Леопард» (1963). В его знаменитом барочном зеркальном зале, где в отражении зеркал, с которых сошла амальгама, вы скорее видите не себя, а лики прошлого, и в золотом бальном зале, где Берт Ланкастер кружил в вальсе Клаудию Кардинале, были выставлены витрины с украшениями, которые по затейливости могли поспорить с убранством палаццо.

1) Брошь из мужской коллекции с турмалинами, зеленым жадеитом в короне, рубинами, аметистами и бриллиантами

2) Серьги в виде соцветий флердоранжа из белого и желтого золота, украшенные эмалью, перидотами, желтыми бериллами, изумрудами, желтыми сапфирами, цаворитами и бриллиантами

3) Мужское кольцо из желтого золота с зернью, голубым сапфиром (5,4 карата), рубинами и бриллиантами

4) Серьги из белого и желтого золота с эмалью, гранатами, перидотами, изумрудами, бриллиантами и жемчужинами южных морей

© пресс-служба Dolce & Gabbana

Высокая ювелирная коллекция Dolce & Gabbana может показаться гротескной и эклектичной. Но разве не гротескно и эклектично вдохновившее дизайнеров сицилийское искусство, где слились воедино черты арабской, норманнской и византийской культур? То, что на первый взгляд стало результатом разыгравшейся фантазии Доменико и Стефано​, обнаружится перед вашими глазами, стоит только поднять голову и увидеть мозаики Палатинской капеллы, собора в Монреале и декор бессчетных барочных церквей Палермо.

Это необычные украшения, крупные, привлекающие к себе внимание, но они не претендуют на роль трофеев и инвестиций, они исключительно про артистизм и радость жизни. В них смешались мотивы и техники, характерные для разных эпох. Причем многие из них — например, финифть — до недавнего времени считались немодными, пока Дольче и Габбана (как в случае со многими другими ремеслами) не обратили на них внимание и не помогли перевести эту традицию на язык современности. Коллекция изобилует всевозможными цветами, бабочками, коралловыми камеями в золотом кружеве финифти. Особенно выразительно смотрятся огромные серьги-кресты с розочками из коралла вместе с очками в оправе, также выполненной в технике финифти, на фоне платья, расшитого алыми кораллами и представляющего едва ли не большую драгоценность.

5) Ожерелье «Священное сердце» с медальонами, раскрашенными вручную, рубеллитами, турмалинами, родолитами, изумрудами, желтыми сапфирами, бриллиантами и жемчугом
© пресс-служба Dolce & Gabbana

С легкой руки дизайнеров tutti frutti превращаются в tutti putti — эклектичные украшения, пожалуй, самые интересные в коллекции: на колье из-под точеной женской головки из розового коралла выглядывает гроздь бананов, а каскадные серьги представляют собой украшенные эмалью, бриллиантами и сапфирами кошачьи головы, удерживающие коралловые головы атлантов, к которым крепятся веточки с розовыми турмалинами и аквамаринами. По сравнению с этими серьгами сет — колье и крупные серьги — с целым птичьим семейством кажется просто примером реализма, как и сет с играющими кошками. Они нисколько не напоминают привычные кошачьи мотивы других марок: животные тут не грациозно позируют, а предаются привычным кошачьим делам — играют с жемчужным шариком или теребят золотую кисточку, как любимицы Стефано Габбаны бенгальские кошки Замбия и Конго.

Мужская ювелирная коллекция, напротив, вышла сдержанной. На нее дизайнеров вдохновил образ Фридриха II, императора Священной Римской империи и короля Сицилии — человека образованного и либерального, патрона наук и искусств. Благодаря ему в начале XIII века Палермо стал одним из самых развитых и космополитичных мест в Европе.

Во многих изделиях сохранена нарочитая лапидарность и даже намеренное неизящество декора — именно то, что восхищает нас в древних украшениях, красота которых кроется в выразительности простых форм и материалов. Здесь также нашли применение старые техники — например, кольцо из желтого золота с голубым сапфиром весом 5,4 карата, рубинами и бриллиантами украшено в технике зерни. На боковине широкого перстня из белого и розового золота с зеленым турмалином-кабошоном изображен двуглавый орел с королевского герба — условный, угловатый, словно он действительно был сработан в средневековой мастерской. Примечательны также зажигалка, украшенная микромозаикой, и портсигар с гравировкой и накладками из золотых рокайлей, с оранжевыми и зелеными турмалинами. В обеих коллекциях также представлены часы со швейцарскими механизмами, не уступающие по сложности декора ювелирным изделиям.