Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Стиль «Жить и восхищать»: отрывок из биографии Синди Кроуфорд
Стиль
«Жить и восхищать»: отрывок из биографии Синди Кроуфорд
© пресс-служба издательства Эксмо
В 2016 году топ-модель Синди Кроуфорд отметила свое 50-летие. К юбилею она решила сделать подарок себе и своим поклонникам и написала автобиографию «Жить и восхищать». «РБК Стиль» приводит отрывок из переведенной на русский язык истории Кроуфорд.

«В детстве я хотела быть физиком-ядерщиком, потом мечтала стать первой женщиной-президентом — это были две самые выдающиеся профессии, которые я тогда могла себе представить». Тогда маленькая Синди, жившая в небольшом городке в штате Иллинойс, не могла и помыслить, что станет одной из самых известных топ-моделей мира, а ее родинка над верхней губой будет сводить с ума миллионы мужчин. Самой родинки Кроуфорд ужасно стеснялась.

За годы модельной карьеры Кроуфорд появилась на более чем 600 обложках модных журналов по всему миру, входила в рейтинги самых сексуальных звезд XX века и красивейших женщин планеты. Накануне своего 50-летия модель поучаствовала в фотосессии для американского Marie Claire, в которой показала себя без фотошопа.

В биографии «Жить и восхищать» Кроуфорд рассказала о работе с культовыми фотографами, о принятии себя и своего тела, о силе света и яде славы. «Эта книга заставила меня внимательно присмотреться ко всем аспектам моей жизни и карьеры, а также попытаться извлечь из всего этого какой-то урок. Если бы не она, я, возможно, так никогда бы и не посмотрела на свой жизненный путь с высоты прожитых мною лет», — отметила модель.

Помимо рассказа о жизни Кроуфорд включила в книгу эксклюзивные фотографии из своего архива. «РБК Стиль» показывает снимки и приводит отрывок из биографии супермодели.

© пресс-служба издательства Эксмо

Отрывок из книги «Жить и восхищать»:

Когда работаешь с Хельмутом Ньютоном, нужно быть готовой стать просто зрителем.

Каждый раз, когда мне представлялась возможность поработать с легендарным фотографом, я надеялась, что вместе нам удастся сотворить культовую фотографию. Под словом «культовая» я подразумеваю изображение, которое вбирает в себя абсолютно все, на что способен фотограф. По крайней мере, такова моя мечта. Снимок Хельмута Ньютона, на котором я запечатлена в окружении трех музыкантов с завязанными глазами, является как раз такой фотографией — это квинтэссенция уникального, слегка сумасшедшего и эксцентричного гения Хельмута. Это видение Хельмута, его мир, созданное им захватывающее мгновение. Снимок был сделан для американского Vogue в 1991 году в Монте-Карло. Это была моя первая поездка на юг Франции, но Хельмут здесь жил, так что мы были на его территории.

© пресс-служба издательства Эксмо

Я знала, что съемка будет впечатляющей, и попросила разрешения на участие в ней моей съемочной группы с канала MTV. Наличие аудитории раскрыло талант шоумена Хельмута. В какой-то момент он попросил меня выйти в купальнике и на каблуках — типичная ньютоновская «униформа» — и встать на углу улицы. Он положил на землю шляпу и предлагал всем прохожим полароидный снимок со мной за 100 франков. Дело выгорело — мы забавлялись этим, пока не набрали достаточно денег, чтобы хорошенько пообедать. Такая вот работа за еду!

© пресс-служба издательства Эксмо

Точно не помню, как появилась обложка в образе Джорджа Вашингтона, но Герб Ритц предупредил меня, что должен позвонить Джон Кеннеди-младший, чтобы обсудить съемки для обложки его нового журнала, который он собирался запустить.

Впервые я встретилась с Джоном на вечеринке по случаю двадцать первого дня рождения, которую мой друг Марк Бозек (продюсер) устраивал для меня в ресторане B. Smith’s в Нью-Йорке. Он был самым завидным холостяком Нью-Йорка, и я была в восторге от встречи с ним.

Мне не могла не польстить его просьба сняться для обложки первого номера его журнала. Фотографом был выбран Герб. Все складывалось как нельзя удачно, за исключением одной маленькой детали — концепции. Так как журнал назывался George, а посвящен он был вопросам политики и массовой культуры, Джон и Герб хотели нарядить меня в стиле Джорджа Вашингтона — парик и прочие дела! Как я могла выглядеть сексуально в таком-то образе?

Талантливая команда Герба получила четкие инструкции. Кэрол Шоу сделала прекрасный макияж, хорошенько меня припудрив. Питер Савик смастерил потрясающий парик, который выглядел точной копией того, что изображен на однодолларовой купюре с Джорджем Вашингтоном. Стилист Кейт Харрингтон съездила в музей одежды, чтобы изучить униформу времен Войны за независимость, после чего заказала сшить ее копию для меня. Кальсоны сели как влитые, и она даже засунула мне в промежность свернутый носок, добавив тем самым «мужества», необходимого, чтобы стать нашим отцом-основателем. Самым же гениальным решением, благодаря которому фотография и выстрелила, — была идея обрезать рубашку, чтобы выставить напоказ мой обнаженный пресс. Это придало сексуальность образу, которому иначе суждено было стать старомодным.

Я поняла, что зачастую не самые красивые фотографии становятся запоминающимися и культовыми. Вместе с тем Гербу удалось превратить меня в современного сексуального Джорджа Вашингтона, ставшего прообразом для журнала Джона Кеннеди-младшего. Я никогда не забуду, с какой гордостью Джон представлял обложку своего проекта, которым он был так увлечен: «Леди и джентльмены, встречайте Джорджа».

© пресс-служба издательства Эксмо

Я никогда не относилась к числу девушек, которые могут есть, что пожелают и при этом не набирать вес.

Я никогда не была обладательницей типичной модельной фигуры. В начале моей карьеры, когда моделям дозволялось иметь 44-й размер, мои формы все равно были более пышными. К чести многих фотографов, с которыми мне доводилось работать, вместо того чтобы обращать внимание на мою фигуру и говорить, что мне нужно похудеть, они придавали мне уверенность в своем внешнем виде, показывая, какое у меня красивое тело.

В детстве я была очень худой. Мне хотелось быть похожей на девочек, у которых уже в седьмом классе начинались месячные и вырастала грудь. Им достались красивые бедра, аппетитные декольте и внимание всех мальчиков в округе.

Когда я начала работать моделью, еще учась в школе, то была ростом 176 сантиметров и весила порядка 57 килограммов. За следующие несколько лет я немного округлилась, набрав еще парочку килограммов. При этом только после переезда в Нью-Йорк, где я начала носить настоящую дизайнерскую одежду и образцы, у меня начали возникать проблемы с тем, чтобы влезть в некоторые вещи. Как правило, подиумные образцы мне более-менее подходили по размеру, однако зачастую то штанины были слишком обтягивающими, то платья жали в талии.

Я никогда не сидела на диете и имела расплывчатое представление о правильном питании. Я выросла на мясе с картошкой и всяких сладостях на десерт. Кроме того, я никогда толком не занималась спортом, если не считать уроки физкультуры в школе, хотя я не уверена, что занятия по физкультуре в старших классах школы Де-Калба вообще можно принимать в расчет. Как-то у нас целый семестр был боулинг! Вот такой вот расчудесный наш Средний Запад.

Вскоре я поняла, что если хочу влезать в одежду, которую мне приходится надевать по работе, то нужно изменить свой подход. Я начала тренироваться с Раду, известным фитнес-тренером, который на тот момент работал с такими любимцами мира моды, как Кельвин Кляйн и Бьянка Джаггер. Каждый вечер после работы я плелась в его маленькую студию на Пятьдесят седьмой улице, где он занимался со мной по своей румынской методике. Никогда прежде в своей жизни я не была в такой хорошей форме. По сей день в основе моих тренировок лежат упражнения, которым научил меня Раду. Я до сих пор занимаюсь с инструктором трижды в неделю, а вдобавок к этому время от времени по выходным совершаю пешие прогулки или катаюсь на велосипеде. Конечно, здорово чувствовать, что твое тело в тонусе, однако самым большим подарком Раду стало ощущение уверенности в собственных силах. Он научил меня понимать, что физическая сила обеспечивает и ощущение эмоциональной силы.

© пресс-служба издательства Эксмо

Кроме того, я начала больше узнавать о правильном питании и о том, как следить за своей фигурой. К сожалению, я никогда не относилась к числу девушек, которые могут есть, что пожелают и при этом не набирать вес (черт бы тебя побрал, Кейт Мосс!). На протяжении многих лет я экспериментировала с разными диетами — низкожировой, низкоуглеводной, до обеда только фрукты, овощной и высокобелковой. Разумеется, стоило мне дать себе зарок больше не есть сладкое, хлеб или что бы там ни было еще, то я только и думала, что о сладостях, хлебе или чем-то вроде того! В конечном счете я остановилась на том, чтобы 80 % времени питаться правильно. Это было мне под силу. Буду ли я когда-нибудь тощей, как вешалка? Не думаю. Хотя иногда очень хочется. Некоторая одежда действительно лучше смотрятся на фигуре именно такого типа.

В дни, когда меня охватывает чувство неуверенности в себе, я напоминаю себе слова, сказанные мне как-то Аведоном, после того как я скинула пару килограммов. Он сказал, что ему больше нравилось мое лицо, когда я не была такой худой. В то время я много снималась для обложек и рекламы косметики, так что он порекомендовал мне не становиться совсем тощей. Позже, когда я начала сотрудничать с Dr. Sebagh в рекламе линейки его косметики под названием Meaningful Beauty, он дал мне похожий совет — посоветовал выбрать какой-то средний вес — не самый маленький, который у меня когда-либо был, но и не самый большой — и стараться придерживаться его, потому что коже вредит, когда она постоянно растягивается и снова стягивается. Его подход к диете также помог мне научиться принимать свое тело таким, какое оно есть.

Я полагаю, что когда ты берешь свое тело под контроль с помощью физических упражнений, то подобная физическая активность помогает полюбить его. После рождения детей я стала по-новому относиться к возможностям тела. Дополнительную уверенность в себе мне придает включение в рацион питательных и полезных продуктов. Мой рост по-прежнему составляет 176 сантиметров (если, конечно, я еще не начала усыхать от старости), а вешу я в районе 61– 64 килограммов. Мне повезло быть здоровой, и я по-прежнему могу делать практически все, что мне так нравится, — бегать наперегонки со своими детьми, совершать пешие прогулки, плавать в океане.

Вместе с тем мне известно, что творится сейчас в модельном бизнесе. Молодые модели становятся все более и более худыми, а значит, размер одежды уменьшается. Такие вещи мне бессмысленно даже пытаться попробовать на себя надеть.

Сейчас немало критикуют ситуацию с худобой моделей, но вот что я могу сказать по этому поводу: во-первых, мода не стоит на месте. Все зависит от того, что вдохновляет дизайнеров, фотографов и редакторов. Во-вторых, потребители должны понимать, что вся власть находится у них в руках (или, скорее, в их кошельках). Если им не нравятся образы, которые они видят, можно просто прекратить покупать журналы или дизайнерские платья. Как бы то ни было, мода — это в первую очередь бизнес, и порой к качественным переменам могут подтолкнуть только сильные убытки. Самая главная идея, которую я хотела бы до вас донести и которой могу быть примером, заключается в том, насколько важно сохранять свою индивидуальность и следить за своим здоровьем.