Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Стиль Как независимые ювелиры попадают в крупные универмаги и бутики?
Стиль
Как независимые ювелиры попадают в крупные универмаги и бутики?
Отвечают пять дизайнеров и байеры важнейших мировых ретейлеров украшений.

Дикон Боуден, вице-президент Dover Street Market

Когда мы только начинали продавать ювелирные украшения, процесс напоминал открывание ящика Пандоры. Мы обнаружили целый особенный мир замечательных дизайнеров, которым негде было показать публике свои творения. Так появилась ювелирная площадка в Dover Street Market. Это полная противоположность старомодным традиционным ювелирным магазинам. Сюда любят приходить, чтобы посмотреть нестандартные дизайнерские вещи. Мы хотим, чтобы наши гости получали определенный вызов и в результате находили для себя что-то исключительное. Это место действительно пробуждает азарт, интерес к находкам и открытиям.

 

 

Лилия Арейфулина, Runa

Первым магазином, где мои украшения вообще начали продаваться, был Colette (сотрудники увидели на моей подруге изделия и попросили прислать лукбук). Вскоре пришел запрос из Dover Street Market (далее — DSM. — «РБК Стиль»). Сила этих бутиков-трендсеттеров в том, что ты никак не можешь повлиять на мнение байеров — ни деньгами, ни известной фамилией или связями. Имеет значение только твой дизайн. Корнеров отдельных марок нет, бренды представлены рядом, но выдержаны четко в единой концепции, так что выборка смотрится очень органично.

Лично для меня Colette, Alchemist, Curve, DSM и другие концептуальные бутики такого плана остаются приоритетными для посещения, когда я приезжаю в европейские столицы. И мне очень приятно сознавать, что мои творения выбрали такие прогрессивные магазины. В DSM лучше всего продаются мои моносерьги Storm, Safety Pin, Arrow. Нередко на продажи влияют селебрити: после того как Кэти Перри купила мои серьги Storm и появилась в них на публике, вся коллекция быстро разошлась. Сотрудничество с DSM дало мне веру в себя и вдохновение для дальнейшей работы. В коммерческом плане здесь не самый высокий доход, но зато постоянный.

 

 

Александр Лаут, Alexander Laut

В Neiman Marcus (далее — NM, его представители отказались от комментариев. — «РБК Стиль») нельзя попасть с улицы, вас должны пригласить. В 2014 году на выставке в Лас-Вегасе ко мне на стенд зашла миловидная женщина с вопросом, есть ли у меня 200 предметов для продажи. Я соврал, что есть, хотя было чуть больше половины. Она предложила отправить мои изделия в штаб-квартиру NM в Далласе. Почти всю коллекцию из 140 предметов взяли на реализацию. В первый месяц у меня было три продажи, это очень хороший показатель. Сейчас мой бренд является резидентом в пяти магазинах — в Беверли-Хиллз, Сан-Диего, Далласе, Флориде и Нью-Йорке. Любой ювелир мечтает попасть в такой департмент-стор, как NM. Это престижная институция: люди приходят сюда семьями и передают по наследству свои членские и бонусные карточки. В разделе Precious Jewelry (это отдельная секция на первом этаже) мои персональные витрины с 25–30 украшениями соседствуют с Bulgari, Van Cleef & Arpels, Stephen Webster, Vhernier. Одна из причин моего успеха — адекватная стоимость, средний ценник составляет $30 тыс., и это самый ходовой товар.

Благодаря NM марка стала более известной. Весной я открыл собственный бутик в лиссабонском отеле Olissippo Lapa Palace. Там останавливаются богатые американцы, которые если и не покупают мои украшения прямо в бутике (они предпочитают делать это у себя дома), то знакомятся с ними. Трафик невелик, но это хороший рекламный проект. Вообще ретейл для меня в новинку. Раньше многие вещи лежали в сейфе мертвым грузом, ждали встречи с клиентами или очередной выставки. Сейчас сейф пуст, все выставлено в витринах. Зато производство увеличилось в 2-2,5 раза — теперь за год удается изготовить в среднем около 500 уникальных драгоценностей.

 

 

Анастасия Шаповалова, главный байер ювелирного направления Mercury

Ювелирная зона на первом этаже ЦУМа существует с 2010 года. Сегодня в ней представлено примерно 40–50 брендов, точное количество определить сложно, поскольку оно постоянно меняется — за сезон сток обновляется на пять-семь марок. На выбор влияют многие факторы: от модных трендов и выставок современного искусства до предпочтений клиентов. Важным является мнение зарубежных байеров и наши онлайн-исследования о том, что модно и актуально. Мы начали сотрудничать с известным брендом Stephen Webster и при этом являемся первооткрывателями многих молодых ювелиров. Раньше других европейских и американских департмент-сторов в ЦУМе появились украшения Nikos Koulis, Yeprem, Lito, Mateo New York, Ruifier. Нередко маленькие бренды создают яркую тенденцию, которую подхватывают большие марки, делая аналогичные вещи в своем сегменте (например, кольца на всю фалангу или на несколько пальцев).

Сегодня очень популярны простые украшения в стиле минимализма, с четкими геометрическими формами. Отмечу браслеты Ruifier, Lito (их, как правило, покупают несколько и носят каскадами), необычные моносерьги Joelle Jewellery, оригинальные вещи с бриллиантами Yeprem. И конечно, классические изделия Mercury. С бриллиантовыми серьгами-гвоздиками либо с кольцами с крупными солитерами Mercury можно смело сочетать чокеры или каффы необычного дизайна. Современное ювелирное искусство интересно тем, что в него приходят талантливые дизайнеры из разных профессий с нестандартным мышлением и идеями: основатель и креативный директор Mateo Мэттью Харрис долго работал в Нью-Йорке моделью; бренд Magdalena Frackowiak создала известная топ-модель; основатель марки Joelle Jewellery Жоэль Саврански начинала карьеру как модный дизайнер.

 

 

Жоэль Саврански, Joelle Jewellery

Долгое время я занималась производством одежды, пока не осознала, что вся моя семья по материнской и отцовской линии, а также семья мужа — все работали в индустрии бриллиантов. В 2010 году родилась линия ювелирных украшений «с первым бриллиантом» Ma petite сhérie для самых маленьких — она очень успешна на Ближнем Востоке. Потом появилась версия для мам, и однажды пришлось разделить эти направления. Так возникла ювелирная марка Joelle Jewellery.

Однажды я обедала в Париже с подругой, владелицей бутика Montaigne Market. Она обратила внимание на мое кольцо и была уверена, что это дизайн моей сестры (Одри Саврански выпускает украшения под логотипом AS29. — «РБК Стиль»), потому что не знала, что я тоже делаю украшения. Я показала ей свою небольшую коллекцию, и она стала моей первой клиенткой. А потом по цепочке возникли Colette, Le Bon Marché — это три мои главные точки продажи во Франции. Удивительно, что в родной Бельгии у меня до сих пор нет ни одной. А два года назад мои украшения появились в ЦУМе — именно с него я мечтала начать освоение российского рынка. Здесь представлены мои основные регулярные коллекции: Hoop Oops, Leaf, кружевные украшения Lace, рокерские шипы и черепа Spike. Моей марке едва исполнилось пять лет, так что старт оказался стремительным.

 

 

Сара Андельман, байер Colette

Ювелирные украшения продаются в нашем концептуальном бутике с самого начала, с 1997 года. Витрины расположены на первом и втором этажах, причем каждую неделю мы меняем ассортимент, проводим ротацию дизайнеров — это живая, подвижная концепция.

Принцип отбора только один — я должна влюбиться в эти украшения, никаких других правил я не признаю. Мы предоставляем покупателям полную свободу выбора — никак не сочетаем наши вещи, не предлагаем никаких готовых решений. Ювелирная мода, как и обычная мода, богата, изменчива, полна новых идей и новых имен, главным образом молодых дизайнеров, которым мы и предоставляем нашу площадку. Из моих личных открытий отмечу Aurélie Bidermann, Stone, Charlotte Chesnais.

 

 

Гайя Репосси, Repossi

Мои вещи без малого десять лет продаются в Colette. С самого начала это была идея Сары (Андельман. — «РБК Стиль»), и это всегда ее выбор. Ее глаз и вкус никогда не подводят, при этом она дает карт-бланш тем, кому доверяет. Витрины Colette — самое желанное место для любого дизайнера, оно помещает ваш бренд в разряд авангардных, на острие моды. Важно, чтобы это совпадало с ДНК марки, в моем случае это так. Ювелирная зона организована в виде длинных столов-прилавков, которые делят дизайнеры (каждому отводится своя территория), а во время запуска новинок каждый бренд получает еще больше места. Активность резко повышается в период недель моды в Париже. Я представляю здесь свои основные коллекции, но также и лимитированные линии, выпущенные специально для Colette: украшения Berbere в синей гамме или с паве из бирюзы, а также вещи La Ligne C на тему логотипа концепт-стора.

 

 

Сильвия Бертокки, ювелирный байер 10 Corso Como

Мы продаем ювелирные украшения с самого первого дня, с сентября 1991 года. Нашу концепцию можно охарактеризовать как «идеи, сюрпризы и красота». Наше ювелирное пространство — это специальный корнер, залитый светом и весь в зеркалах. Здесь только необычные и неожиданные украшения, никакой классики. Более ценные вещи и изготовленные вручную помещены в центре, а вокруг расположены витрины с ювелирными аксессуарами от модных брендов Céline, Loewe, Saint Laurent, Balenciaga и, конечно, все коллекции Maison Margiela — эта марка «прописана» у нас. Украшения — одна из форм самовыражения. За 26 лет на наших прилавках и витринах побывали оригинальные серебряные цепи Пако Рабанна, украшения, созданные архитекторами Захой Хадид и Массимилиано Фуксасом, художниками Маурицио Каттеланом и Эмилио Изгро. Среди этих вещей много сильных, самодостаточных предметов, при этом необязательно дорогих. Особенно хочу отметить предметы из серебра американского художника-ювелира Криса Раса. Это скульптурные украшения музейного уровня — его колье Kobra представлено в Музее современного искусства Парижа на выставке Medusa.

 

 

Крис Рас, Kris Ruhs

Я сотрудничаю с Карлой Соццани (создатель 10 Corso Como. — «РБК Стиль») с самого начала проекта — сперва занимался дизайном пространства и визуальным брендингом, в том числе нарисовал логотип в виде концентрических кружков и точек, а уже потом стал представлять здесь свои скульптуры и ювелирные украшения из серебра. Я люблю делать функциональные вещи, и очень здорово иметь такой магазин, в котором ты вынужден быть исключительно практичным во всем. 10 Corso Como — очень личный проект, мой и Карлы Соццани. Он чем-то напоминает газету или журнал, который можно пробежать глазами, чтобы узнать главное.