Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Стиль Звездная история: скончался ювелир Фред Лейтон
Стиль
Звездная история: скончался ювелир Фред Лейтон
«РБК Стиль» вспоминает главные факты из жизни ювелира Мюррэя Мондшейна, более известного под именем Фред Лейтон, и лучшие выходы на красную дорожку его драгоценностей, которые всегда ценились за тонкий вкус, аристократизм и благородство.

Ювелирные украшения Fred Leighton выходят на церемонии наравне с Cartier, Boucheron, Harry Winston и другими мировыми брендами — и все же держатся особняком. Их секрет в необъяснимом очаровании, неповторимости, неподвластности моде и времени, что позволяет любой актрисе создать особенный, запоминающийся образ. Это вещи с душой и характером, совершенно не похожие на многие современные драгоценности, выпускаемые сериями.

В 1996 году Миучча Прада, сама будучи клиенткой компании Fred Leighton, заказала у нее опаловый чокер в викторианском стиле к платью оттенка лаванды Николь Кидман. Появление рыжеволосой австралийки на церемонии «Оскара» в винтажном украшении произвело фурор. Так началась звездная история этого ювелирного дома.

На следующей оскаровской церемонии Мадонна блистала в колье Belle Époque с крупным сапфиром и жемчугом из собрания Fred Leighton. В 2000-м Шарлиз Терон украсила бретели платья старинными бриллиантовым клипсами Fred Leighton, а Хизер Грэм дополнила блестящее платье Versace сияющим колье-пластроном с 50 каратами бриллиантовых бриолетов. На красной дорожке в свое время отметились изящные викторианские серьги-шандельеры, браслет георгианской эпохи, переделанный в ободок (такой надевали на «Оскар» Натали Портман и Люпита Нионго), серьги из застежек платья ар-деко, ожерелья с эмалевыми цветами. А сколько свадебных историй пережили в доме Fred Leighton — взять хотя бы замужества Кэтрин Зеты-Джонс и Меланьи Трамп…

Весь этот звездный переполох под названием Fred Leighton устроил один человек, при рождении в 1932 году получивший совершенно другое имя. Мюррэй Мондшейн появился на свет и вырос в Бронксе, в семье торговца недвижимостью и домохозяйки. ​После школы будущий ювелир пошел работать в магазин подарков и открыл в себе талант продавца. А после армии, в 1959-м приобрел небольшой магазинчик мексиканской одежды в Гринвич-Виллидже и занялся ювелирным бизнесом. «В те годы я еще не понимал разницы между 9-каратным и 18-каратным золотом. Если вещь мне нравилась, я покупал ее», — рассказывал Мондшейн в интервью журналу People. Со вкусом у начинающего дилера было все в порядке, поэтому очень скоро в его коллекции появились лучшие винтажные драгоценности из частных собраний аристократических фамилий Европы и Америки. «В те годы ювелирные аукционы Sotheby’s не были столь распространенным явлением, так что людям приходилось долго ждать, чтобы выручить деньги за свои вещи, — вспоминал Мондшейн. — Я же скупал их напрямую». В 1970-х он перебрался на престижную Мэдисон-авеню, а в 1986-м официально сменил имя на Фред Лейтон (вывеска Fred Leighton досталась ему от предыдущего владельца помещения). «Люди продолжали приходить и спрашивать Фреда Лейтона — пришлось сказать им, что это я», — отмечал он в том же интервью.

Коллекция Лейтона считается одной из самых значительных и представительных в ювелирном мире. В ней есть украшения в викторианском стиле, прекрасные образцы XIX столетия, вещицы ар-деко, винтажные украшения Van Cleef & Arpels, David Webb, René Boivin, великолепное собрание натурального жемчуга, одно из крупнейших в мире. «Фред с особенной страстью относился к винтажным драгоценностям и обладал уникальным умением сочетать их с модой», — говорит нынешний владелец фирмы Fred Leighton Грег Квиат. Лейтон продал свой ювелирный бизнес в 2009 году, но до последних дней принимал активное участие в работе компании. Ювелир скончался в конце июля 2017 года в возрасте 85 лет. В одном из интервью его супруга Глория призналась: «Муж не любит воскресенья, потому что в эти дни он не видит своих украшений». Хочется верить, что отныне Фред Лейтон пребывает в лучшем из миров, сияющем бриллиантами, непременно старинной огранки роза.