Ваш браузер использует блокировщик рекламы
Он мешает корректной работе сайта.
Добавьте style.rbc.ru в белый список. Как это сделать.
Жизнь Что такое «настоящая йога» и можно ли на ней заработать
Жизнь
Что такое «настоящая йога» и можно ли на ней заработать
Кадр из фильма «Звездная карта»
© kinopoisk.ru
Разбираемся, что такое аутентичная йога, чем она отличается от неаутентичной и может ли стать не только личной практикой, но и бизнесом.

По данным Yoga Journal йогой в России занимаются около двух миллионов человек, а количество специализированных центров составляет десятки тысяч. Цифры впечатляющие и указывают на стабильные позиции йоги как вида активности и как сферы бизнеса. Вокруг этой темы всегда много разговоров, сомнений и разнообразных интерпретаций.

 

Пусть меня научат

«Занятия йогой должны приносить радость, а не превращаться в банальный тренинг», — c избыточной серьезностью, набрасывая на плечо рюкзак, говорит студентка Юлия.

Несколько раз в неделю она проделывает довольно изнурительный, даже по московским меркам, путь. Восемь станций метро, тряска в маршрутке, немного бодрого шага и ты на месте, — Юля спускается в маленький подвальчик, где гремят железом качки. Считается, что фитнес и тренажерные залы не лучшие места для практики йоги. Требования к инструкторам там ниже, чем в специализированных центрах, и атмосфера меньше располагает к работе с «внутренними настройками». Но в случае Юли личная симпатия оказывается сильнее общих предпочтений.

Традиционным «намасте» группу приветствует Андрей, инструктор хатха-йоги, больше похожий на героя кулачных боев, чем на сушеного индуса. Впрочем, силовые асаны он демонстрирует с мягкостью кошки, а инструкции по их выполнению звучат с гипнотическими переливами интонации.

В конце урока Андрей играет на тибетских чашах — это введенный им в занятие медитативный элемент. Группа расходится, а преподаватель продолжает эксперименты с чашами. Небрежно распущенные волосы, расслабленная сосредоточенность, — на фоне качков с разбухшими мускулами он выглядит как маг и чародей.

Кадр из фильма «Йоганутые»
© kinopoisk.ru

Каким должен быть учитель йоги? Чему учить? В каком-то смысле деятельность хиромантов и гадалок может показаться куда определеннее.

Во всем мире существует множество федераций и школ, выдающих сертификаты инструкторам йоги. И каждая из них выдвигает свои требования: где-то достаточно просто заплатить, а где-то не обойтись без глубоких знаний анатомии и спортивного бэкграунда. Лицензирования этого вида деятельности в России нет, а значит, нет и единых стандартов.

«Мастер йоги и мастер преподавания — это разные плоскости, — рассуждает Антон Ерофеев, руководитель студии «Инди-йога». – Человек может добиться потрясающих результатов в личной практике, но как инструктор оказаться ни на что не способен. Важен и такой критерий, как ощущение спокойствия и счастья. Как его сразу распознать?»

 

 

Как все начиналось

В 2005 году на Покровке открылся йога-клуб «Сат Нам». Именно тогда, в начале 2000-х, в Москве и стал формироваться рынок йоги. Само по себе индийское учение пришло в Россию еще до перестройки и в первые десятилетия робко завоевывало адептов.

Основатель клуба Наталья Кузьмичева — ученица Якова Маршака, внука известного советского поэта. Врач и математик по образованию, Яков Маршак в начале 90-х занимался поиском эффективных методик для лечения наркомании, алкоголизма и других зависимостей и тогда же получил приглашение в одну из американских реабилитационных клиник. Оказалось, что в лечении подобных пациентов там уже давно с успехом применяется практика кундалини-йоги. Чуть позже приехавший в Москву индийский гуру Йоги Бхаджан дал Маршаку благословление распространять это направление в России.

«На занятия к Якову Маршаку я попала в 1991 году. У него тогда было всего несколько десятков учеников, — вспоминает Наталья Кузьмичева. — Больше 15 лет я практиковала кундалини-йогу, число ее последователей росло, и несколько раз в год мы собирали большие семинары по 60-80 человек. Так что открытие центра стало закономерным решением. О бизнесе и связанных с ним сложностях никто на тот момент не думал».

Наталья говорит о йоге с рационализмом просвещенного европейца, излучая спокойное обаяние. Такие, как Кузьмичева, энтузиасты 90-х, в каком-то смысле стали хранителями йогических традиций, а те из них, кто вышел на рынок, заняли особую нишу. Одновременно с клубом «Сат Нам» в 2000-х в Москве открылась сеть центров «Йога практика», ставшая проводником другого популярного направления хатха-йоги — Айенгара. А еще один ученик Маршака Сергей Литау возглавил «Федерацию йоги» — известную в Москве сеть бюджетных йога-студий.

Сегодня йога-индустрия в столице бурно развивается, у каждой станции метро можно найти по несколько центров. Считается, что эта сфера открыта для экспериментов. Появились такие изобретения, как йога в гамаках и Бикрам-йога (занятия при температуре 40 градусов) и здесь каждый, как говорит Кузьмичева, «кто во что горазд». Но стабильность «первооткрывателей» традиционных йогических направлений отчасти упорядочивает хаос.

Кадр из фильма «Сердце вдребезги»
© kinopoisk.ru

Примером экспериментальности современной йогической системы может служить московская школа «Ваджра». Йогу здесь преподают по методу КПП (корректного подхода к позвоночнику). Это значит, что из практики асан извлекают только те положения тела, которые исключают риск травмы позвоночника. Основатель школы Ирина Межакова, в прошлом спортсменка, полна самоиронии и хулиганского азарта — почти немыслимые качества для йога.

«Сама еще не разобралась, что это», — показывает она рисунок с эзотерической символикой, дополняющий ее домашний интерьер. По словам Ирины, студию они с подругой создавали не с целью заработать, а чтобы направление КПП, представленное во всем мире, появилось и в Москве.

«Я считаю, что йога довольно травмоопасна, поэтому продвигаю метод, который, на мой взгляд, позволит человеку выйти из зала здоровым и живым. Не могу понять тех, кто говорит, что жить без йоги долго не может — они тогда ничем не отличаются от наркоманов. Ведь эта практика должна нести свободу и независимость от всех пристрастий, — насмешливо замечает Ирина. — А в основном современные йоги такие же люди, как все».

Большинство адептов возмутила бы такая позиция. Регулярно практикующие йогу, как правило, склонны подчеркивать избранность своего пути.

С этой точки зрения слова Елизаветы Яненко, основательницы челябинской студии Yoginn, можно считать своеобразной заочной полемикой. Ради продвижения йоги Елизавета оставила успешную карьеру в банке. По ее словам, она уже с детства чувствовала глубину вещей.

«Легко заниматься йогой на берегу океана, под шум волн, а вы попробуйте в центре города, с видом на заводские трубы и крыши домов», — говорит Елизавета, проводя экскурсию по студии.

Центр находится на четырнадцатом этаже офисного здания. В панорамные окна туристической открыткой ложится весь город. Картинка приятная, и похоже, это не худший вариант, если океана поблизости все равно нет.

Сегодня йога-индустрия в Москве бурно развивается, у каждой станции метро можно найти по несколько центров

Казалось бы, для занятий йогой достаточно коврика, но практикующие часто хотят «подверстать» не только побережье, но и вообще весь мир.

«Студию я не рассматривала как бизнес-проект. Сначала арендовали зал для занятий, куда приходили друзья и знакомые. Хотелось заниматься самой и распространять йогу в Челябинске», — говорит Яненко.

В регионах йога действительно нуждается в популяризации. В Челябинске — городе-миллионнике — ее практикуют примерно 2% населения, поэтому специализированные центры, как правило, не конкурируют друг с другом, а пытаются, по словам владельцев, «отбить клиентов у алкомаркетов».

Дизайн студии Yoginn выдержан в нейтральном стиле, никаких восточных штучек, эзотерических картинок на стенах и статуэток Будды. Только преобладание цвета чайного листа в интерьере напоминает об Индии. «Западный» концепт стал выигрышным маркетингом для неискушенной местной аудитории.

 

 

Дживамукти для имиджа

Представители йога-индустрии сходятся во мнении, что для отвлеченных инвестиций эта сфера непригодна, а бизнес здесь возможен только в том случае, если его организатор сам является яростным адептом йоги и буквально живет практикой.

К примеру, в фитнес-индустрии действует достаточно внятная иерархия: клубы как премиум-класса, так и бюджетные становятся источником дохода, а разница в их ценовой политике регулируется общими законами рынка. Но «йога-сфера» устроена несколько иначе. Она куда более специфична и изощренна, чем любая спорт-индустрия.

Центры йоги часто открываются «для души» с целью популяризации того или иного направления. В этом случае их даже сложно назвать бизнесом. В то же время многие клубы создаются с расчетом на прибыль. Но даже при наличии адекватного бизнес-плана они не всегда выдерживают испытания «арендной платой».

Кадр из сериала «Большая маленькая ложь»
© kinopoisk.ru

Респектабельные столичные студии йоги, где стоимость индивидуального урока может достигать десяти тысяч рублей, сосуществуют с теми, для которых цена в три тысячи за индивидуальное занятие является потолком.

Очевидно, что клиентами таких модных клубов часто становится привилегированная публика. Эту нишу йога-центров можно назвать даже не сегментом бизнеса, а самостоятельным жанром.

Например, студия NYM Yoga, расположенная в Плотниковом переулке, обладает репутацией самого светского места для занятий йогой в Москве. Ее владелица Екатерина Рубанова, в прошлом жительница Нью-Йорка, одиннадцать лет назад привезла из Америки популярное там направление йоги — Дживамукти. Этот стиль стал основным в созданной ей московской студии.

«Мы открывались в 2006 году, как раз на волне подъема йога-индустрии в столице, и были одной из первых студий такого формата, — говорит Екатерина. — Большинство клубов на тот момент прятались по подвалам, и стилистика там была соответствующая. Я обустроила пространство на свой вкус, не прибегая к помощи дизайнера и стандартным схемам. Студия получилась светлой, комфортной. Место это сразу вызвало интерес и привлекло публику».

К «высшей лиге» столичной йоги относят и недавно созданную известным преподавателем Анной Лунеговой студию «Материал». Среди ее учеников немало узнаваемых лиц, например, она инструктор Ксении Собчак и Ольги Карпуть.

Причиной успеха своего центра Анна называет преподавательский состав, людей «глубоко погруженных в практику».

Кадр из сериала «Большая маленькая ложь»
© kinopoisk.ru

«Что касается организации бизнеса, здесь сложным было все, поскольку для меня это сфера новая, — признается Анна. — Начали мы с поиска зала, и в какой-то момент показалось, что я знаю все пространства, сдающиеся в аренду в этом городе. Только когда попали в помещение на Большой Дмитровке, сразу стало понятно — оно! И по формальным требованиям, и по ощущениям».

Среди различных направлений в «Материале» также представлено и дживамукти. Стиль, «идеально подходящий жителям мегаполиса».

«Каждое занятие дживамукти включает не только работу с телом через асаны, но также изучение йогических текстов, мантр и киртан, медитации и развития тонкого слуха с помощью музыки, специально составленной для класса», — рассказывает Лунегова.

Почему направление дживамукти особенно востребовано у респектабельной публики? Вероятно, причина заключается не только в осознанном подходе к практике, но и в демонстрации этого «осознанного подхода» как составляющей имиджа.

 

 

«Корень» учения

Посредственная философия ЗОЖа может легко поместиться в одну инстаграм-картинку. С «индийской гимнастикой» все обстоит куда сложнее. Даже скептики, практикующие асаны исключительно для пользы тела, задаются вопросом, что такое аутентичная йога. Придя на занятие в клуб, люди хотят получить что-то «настоящее», а не бессвязный физкультурный набор.

Для понимания вопроса необходимо заглянуть в самую суть древнего учения, например, послушав лекции знатоков индийской философии и глубоко погруженных в практику людей. Тогда становится понятно, что йога — это наука о тонкой взаимосвязи тела, энергии и сознания. И основные ее направления подразумевают работу с этими тремя аспектами: хатха-йога (физическое тело), кундалини (энергия) и медитация (работа с сознанием). В традиционной йоге асаны (физические позы) были лишь подготовкой тела к пранаямам (управлению жизненной энергией). А целью практики становилось просветление или хотя бы достижение сиддхи (сверхспособностей). Для получения результата практиковать предписывалось по много часов в день и не один год, что вряд ли по силам современному человеку. Эзотерические аспекты, описанные в манускриптах, для нашего мира так и остались закрытой традицией, ведь отказаться от мирской активности и посвятить себя практике сегодня могут единицы. Йога превратилась в тренировку, сохранив определенную внутреннюю логику упражнений.

Сегодня немногочисленных аскетов, практикующих в соответствии с древними предписаниями, можно разыскать в Гималаях или в индийских ашрамах, но некоторые есть и среди нас.

Кадр из фильма «Чего хотят женщины»
© kinopoisk.ru

 

 

В поисках аскета

По московским улицам Рам передвигается быстрым тревожным шагом, спрятав руки в карманы и надвинув на глаза капюшон, будто он кого-то обокрал и теперь уносит ноги. Но его маргинальность совсем другой природы. Раму нет дела не только до чужих кошельков, но и до всего зримого мира, включая столичную красоту. Несколько лет он жил отшельником в Индии и Тибете, практиковал медитацию и йогу и, вернувшись, отшельником быть не перестал.

Никто не знает его настоящего имени, возраста и фактов прежней «человеческой» биографии.

Найти Рама можно лишь по наводке авторитетных эзотериков в одной из старых московских коммуналок. Входная дверь не заперта, на пороге, между шеренгами обуви, лежит походный рюкзак. На кухне раковина с капающим краном и плита почти без признаков эксплуатации. Ощущение, что над коммунальным духом здесь взял верх беспощадный дзен.

В комнате, где обитает Рам, торжествует аскеза. Из предметов в ней только стол, кассетный магнитофон и спальный матрас.

«Избегать публичности полезно для кармы, — Не открывая глаз, в медитативном полусне, произносит Рам, — Чем с большим количеством людей ты связан, тем больше их проблем перетекают в твое тонкое тело. Те, кто практикует по-настоящему, не выставляют себя напоказ».

Рам привлекательный мужчина, на вид лет 35-40, который спокойно мог выполнить заложенную человечеством программу: построить дом и вырастить детей. Но «гигиена эфирного тела» заставила его отказаться даже от преподавания в массовых местах, вроде центров йоги. Клиенты приходят к нему сами. Среди них разнообразный контингент: бизнесмены, менеджеры и сами инструкторы йоги.

«Кто-то обращается из-за проблем со спиной. Йога в этом случае отличный помощник. Кундалини-йогой и медитацией я занимаюсь не со всеми, а только если вижу, что человек к этому готов. Я не гуру и не духовный учитель, просто тот, кто практикует йогу в соответствии с традиционным подходом», — так он определяет сам себя.

«Можно носить сари и дхоти с чалмой, разбираться в терминах, кататься в Индию и даже получить духовное имя, но не делать самого главного, не практиковать йогу. Если она по-настоящему появляется в жизни, то обесценивает все, что важно человеку, в том числе и тягу к самовыражению», — в голосе Рама впервые появляются интонации.

Непримиримость к искажению учения, пожалуй, единственное, что рождает в нем эмоции. Впрочем, ненадолго. В какой-то момент связь прерывается, валентности исчерпаны, и Рам даже с открытыми глазами смотрит поверх тебя. Становится неловко, и ты торопишься уйти. В толпу проспекта, в тесноту метро, куда угодно, где нет свободы от жизни. 

×
Ваш браузер устарел
Пожалуйста, обновите его или установите новый.
Ваш браузер не обновлялся уже несколько лет. За это время некоторые сайты стали использовать новые технологии, которые он не поддерживает и не может корректно отобразить страницу. Чтобы это исправить, попробуйте установить новый браузер.