Ваш браузер использует блокировщик рекламы
Он мешает корректной работе сайта.
Добавьте style.rbc.ru в белый список. Как это сделать.
Жизнь Как устроен рынок фотостоков и кто те люди, чьи лица мы видим в рекламе
Жизнь
Как устроен рынок фотостоков и кто те люди, чьи лица мы видим в рекламе
Люди, чьи фотографии появляются на городских рекламных плакатах или на банках с соусом, — кто они? И знают ли о том, куда попадают их снимки? Выясняем, что такое рынок фотостоков и фотобанков и можно ли получить выгоду, продавая на нем свои кадры.

Больше чем фото

Довольный жизнью клерк, счастливая пожилая пара или картинки из серии «путешествие мечты» — значительную часть визуального контента в интернете, печатных СМИ и наружной рекламе составляют изображения с фотостоков (или из фотобанков). Это международные ресурсы, где идет торговля фотографиями, ориентированными, как правило, на массовый спрос. И хоть об этом явлении знают не все, рынок глобальнее, чем кажется на первый взгляд. Мы попытались разобраться почему.

Мировая барахолка

Ежедневно на крупные фотостоки вроде Shutterstock, iStock или Fotolia грузят десятки тысяч изображений со всего мира. И ежедневно же со стоковых рынков в разных уголках земли скачиваются тысячи снимков. Так, фото пермского фотографа может появиться на билборде в Пхеньяне, а закат, снятый на побережье Сансет-Бич, угодить на обложку туристической брошюры в Саратове.

Отслеживать, кем были куплены иллюстрации из фотобанка, их авторы не могут, но часто наталкиваются на свои работы случайно и в самых невероятных местах. Например, российские фотографы встречают сделанные ими снимки в голливудских фильмах или на афишах за границей.

«Недавно путешествовал по Европе и в одном из городков на входе в местную аптеку увидел фото, снятое нашей командой в челябинской студии, — рассказывает фотограф Александр Медведев. — И подобных случаев было много».

Впрочем, подобная экспансия вовсе не равняется коммерческому успеху на стоковом рынке и даже не всегда говорит об особенностях картинки, просто так устроена эта мировая барахолка. Фотобанки — наглядный пример материального воплощения информационной глобализации. Картинки с фотостока наводняют интернет и время от времени становятся достоянием предметного, вещественного мира. Рекламная брошюра, театральный билет или ресторанное меню — все это окружает нас в повседневной жизни.

Селфи на миллион

В зависимости от стока, вида лицензии и размера снимка стоимость одного изображения на ресурсе колеблется от 25 центов до нескольких сотен долларов. Для получения коммерческой выгоды здесь можно пойти предсказуемым путем, размещая в огромных объемах стандартный контент. Портфолио в 20 тысяч снимков наверняка принесет больше денег, чем две тысячи изображений. Сложнее создать в жанре стоковой фотографии что-то уникальное — например, найти в категории «бизнес» особенную нишу, которая будет продаваться. Для этого требуется детальный анализ рынка и маркетинговый талант.

Но в любом случае без командной трудоемкой работы стокеру не обойтись, одиночки здесь не зарабатывают.

«Даже загрузить отснятый материал — отдельная техническая задача: нужно проставить хештеги и подобрать описание к каждой картинке. Например, загрузка фотосессии из 100 разных фото занимает в среднем шесть часов», — делится опытом фуд-фотограф из Новосибирска Марина Кузнецова. А организация самой съемки с поиском локации, моделей и реквизита может занимать до двух-трех недель.

Любителям легкого и быстрого заработка в этой сфере, как правило, делать нечего. Но не стоит забывать, что фотостоковый рынок — это мировая площадка, а значит, как на бирже, остается шанс крупного выигрыша. История московских фотографов Юлии Майоровой и Дмитрия Шумова, чьи селфи из путешествий, размещенные на фотостоках, используются в рекламе брендов Google, MasterCard, Samsung и многих других, тому пример.

В 2012 году Юля с мужем поехали в Италию, где планировали коммерческие съемки, но не нашли для этого моделей. Тогда в поисках удачного концепта они наделали селфи на фоне разных достопримечательностей и тем самым задали тренд — фронтальная камера на тот момент еще не успела войти в моду.

«Мы были одними из первых, кто на огромный Shutterstock загрузил фотографии с тегом "селфи". Сегодня в базе фотобанка их десятки тысяч, а тогда было от силы пять», — объясняет причину успеха Юля. Итальянские селфи тут же начали скупать в сумасшедших масштабах, а фотографы продолжили пополнять портфолио снимками из новых путешествий, сами превратившись в популярных моделей.

Их совместные фотографии из Парижа, Брюсселя, Амстердама и других мест рекламируют такие бренды, как Skype, TripAdvisor, VISA, Google или Viber. В фейсбуке, в свою очередь, образовался локальный тренд — на страницах Юли и Димы друзья размещают свидетельства их рекламной «одиссеи». От плаката в московском метро до баннера в Будапеште — лица фотографов замечают повсюду.

© facebook.com/ymayorova

© facebook.com/ymayorova

«В одном из бруклинских кинотеатров на премьере Star Wars приятельница перед началом фильма в рекламе Google увидела мое лицо во весь экран и очень удивилась. А еще на мировой премьере нового смартфона Samsung моим снимком продемонстрировали в нем функцию селфи. Многие знакомые почему-то посчитали это маркетинговой наглостью, ведь селфи было сделано не на этот телефон», — вспоминает Юля некоторые случаи своего появления в рекламе.

В одной из серий последнего сезона сериала «Черное зеркало» она мелькнула собеседником в скайпе — неплохой дебют в кино, согласитесь.

В общей сложности изображения московских путешественников с тегом «селфи» купили на сегодняшний день больше 50 тысяч раз, и до сих пор фотографии продолжают продаваться примерно в таком же объеме.

«Снимки с нами априори популярнее других фотографий, сделанных в тех же местах, так как покупались определенное количество раз пользователями с высоким рейтингом», — говорит Майорова.

Историю с фотостоками они с Шумовым называют «частной выдержкой» из своей карьеры, потому что никогда не работали с этим сегментом рынка целенаправленно.

Бремя славы

У популярности на стоках есть и обратная сторона, ведь выбирать заказчика не приходится, а значит, велик риск стать частью маркетингового недоразумения. Так, колоритный испанец Никколо Массарьелло, приняв участие всего лишь в одной съемке и подписав разрешение на использование своих изображений (согласие модели — обязательное условие на фотостоках), стал появляться в кампаниях неоднозначных товаров по всему миру. Его фотографии использовали в рекламе безглютеновых продуктов, колумбийского ликера, ремонтных мастерских и даже расклеили на мусорных контейнерах в Токио.

В глянцевой прессе фото Массарьелло иллюстрировали статьи с заголовками «Как вести себя с придурками» и «Мстительный бывший». А венесуэльская El Nacional поместила его фото в анонс статьи об урологическом заболевании. Сняться для стоков испанцу предложил знакомый фотограф, очевидно, разглядевший в красавчике Массарьелло комедийный потенциал. На стоковом рынке, которому так не хватает иронии, образ лузера с лицом голливудского актера стал востребован моментально. В российском сегменте его фото тоже можно найти, например в салоне красоты, предлагающем стрижку усов и бороды.

© ve.emedemujer.com

Но сам Никколо Массарьелло своей популярности не рад и даже назвал участие в этой съемке «вероятно, худшей ошибкой в жизни», ведь непонятно, где его изображение может появиться в следующий раз. Не исключено, что это будет реклама средства от преждевременной эякуляции.

Недавно австралийские аналитики с помощью инструмента Google Trends подсчитали продолжительность жизни интернет-мема, и она составила два года. Вирусные ролики теряют свою актуальность уже через четыре месяца, стоковая же фотография, подкрепленная количественным рейтингом, может не выходить из топа годами, обеспечивая в интернете островки стабильности. Так что испанцу, желающему развеять свою известность, повезло мало.

А вот Сесиль, модель самого успешного, правда, теперь уже бывшего стокера Юрия Аркуса, вполне довольна своей карьерой. Блондинка-универсал была замечена буквально везде, от кулинарных сайтов до агентств недвижимости, и хорошо известна каждому потребителю информации.

Во времена фотопленки

Кстати, если проследить историю этого явления, можно убедиться, что во времена пленочных фотоаппаратов, но с уже нарождающейся «цифрой» тоже были фотостоки. Только существовали они в виде маленьких агентств, предлагающих покупателям печатные каталоги. Интернет еще не появился, и авторы присылали превью своих снимков по почте. Узнать адреса этих стоков было непростой задачей.

Московский фотограф Олег Чумаков, сегодня мало работающий с фотобанками, застал их в тот период и сумел извлечь выгоду.

«Пятнадцать лет назад я случайно нашел каталог с перечнем мировых стоковых агентств на одной из выставок и решил попробовать продать им фото. Процесс этот был крайне трудоемким: сначала съемка на слайдовую пленку, затем ее проявка, потом надо было сделать превьюшки на листе A4. А еще отправка по почте занимала много времени, покупаешь сразу 20 конвертов и отсылаешь по адресам, неизвестно, существующим ли. Последует ли ответ, тоже было непонятно», — рассказывает Олег.

Но результат оказался потрясающим. Лондонское агентство приняло у фотографа 15–20 картинок, по его словам, далеко не лучшего качества, и эти снимки ежегодно в течение пяти лет приносили ему 200–300 фунтов. А одно из австрийских стоковых агентств заплатило Олегу за портфолио из 100 фотографий 1800 долларов — астрономическую по тем временам сумму. 

Фото в конвертах и связанный с ними некоторый авантюризм исчезли с появлением интернета. Сегодня, чтобы заработать на фотобанках, надо быть по большей части прагматиком с дисциплинированной верой в удачу.

Повод для оптимизма

«Я не зарабатываю на фотостоках особенных денег, но это вариант, когда можно конкурировать со всем миром в одной теме и оказаться лучшим», — говорит фотограф Глеб Савин.

Умилительный снимок детских ножек в материнских руках есть в домашнем альбоме каждой второй семьи. Кроме того, это один из самых продаваемых сюжетов на фотобанках по запросу «новорожденные» и ветеран рекламного рынка. Савин загрузил на Shutterstock свое фото на эту тему, а потом случайно узнал, что его изображение из миллиона таких же стало обложкой мирового бестселлера: книга по воспитанию детей была выпущена огромным тиражом южноамериканским издательством и попала на обложку одного из номеров Time.

© пресс-служба издательства

Почему издательство выбрало именно это фото? Притягательность кадра с избитым сюжетом зависит от совершенства композиции и света. В снимке Глеба оно легко угадывается, руки здесь не просто руки, а метафора защиты, оберега и родительского тепла.

«При всей видимой простоте этой картинки, сделать ее правильно довольно сложно, но, когда таких же тысячи, есть стимул, чтобы получилось», — объясняет автор.

Выходит, что банк иллюстраций, где чего только нет, где подбирают картинки для рекламы средств от геморроя и облысения, одновременно оказывается своеобразным механизмом поиска идеала и «золотого сечения». В мире, где информационное загрязнение рискует обернуться катастрофой, это оставляет повод для оптимизма. 

×
Ваш браузер устарел
Пожалуйста, обновите его или установите новый.
Ваш браузер не обновлялся уже несколько лет. За это время некоторые сайты стали использовать новые технологии, которые он не поддерживает и не может корректно отобразить страницу. Чтобы это исправить, попробуйте установить новый браузер.