Ваш браузер использует блокировщик рекламы
Он мешает корректной работе сайта.
Добавьте style.rbc.ru в белый список. Как это сделать.
Жизнь Почему одиночество — вредная для здоровья привычка
Жизнь
Почему одиночество — вредная для здоровья привычка
Социологи клянутся, что быть одиноким — опасно для здоровья. Одиночество, говорят они, такая же вредная привычка, как курение.

В эпоху интернета проблему одиночества отчасти решают соцсети, и «отчасти» в данном случае — ключевое слово. Одного онлайн-общения человеку недостаточно, и переводить его в реальную коммуникацию, уверены исследователи, нужно обязательно  — чем чаще, тем лучше. Термин «развиртуализация» придумали не зря — пока мы не увидим своего собеседника вживую, во всей его или ее толщине, худобе, богатых нарядах или странных обносках, онлайн-френд остается буквами на экране. И когда выключаешь компьютер, «френды» выключаются вместе с ним.

Если вы никогда не думали об одиночестве в таких терминах, вы, скорее всего, ничего не слышали об исследовании феномена долгожительства в одной местности на Сардинии, известной как «голубая зона».

Секрет долгожителей Сардинии

В среднем по миру мужчины живут меньше женщин. В России разница в продолжительности жизни между полами особенно велика — в последние десятилетия этот показатель находится в пределах от 11 до 15 лет.

В то же время на свете есть место, где долгожители встречаются так же часто, как и долгожительницы. Это местность на острове Сардиния с самым большим в мире количеством столетних жителей на душу населения — несколько деревень, условно объединенных в так называемую «голубую зону». Исследовательница Сюзан Пинкер провела там некоторое время, наблюдая за жизнью местных семей, и пришла к выводу, позже озвученному ею в лекции TED, что долгие годы жизни на Сардинии связаны не столько с генетикой или «средиземноморской диетой», сколько с большим количеством постоянных социальных связей, которые поддерживают местные старики.

Они не остаются в одиночестве не то что на день, но даже на один час в течение этого дня, подчеркивает Пинкер. За каждым стариком с любовью и вниманием ухаживает кто-нибудь из младших родственников, домой к ним постоянно забегают соседи, сами долгожители ежедневно ходят по одним и тем же маршрутам, общаясь со старыми знакомыми: местным булочником или местным мясником. Выводы, к которым пришла Сюзан Пинкер, подтверждаются результатами других исследований: чем больше постоянных социальных контактов поддерживает человек, тем дольше его прогнозируемая продолжительность жизни.

Гипотеза «социального мозга»

Количество постоянных «дружб», которые поддерживает человек, дает больше данных для прогноза продолжительности жизни, чем количество выкуриваемых в день сигарет или пройденных километров. Социологи уверяют, что близких друзей у человека должно быть как минимум трое, а те, у кого их от пяти до десяти, имеют более высокие шансы на долгую жизнь. Но до бесконечности наращивать количество «близких контактов» с другими людьми невозможно. Тут мы ограничены, во-первых, временем, необходимым для общения в реальной жизни, а во-вторых, нашим «социальным мозгом», который не способен иметь больше определенного количества «дружб».

Гипотеза «социального мозга» заключается в том, что размер социальной сети, которую способен поддерживать каждый человек в своей повседневной жизни, ограничен от природы и примерно соответствует количеству контактов в группах охотников и собирателей еще доисторических времен. Ряд исследований показывает, что социальные сети, которые поддерживают люди, как и у других высших приматов, имеют четкую иерархию — своего рода «слои» по близости. Ближе всего располагается семья. Дальше идут близкие друзья, просто друзья, знакомые и дальние знакомые.

В числах количество контактов в каждом слое примерно соответствует 5, 15 и 150, с двумя самыми далекими слоями знакомств, распространяющихся на примерно 500 и 1500 контактов (это те, кто не являются ни друзьями, ни родственниками, но кого мы знаем достаточно, чтобы обменяться мнением о погоде). Наиболее важны для человека первые три слоя, включающие максимум 150 контактов, — что соответствует размерам средней деревни. Их человек на эмоциональном уровне готов считать «своими», зная об этих 150 больше, чем просто имя и соответствующее этому имени лицо.

Facebook и попытка пробить потолок контактов

В работе Робина Данбара, опубликованной в 2016 году, рассматривается вопрос, способно ли интернет-общение помочь человеку преодолеть барьер в полторы сотни близких контактов и нарастить социальный капитал до тысячи и более «дружб».

Последнее десятилетие благодаря Facebook и другим соцсетям стало революционным. Ученые сразу же принялись обсуждать, какое влияние оказывает онлайн-общение на ежедневную жизнь пользователя. Возникли лагеря «киберпессимистов» и «кибероптимистов».

Исследование Данбара, в отличие от предшествующих ему, было сосредоточено на взрослых пользователях соцсетей, а не студентах или тинейджерах. Вопросы касались уровня удовлетворенности пользователей при регулярном посещении соцсетей, количества и качества онлайн-общения. Результаты показали: более 85% респондентов проверяли свои френдленты ежедневно, больше половины никогда не удаляли свой аккаунт ни из одной соцсети и только один из девяти человек продержался больше двух недель после удаления аккаунта без его восстановления.

Другой опрос в рамках того же исследования включал как пользователей соцсетей, так и тех, кто не имел опыта онлайн-общения. Всех участников попросили перечислить людей, которых они считают близкими друзьями и хорошими знакомыми.

Из собранных результатов выяснилось следующее. Во-первых, подтвердилось существование природного ограничителя на количество участников «группы поддержки» и хороших знакомых у каждого индивидуума. По двум ближайшим «слоям» друзей среднее количество контактов у участников опроса равнялось 4,1 (близкие друзья) и 13,6 (хорошие знакомые).

Во-вторых, оказалось, что пользователи соцсетей имеют в среднем больше контактов в каждом слое по сравнению с теми, кто соцсетями не пользуется. Да, в целом количество у всех людей находится внутри установленных предыдущими исследованиями типичных для высших приматов размеров, но при этом у тех, кто не мыслит жизнь без соцсетей, их все же немного больше. Например, в ближайшем кругу друзей пользователи Facebook насчитали от четырех до девяти контактов, а те, кто соцсетями не пользовался, — от двух до семи. В следующем слое результаты составили 11–21 и 9–20 соответственно.

Женщины социально умнее мужчин

Что еще показывают исследования (причем как офлайн-общения, так и общения в соцсетях), так это то, что женщины по сравнению с мужчинами поддерживают большее количество дружественных контактов. Если говорить простым языком, женщины менее одиноки.

И это ученые считают одним из факторов, влияющих на увеличение продолжительности их жизни. Все эти «чатики» в интернете, обмены рецептами выпечки или свежими фотографиями любимых актеров вовсе не такая глупость, какой считается. Напротив, это работающая стратегия выживания.

Женщины также чаще, чем мужчины, склонны встречаться со своими онлайн-знакомыми вживую за чашкой кофе или, например, устраивать совместные походы в кино. В плане социального общения они оказались мудрее мужчин — потому что важность развиртуализации для укрепления дружбы тоже подтверждается многими исследованиями.

Соцсети — как картошка: надо просто научиться их правильно готовить

Известно, что когда Петр I приучал крестьян выращивать в России картофель, ему пришлось потрудиться — поначалу многие по ошибке ели не клубни, а ядовитые плоды. Если говорить о соцсетях, то здесь тоже полезно знать рецепты их использования. Они просты.

Не пытайтесь подружиться с большим количеством людей, чем это физически  возможно для человека. Полторы сотни — максимальное число тех, с кем вы в принципе сможете общаться достаточно близко и регулярно, и тут важна взаимность дружеских чувств, которую часто неправильно оценивают подростки и дети. Внешние слои «френдов» в соцсетях могут расширяться до бесконечности, но это будут скорее «читатели», чем «друзья».

И не забывайте время от времени встречаться с друзьями, потому что поддерживать дружбу только онлайн удается редко. Кроме того, никакие буквы на экране не скажут о человеке столько, сколько мы автоматически считываем по его внешнему виду. «У него оказался такой красивый, глубокий голос, что теперь все его посты звучат для меня по-другому», — рассказывала знакомая об интернет-приятеле.

В другом случае крупная развиртуализация сработала против героя: явившись в гости к сетевому гуру, компания его интернет-поклонников обнаружила, что мудрец живет в съемной однокомнатной квартире на окраине Москвы, третирует жену и равнодушно смиряется с обшарпанными обоями и покосившимся диваном. Это придало его образу такой дополнительный объем, что он потерял половину заработанного авторитета.

Проблема живого общения у поколения миллениалов

В нулевые годы из общения пропала географическая безысходность, когда люди были вынуждены выбирать друзей среди соседей, родственников или коллег. Миллениалы взрослели одновременно с интернетом. На детские годы этого поколения пришлись первые чаты и сетевые игры, на молодость — Facebook и Tinder. И они пользуются возможностями соцсетей привычно, как метро или любым другим удобством цивилизации. Нынешние 25–35-летние в среднем представлены в большем количестве соцсетей и имеют большее число онлайн-контактов, чем те, кто старше на одно-два поколения. Если же говорить о переводе онлайн-общения «в реал», то тут все происходит так же, как всегда у людей: экстраверты с радостью развиртуализовываются и ходят вместе на концерты, а интроверты дичатся. Главная проблема с живым общением в нашем мире — логистическая.

Люди стали мобильнее, онлайн-друзья внезапно оказываются живущими на другом краю света, старые соседи переезжают в другие города. У всех какие-то проекты, все пашут с утра до вечера, ищут себя и деньги. В центре проблемы с парковкой, а в Мытищи ехать два часа. Встречи сложно организовать. Две подруги автора этого текста живут в США, третья — в Улан-Удэ, и там ей, судя по всему, довольно одиноко. Между тем билет из Улан-Удэ в Москву стоит примерно как билет из Москвы в Нью-Йорк, только зарплаты в Бурятии не московские. Поэтому в последний раз мы встречались лет пять назад.

Друзей стало легче найти, но для того, чтобы поддерживать отношения, по-прежнему нужны усилия, порой довольно значительные.

С другой стороны, сетевая дружба дает инструменты для решения этой проблемы — люди ездят друг к другу в гости, видят, где лучше, влюбляются в города или в людей, переезжают.

Некоторые говорят о том, что миллениалы испытывают сложности с «глубиной общения» — мол, Tinder, Facebook и другие соцсети предоставляют такой выбор в плане общения, что люди перестали работать над отношениями. Ошибка при начале разговора, дурацкий комментарий, и готово — сапер ошибается один раз, бан бывает стремительным и беспощадным. Но разве такой подход так уж вреден? Это не поверхностность и не излишняя резкость, это прагматичность. Мир и правда велик, а времени мало, и выгоднее потратить его на людей, которые не пишут глупостей и не хамят в самом начале общения.

Ведь соцсети не заменяют реальную жизнь, они стали ее частью. 

×
Ваш браузер устарел
Пожалуйста, обновите его или установите новый.
Ваш браузер не обновлялся уже несколько лет. За это время некоторые сайты стали использовать новые технологии, которые он не поддерживает и не может корректно отобразить страницу. Чтобы это исправить, попробуйте установить новый браузер.