Ваш браузер использует блокировщик рекламы
Он мешает корректной работе сайта.
Добавьте style.rbc.ru в белый список. Как это сделать.
Вещи Как мода убрала понятие «вульгарность» из своего словаря
Вещи
Как мода убрала понятие «вульгарность» из своего словаря
© Getty Images
То, что fashion-индустрия еще вчера держала в «черном списке», сегодня разлетелось на тенденции. Разбираем, почему так произошло, как с этим дальше жить. И главное — что носить.

Ботфорты, крашеные меха, леопардовая расцветка, микрошорты, платья из прозрачных тканей с россыпью стразов на самых пикантных местах, корсеты, логотипы — наравне с образом волчицы с Уолл-стрит в power suit и белоснежной, как редкая репутация, рубашке, на подиуме уже несколько сезонов кряду торжествуют элементы гардероба уже другой любительницы валюты, эдакой интердевочки. Наряд героини Джулии Робертс из фильма «Красотка», в 1990-м году недву­смысленно сигнализировавший о профессии хозяйки, сегодня легко мог бы очутиться в гардеробе — причем повседневном! — у Эмили Ратаковски или любой другой Insta-дивы. Впрочем, ученицы уже давно перещеголяли учительницу: если Вивиан Уорд довольствовалась парой вырезов на талии, то Ратаковски как-то довелось прийти с такими же в области бедер. И никто даже бровью не повел: и не такое видели.

Ким Кардашьян на выходе из апартаментов в нью-йоркском районе Трибека, 2016 год

Эмили Ратаковски на вечеринке в Нью-Йорке, 2016 год ​

Рианна в Adam Selman на церемонии CFDA Awards 2014

© Neilson Barnard/Getty Images for Target; Josiah Kamau/BuzzFoto via Getty Images; Rabbani and Solimene Photography/WireImage

А уж что творится на некогда ставивших во главу угла элегантность подиумах! Высокоморальные блюстители духовных скреп схватились бы за сердце, если бы увидели, какая — по их меркам — вакханалия творится на шоу Saint Laurent, где нынешний креативный директор марки Энтони Ваккарелло с завидной регулярностью оголяет моделям грудь: то сделает на уровне последней вставку из сетки, а то и «срежет» топ наискосок. Да-да, соски, которые так долго пытались освободить от оков патриархата феминистки (помните бойкий хэштег #FreeTheNipple?), наконец на воле. У Dior модели в буквальном смысле сверкают брендированным нижним бельем в оставляющих мало простора для фантазии платьях. Ветеран свадебной моды Вера Вонг несколько сезонов назад предложила невестам отправиться к алтарю практически в исподнем — настолько прозрачными были юбки. Осенне-зимний look от Джереми Скотта — шуба из перьев цвета электрик, надетые на колготки в сетку трусы и бархатные сапоги. Манекенщицы Fausto Puglisi выставляют на всеобщее обозрение пояс для чулок, а участницы показа Fendi — и того больше. Dolce & Gabbana, Balenciaga и Michael Kors присягнули на верность хищному леопарду. Старые коллекции Gucci, в свое время будоражившие модную общественность и сделавшие имя Тому Форду, ни в какое сравнение не идут с авантюрами, в которые порой пускается Алессандро Микеле: чего стоит один только блестящий, практически фетишистского значения комбинезон с такой же сверкающей тысячей блесток маской!

Модели на показе Michael Kors, Fendi и Jeremy Scott
© Estrop/Getty Images; Victor VIRGILE/Gamma-Rapho via Getty Images

Тут стоило бы развести руками и констатировать: все то, что десятилетиями считалось синонимом дурного вкуса, вдруг перестало им не то считаться, не то и вовсе быть. Но дело, кажется, куда серьезнее: самого понятия «дурной вкус» больше нет — оно так истончилось, что в итоге просто-напросто исчезло, перестало существовать. Само собой, свою лепту внесла эмансипация: она твердо стоит на том, что женщина может выглядеть и одеваться так, как сама того желает — без оглядки на ожидания окружающих и навязанные обществом нормы. Кроме того, это «одурнение» моды — если не в чистом виде борьба с объективацией, то как минимум вызов последней: намеренно или нет, но дизайнеры превращают стереотипно-сексуальное в обыденное, лишенное какой-либо ажитации. Да, революции, которые только предстоят миру (и то — исключительно при благоприятном раскладе), в моде уже вовсю горят. Хотя бы потому, что участники fashion-­комьюнити куда более открыты ко всему непривычному. Более того, они этого непривычного алчут. Пока обыватели обзывали растиражированную Мэри Куант мини-юбку пошлостью, глянец поставил на новинку — и сорвал куш.

Своего рода катализатор — и смена поколений. Пресыщенных миллениалов голыми руками и другими частями тела не возьмешь: они-то выросли не на Одри Хепберн и принцессе Диане (хоть и относятся к ним с большим уважением), а на Рианне, которая вполне себе может позволить явиться за наградой CFDA практически голой. Примерно миллион раз видели топлесс Ким Кардашьян и ее многочисленных сестер. Смотрели «Игру престолов» с ее обилием откровенных сцен. И вряд ли реагируют на все это, как на эротику в классическом понимании; отнюдь, обнаженка для них — такой же элемент поп-культуры и даже обыденности, как, скажем, комиксы. И совсем не будоражит. А значит, не взбудоражат и микрошорты с ботфортами. 

×
Ваш браузер устарел
Пожалуйста, обновите его или установите новый.
Ваш браузер не обновлялся уже несколько лет. За это время некоторые сайты стали использовать новые технологии, которые он не поддерживает и не может корректно отобразить страницу. Чтобы это исправить, попробуйте установить новый браузер.