Впечатления «Генеральная репетиция»: как работы художников превращаются в актеров
Впечатления «Генеральная репетиция»: как работы художников превращаются в актеров
Впечатления
«Генеральная репетиция»: как работы художников превращаются в актеров
Чэнь Ин-Жу. «Внезвездные вычисления»
© пресс-служба
В ММОМА на Петровке, 25, стартовал проект «Генеральная репетиция». Рассказываем, что нужно о нем знать и как «Чайка» Чехова связана с современным искусством и произведениями Герхарда Рихтера, Амедео Модильяни, Юрия Альберта и других художников.

Действующие лица:

«Я не Энди Уорхол», Юрий Альберт,
«Моя комната — очередной аквариум», Филипп Паррено,
«Девушка на фоне камина», Амедео Модильяни,
«Друг на друге», Джефф Кунс,
и другие произведения искусства.

Действие происходит в особняке на Петровке в Москве. Между тремя актами пьесы проходит несколько месяцев.

Любой текст о проекте «Генеральная репетиция», открывшемся в Московском музее современного искусства, вполне может начинаться с такого короткого введения в курс дела. У тех, кто не знаком с концепцией этой по-настоящему масштабной задумки, возникают резонные вопросы. Почему работы художников репетируют в здании музея чеховскую «Чайку»? Зачем выставке либретто? Да и какое вообще отношение имеет к этой экспозиции театр? Ответить готовы фонд V-A-C, Московский музей современного искусства и фонд KADIST. Они и придумали этот проект в трех актах.

Кьяра Фумай. «Мужчина-художник – это явное преувеличение»
© пресс-служба

Первый из них превращает произведения искусства в артистов, которым отданы не только музейные залы, но и сюжет самого, пожалуй, известного произведения русского театра. Их действия режиссирует объединение «Театр взаимных действий», которому удается найти в хорошо знакомом каждому тексте (те, кто забыл «Чайку», все равно в этом не признаются) новые смыслы.

«Пьеса Чехова — практически ровесница современного искусства — более ста лет ставится во всем мире и может претендовать на метавысказывание, которое будет резонировать со смыслами и актерскими данными художественных работ», — сообщает нам либретто, собравшее также и имена этой разбитной театральной труппы. В ней и Марелла Аньелли Ричарда Аведона — она пробуется на роль Аркадиной, и «Дафна» Джузеппе Пеноне, претендующая стать Ниной Заречной, и целая череда видеоработ, которые воплощают эпизодических персонажей.

Адам Брумберг и Оливер Чанарин. «Смеющихся людей толкают на землю во время Смуты»​

© пресс-служба

«Социально активные актеры обращают внимание других на то, что все эпизодические персонажи “Чайки” — работник Яков, безымянные повар и горничная — принадлежат к угнетенному сословию. Увлеченные идеями преобразования театра в сторону большего демократизма и горизонтальности, актеры решают в рамках собственного спектакля если не восстановить социальную справедливость, то хотя бы преобразовать ее в художественную. Роли эпизодических персонажей дают продолжительным видеоработам, тем самым расширяя время их сценического действия: бессловесные обретают голос», — иронично объясняет либретто.

Впрочем, одним либретто здесь не обойтись. Если захватить с собой текст пьесы или человека, способного декламировать не только тот самый монолог Заречной, можно разобраться в заявленных смыслах и, минуя первый слой, проникнуть поглубже. Вот, например, «Моя комната — очередной аквариум» Филиппа Паррено — это не только одно из самых фотографируемых произведений выставки (еще бы, по светлому залу с высокими потолками и лепниной в буквальном смысле плавают стаи рыб), но и прямая отсылка к увлечению Тригорина — любителя «сидеть под вечер на берегу и смотреть на поплавок».

Однако первый акт «Генеральной репетиции» — это не только экспозиция-пьеса. Преобразованное действие «Чайки» занимает второй этаж здания ММОМА, и попадает на него зритель в самом конце, пройдя через первый и третий.

Первый этаж отдан инсталляции британского художника Майка Нельсона «Снова больше вещей (Разрушение плиты)» из коллекции фонда V-A-C. Отказывая им в постаменте, он объединяет в одном пространстве разделенные веками скульптуры, но утверждает, что имел в виду в первую очередь не связь культур и времен, а собственный диалог с произведениями Луиз Буржуа, Альберто Джакометти, Константина Бранкузи и других скульпторов.

Третий же поделили между собой восемь формаций (от Вымыслов и Рекуссий до Систем), по которым распределены произведения-наблюдатели. Они могут в любой момент стать участниками пьесы, но пока будто занимают место за кулисами, а не на сцене.

Двести работ из коллекций трех институций выбирали 16 кураторов, так что проект может послужить примером не только впечатляющей масштабности, но и настоящей коллективной работы. Второй и третий его акты откроются уже летом. И если над драматургией второго поработает философ Армен Аванесян, то третьим займется писатель и поэт Мария Степанова. 

То, как тесно связано современное искусство с миром театра, Москве пытались объяснить уже не раз. И хотя положение это убедительное и зрителем даже во многом усвоенное, экспозиций, прорабатывающих этот тезис в достаточном объеме, не так уж много. «Генеральная репетиция», с одной стороны, логично продолжает работу фонда V-A-C, летом прошлого года устроившего москвичам знакомство с творчеством именитого Тино Сегала, и демонстрирует заодно обширную коллекцию фонда, а с другой — напоминает: это хоть и генеральная, но пока репетиция. 

×
Ваш браузер устарел
Пожалуйста, обновите его или установите новый.
Ваш браузер не обновлялся уже несколько лет. За это время некоторые сайты стали использовать новые технологии, которые он не поддерживает и не может корректно отобразить страницу. Чтобы это исправить, попробуйте установить новый браузер.