Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Путешествия Другая ЮАР: на что похож Зулуленд
Путешествия
Другая ЮАР: на что похож Зулуленд
© пресс-служба Karkloof Safari spa
О своем путешествии на юг Африки — к Биг Маме и Человеку-носорогу — рассказывает Анна Минакова.

Наш рейс Дубай — Дурбан приземлился на закате. Еще полтора часа — и мы в Karkloof Safari spa. Темнота кромешная. Где ты оказался, непонятно вообще. Свет машинных фар выхватывает стоящих зебр, потом — убегающего с поднятым хвостом бородавочника (он же Пумба из «Короля Льва») и напоследок — вышедшего на дорогу бегемота четырех-пяти лет. И эта встреча, как выяснилось, была огромной удачей: днем бегемоты не выходят из воды, а найти, где они бродят ночью, очень сложно. Мы сразу поинтересовались, кого мы еще сможем увидеть на территории заповедника в 3 тыс. га. Список внушителен: буйволы и носороги (два вида из африканской «большой пятерки»), жирафы, антилопы, обезьяны, ну и на сдачу — множество птиц, змей и насекомых. Поскольку увидеть все это не представлялось возможным до утра, мы отправились в спа. То, что это полностью тайский спа с азиатскими массажами и исключительно тайскими массажистами, удивило не меньше бегемота на дороге. Антистресс-массаж оказался очень кстати после долгого пути. Возникло даже странное для приехавшего на африканское сафари желание остаться тут — в спа — жить. И просто с утра до вечера ходить на массаж, скрабы, обертывания и процедуры для кожи лица. К тому же все включено: любая процедура в любых количествах, как и еда и все напитки — «кроме французского шампанского». Ужин, на который я выбрала салат со свеклой, суп из баклажана и карри с морепродуктами, оказался на удивление вкусным, как и — тут уже без удивления — южноафриканский пинотаж.

© Chris Allan

Утром наконец удалось в полной мере оценить, куда мы попали. С виллы — а виллой тут именуют уютный домик с террасой, разделенный на зону кабинета и гардеробной, спальни и гостиной, большую ванную с окном — открывался прекрасный вид на долину. Но спокойно полюбоваться им мне не дали: в стекло начал стучать воробей. Потом он начал биться в него, причем влететь он пытался именно в то окно, к которому я подходила. Я раздвинула окна, и он счастливо сел на ручку окна. За неделю тут это стало нашим утренним ритуалом: воробей стучит, я открываю, он садится на ручку, наблюдает за мной и чирикает (что хотела птица, так и осталось для меня загадкой, от еды она категорически отказывалась). Уже через пару дней это совершенно перестало удивлять: тут быстро выпадаешь из ритма городской жизни и ее привычного стресса и вливаешься в жизнь саванны. И если сначала антилопы, заглядывающие через ограждение веранды, вызывают бешеный восторг, то потом ты привыкаешь к ним как к данности, как и к тому, что надо запирать все двери и окна от мартышек, что засыпать будешь под кваканье лягушек и что по утрам на дереве у домика кричит птица-имитатор, хотя кажется, что плачет ребенок.

Уже через несколько дней мы придумали имена всем животным, которые навещали нас на вилле. Официально же выданные владельцами природного парка имена есть только у семи белых носорогов — восстановили популяцию традиционного для этой местности вида тут только к открытию Karkloof Safari spa в 2008-м. Теперь тут живут Биг Мама, Тандо, Шуми, Ингулубе, Вуйо, Мама и Сиянда, а с ними еще 75 видов животных без имен. Каких-то из них, как и носорогов, приобрели, восстанавливая популяцию, какие-то доставались владельцам Karkloof Safari spa вместе с землей.

Фото: Chris Allan

Жизнь тут похожа на жизнь в пансионате, с одной оговоркой — режим ты себе выбираешь сам. Решаешь, когда пойдешь в спа, а когда поедешь со своим персональным рейнджером на сафари. Рейнджеры, кстати, тут чудесные. Без их рассказов просто смотреть из джипа на животных было бы куда скучнее. За неделю у нас сменилось два гида — Питер и Кенни. Питер, работающий в подобных резервациях 20 лет, серьезный и обстоятельный: с ним сафари превращалось то в увлекательную зоологию, то в уроки выживания. Он, например, научил различать самцов и самок зебры по ширине полоски на крупе, он же рассказал, как доминантные самцы антилопы гну прогоняют из стада молодых подросших соперников и те по нескольку лет скитаются в одиночестве или образовав «бойз-бенд», пока не найдут силы вернуться и дать бой главному — проиграв, уходит уже он.

Рейнджер Кенни — противоположность Питеру. Веселый парень с дредами, любитель шуток и забавных историй, которые он травил во время сафари, рыбалки и пикника посередине саванны (это тут тоже могут устроить, причем меню можно выбрать практически любое).

Именно люди — один из главных козырей Karkloof Safari spa, не меньший, чем прекрасная территория, отличный спа, вкусная еда и погреба достойнейших вин. Официанты, массажисты (свою Нин-Нон я, честно, хотела выкрасть), рейнджеры, да что перечислять — все. Это идеальный сервис, когда ты не чувствуешь себя клиентом, туристом, постояльцем, ты чувствуешь себя гостем большого дома, глава которого Фред Вернер — промышленник, решивший воплотить свою мечту об идеальном сафари-лодже и сделавший это.

Перелет

Лететь в Дурбан удобнее всего через Дубай, Emirates выполняет ежедневный рейс по этому маршруту, время в пути с учетом пересадки составит порядка 18 часов. Стоимость билета в экономическом классе — от 60 083 руб., бизнес-классе — от 265 385 руб., в первом классе — от 476 455 руб.

Фред Вернер, владелец Karkloof Safari spa
© пресс-служба Karkloof Safari spa

Мне дали прозвище «Человек-носорог»

Как вы нашли эти земли и почему решили их купить?

У меня промышленный бизнес, инженерный, предприятие расположено в сотне километров к северу от Дурбана. С 1991 года мы производим стальные оси для колес мусорных баков. К середине 1990-х мы были поставщиками трех четвертей всех таких осей в мире. Так что если увидите где-то пластиковый бак на колесах, знайте: с вероятностью 75% именно мы сделали для него ось. Разумеется, я постоянно летал по делам компании по всему миру: Азия, Австралия, Ближний Восток — везде! Три-четыре месяца в году я проводил вне дома. Это был постоянный стресс: ты все время на телефоне, все время следишь за курсом валют — мы же экспортеры! Моим любимым способом расслабиться было поехать в заповедник на несколько дней. Чтобы без новостей, без телевизора, без интернета и желательно с плохой телефонной связью. И я задумался: а почему бы мне не купить свой собственный лодж? Я даже решил увязать это с бизнесом: закупщики приезжали раз в год для встреч и подписания контрактов. Я подумал, почему бы не делать все это в приятной атмосфере, а не в офисе на производстве.

Сначала мы купили другой участок в Зулуленде, но нам не дали разрешения на строительство. Потом я нашел участок здесь — часть нашей современной территории. Сначала я купил ферму на 600 га с 12 жирафами, зебрами, тремя тракторами... Пока мы ремонтировали ферму, обнаружили, что по соседству есть лодж (прямо на том месте, где сейчас наш лодж и виллы), в котором находилась какая-то трехзвездочная гостиница при заповеднике. Мы останавливались в нем во время ремонта, было мило. У них тут были носороги и буйволы, буйволов они даже разводили, первый тогдашний владелец завез их из Южной Америки еще в 1980-х... В итоге и эту землю я купил.

Фото: пресс-служба Karkloof Safari spa

Зачем?

В этом заповеднике разводили буйволов. Они очень ценные, но с ними проблема: в природе они часто бывают переносчиками разных болезней, что может стать причиной смерти других животных, если купить больного буйвола в заповедник или на ферму. Поэтому их разводят и проводят тесты на здоровье. До 2001-го эта ферма была монополистом в поставке буйволов, пока не появились новые технологии. И отель я купил потому, что хотел этих буйволов заполучить. Отель закрыли, мы оставили только нескольких сотрудников из всего персонала, чтобы они за всем присматривали. Мы использовали лодж для каких-то семейных сборищ, приглашали друзей, партнеров. А потом я подумал: это слишком хорошая собственность, чтобы она вот так простаивала!

В 2004-м мы принялись все ремонтировать: менять окна, отделывать все экологическими материалами, но потом я понял, что все это не то, чего я хочу. Это так и останется трехзвездочной гостиницей! Тогда мы просто все снесли и начали строить с нуля. В традиционном лодже у тебя разные уровни, постоянные ступеньки и вид на стену, в нашем всего этого нет. А еще тут нет этих жутких перегородочек на оконных стеклах, ты открываешь шторы — и как будто на улице.

Спа появился из моей любви к саунам и прочим парным. В доме, где я тогда жил, была сауна, я ходил туда каждый вечер, чтобы расслабиться. Я решил, что тут тоже все это должно быть. Раз уж строим сауну и хаммам, то решили построить и комнаты для процедур — с этого начался проект спа. Мы подумали, зачем кому-то приезжать в очередной сафари-отель, которых вокруг 2,5 тыс., пусть у нас будет спа-отель с сафари! Такого тогда не было в принципе, это сейчас некоторые пытаются нас копировать. Ты можешь приехать, погулять, заняться хайкингом, посмотреть на птиц, съездить с рейнджером на сафари, но кроме того, ты можешь провести время в спа, делать массаж, процедуры для лица и тому подобное. Это приятно, плюс ты перестаешь зависеть от погоды: если она испортилась, тебе есть чем заняться в отличие от других сафари-отелей.

Когда вы начали строить спа?

Году в 2005-м. Мы начали строить помещение под спа, но проект постоянно менялся. В какой-то момент моя теперь уже бывшая жена сказала: «Нам нужен закрытый бассейн!» Я сопротивлялся, это огромные расходы, но потом приехала спа-консультант и сказала: «Вам нужен закрытый бассейн!» Так он появился, а к нему римские ванны, джакузи, бассейн для флоатинга...

Проект все расширялся, и я решил, что надо строить с запасом — пусть какие-то помещения сначала будут пустовать, это все же лучше, чем потом достраивать крылья к зданию. Экономически такой огромный спа иметь невыгодно: одного электричества сколько уходит! Многое из того, что у нас есть, совершенно не обязательно в спа, но мы сделали все с размахом. Когда я начинал проект, я даже близко не представлял, сколько в него придется вложить. Если бы я знал сначала, мы бы тут с вами сейчас не сидели и этого сафари-спа не существовало бы.

Опыта в отельном бизнесе у вас же вообще не было?

Только в роли клиента! Зато этот клиентский опыт был огромный. Он, правда, не мог помочь во всем. Так, пару лет назад мы достроили четыре виллы (теперь их 16), потому что поняли, что у нас нет подходящего размещения для семей с детьми. Мы построили два дома на небольшом расстоянии, чтобы родители и дети могли бы разместиться с удобным переходом из дома в дом.

Сейчас вы продолжаете что-то добавлять к проекту?

Нет, сафари-спа полностью завершен и функционирует. И кстати, представьте, как нам пришлось выживать: мы открылись в сентябре 2008-го, аккурат в разгар мирового финансового кризиса. С сотней сотрудников и дорогущим менеджментом — и равным нулю количеством гостей! Про мой промышленный бизнес в то время я вообще промолчу.

Пустота в отеле была связана не только с кризисом, я еще совершенно не подумал о том, что это потрясающее место, с удивительной природой, отличной инфраструктурой (в десяти минутах от нашего спа одних частных больниц пять штук), свободной от малярии зоной, потрясающими животными, но — вдали от туристических маршрутов! Десятилетиями ЮАР продавала иностранцам два бренда — Кейптаун и Национальный парк Крюгера. А в нашей области из всего потока иностранных туристов бывает всего порядка 3-6%! Вот это было испытание, с которым надо было справиться. В 2010-м нам помог чемпионат мира по футболу, люди приезжали на матчи в Дурбан. У нас даже побывали русские туристы — один российский банкир приезжал с сыновьями после матча, останавливался на три ночи.

© пресс-служба Karkloof Safari spa

Но не только же футбол спас бизнес?

По-настоящему помогло нашему бизнесу то, что мы быстро перешли на формат «включено все, кроме французского шампанского» (оно тоже есть, но за отдельную плату). У меня был, как я уже сказал, огромный клиентский опыт, и я решил взять все лучшее, что я знаю об отелях, и убрать все, что меня раздражало. Например, что завтрак заканчивается в 10 или 10:30. У нас можно позавтракать хоть в два часа дня! Или платный Wi-Fi, а в 2008 году он был еще очень распространен. Ну и вообще то, что за каждый шаг в отеле надо платить: хочешь выпить кофе — тебе приносят счет, в котором тебе надо еще и чаевые высчитать и вписать. Это просто раздражает и мешает отдыхать! Да включите же уже все это в цену и не приносите мне счет каждую секунду! Как и мини-бар, и химчистку. В отеле Shangri-La в Сингапуре мне очень понравилось, что они тебе чистят все бесплатно и приносят вещи, перевязанные бантом. И напитки, и закуски в лаунже тоже были включены. Мы решили, что и у нас в стоимость виллы — а это от $1 тыс. за ночь — будет включено все: еда, напитки, спа, химчистка и т.д.

Более того, мы решили отличаться не просто от большинства отелей, но и от всех прочих сафари-отелей. Там обычно есть два сафари в день, в заполненной людьми машине, начинаются они по расписанию, причем в какое-нибудь неудобное время типа шести утра и четырех часов вечера. Встаешь рано, поесть не успеваешь, потом тебя кормят чем-то малосъедобным и поят жутким кофе на сафари... после — бранч в лодже и новое сафари, а потом вечером барбекю, если с погодой повезет. При этом, если ты решил поспать утром и пропустил сафари, ты не сможешь позавтракать, пока все не вернутся! У нас все иначе: каждым гостям сафари устраивает их личный рейнджер, в удобное для них время, продумывает интересные для них маршруты... Спа тоже работает до последнего клиента, и нет никакой необходимости бронировать что-то заранее. Ведь как бывает в спа-отелях? Ты хочешь сделать процедуру тогда, когда захотелось, а тебе говорят, что все занято, «что же вы не забронировали заранее?». Да откуда я знал за неделю или пару дней, что захочу на массаж в три? Чек-ин у нас с восьми утра, а чек-аут — до восьми вечера. Я всегда ненавидел в отелях это строго определенное время чек-ина и чек-аута и доплаты за поздний выезд.

Фото: пресс-служба Karkloof Safari spa

Кроме сафари-спа чем заняты принадлежащие вам здесь земли?

У нас есть смежный проект — мы продаем участки на земле по соседству. Всего их 49, по 20-30 га, каждый стоит от €300 тыс., там нет опасных животных (носорогов и буйволов), можно спокойно ходить или совершать утреннюю пробежку, при этом ты по-прежнему в заповеднике. Добавьте высочайший уровень безопасности и близость к цивилизации — до ближайшего торгового центра всего семь минут на машине! И ты можешь пользоваться всей территорией, то есть 1,1 тыс. га.

В сафари-спа вложено столько, что эти деньги не отбить никогда, а проект с недвижимостью уже история коммерческая.

Вокруг

Большинство гостей предпочитают за территорию Karkloof Safari spa не выезжать, но если такое желание есть, то варианты досуга можно выбрать разные. От посещения мемориала Нельсона Манделы до зиплайна. Интересные сувениры можно найти в арт-галерее Zulu Lulu Art House и магазине при производстве Ardmore Ceramic Art. Открыта небольшая студия керамических арт-объектов и посуды была зимбабвийской художницей Фе Холстед в 1985-м, а в 2003-м создаваемые тут объекты уже выставлялись на Christie’s. В 2010-м к керамике добавились ткани, мягкая мебель и аксессуары для дома с оригинальными принтами, напоминающими сюжеты керамических скульптур, а в 2016-м этот дизайн приглянулся Hermès — дом выпустил коллекцию платков с сюжетами, написанными художником Ardmore Сидни Ньябезе.

Иностранцам легко их купить по местным законам?

Вполне! Первый участок, например, приобрел немец и уже строит там большой дом в 1,6 тыс. кв. м за €2,5 млн.

У вас тайский спа, им руководит тайка, работают исключительно тайские массажисты. Почему так?

Они лучшие! И это делает наш спа особенным. Как и то, что мы работаем только с натуральными средствами, а большая часть их делается прямо перед процедурой на нашей спа-кухне. И гость может попросить, например, добавить больше меда или имбиря в его средство для обертывания или скраб. Вспомнил забавный факт: одна гостья за два дня сделала 16 спа-процедур! Это пока рекорд.

© пресс-служба Karkloof Safari spa

Вы сколько времени тут проводите?

Весь год! Я теперь летаю по своим промышленным делам редко, а остальное время здесь. Мой сын стал директором по маркетингу, у нас семейное предприятие.

Ваша дочь как-то вовлечена?

Нет, она получила диплом экономиста и теперь путешествует. С начала прошлого года она ездит по Латинской Америке. Там она учится на инструктора йоги и параллельно учит испанский, а кроме того, подрабатывает, то горничной, то официанткой. Я считаю, только так можно узнать мир. Все эти закрытые школы — это, конечно, прекрасно, но надо пройти школу жизни. Надо полететь не первым классом, а в хвосте самолета, надо проехать 16 часов в автобусе между местным фермером и клеткой с курами, надо пожить в хостелах и пообщаться с путешественниками из разных стран. Дочери 24, и она, как и я, совершенно не корпоративный человек. Ее друзья пошли работать в банк и, возможно, просидят там до 65, а она была на Галапагосах и в фавелах Рио. Это куда важнее.

© пресс-служба Karkloof Safari spa

Почему у вас в сафари-спа нет львов, гепардов и слонов? Каких-то животных вы же закупали и привозили сюда. Тех же носорогов.

Львы и гепарды едят других животных. Содержание гепарда обойдется в две антилопы в день. Это затратно, ну и кроме того, животные сейчас тут чувствуют себя в безопасности, появись на территории хищник — все изменится. Слоны при прошлых владельцах здесь были. Но вообще по правилам нужно от 6 тыс. га для содержания слона. А у нас 3 тыс. К тому же мы посадили очень много деревьев, чтобы сделать территорию красивой, слоны бы их сразу выкорчевали. Нам хватает буйволов и носорогов. Уже достаточно адреналина. Правда, носороги у нас белые, они славятся спокойным нравом. Был когда-то черный, но он напал на меня. Пришел к моему дому, мой ротвейлер начал лаять, я вышел и попытался его отогнать — не лучшая была затея. Он рассвирепел, пропорол живот моей собаке, пытался поднять меня на рог, но я удачно упал, и он промахнулся... мне потом в плечо столько металла вставили! В больнице меня прозвали Человек-носорог, а мою собаку в ветеринарной клинике неподалеку — Собака-носорог. И если меня эта встреча чему-то научила, то пес вообще не изменился, характер еще задиристее стал.