Путешествия Чем интересна Шотландия, кроме референдума о независимости
Путешествия
Чем интересна Шотландия, кроме референдума о независимости
© Getty Images; depositphotos.com; glenfiddich.com; wikipedia
Виски, тартан, волынка, Шон Коннери. Вот, пожалуй, и все, что большинству известно про Шотландию. А между тем именно шотландцы придумали велосипед, МРТ и винтовой пропеллер. И параллельно серьезно повлияли на российскую культуру.

Поэзия и моряки

Когда вы приезжаете в Шотландию не совсем как турист, а по делу и у вас есть время поговорить с местными, то рано или поздно вас спросят: «А вы знаете, что великий русский поэт Лермонтов — шотландец?» Кто-то что-то помнит из нашей школьной программы про предка-шотландца, кто-то нет. Но правда заключается в том, что Шотландия гораздо больше связана исторически с Россией, чем можно подумать.

Если посмотреть историю становления мальцовской промышленной империи — Дятьково, Смоленск, Курск, то выяснится, что стекольные заводы строили шотландцы, которые потом так и остались в истории русскими инженерами. Царь Петр так вообще любил Шотландию — по многим причинам, не только эстетическим. И поэтому, например, у нас некоторые старые ордена имеют в основе шотландский орден, а уж про флаг русского флота, Андреевский, и говорить нечего. Он, собственно, и есть Saltire, или St Andrew’s, в тех же цветах, только инвертированный. А святой Андрей — покровитель Шотландии.

Флаг Шотландии

 

Флаг русского флота

Когда в детстве мы читали Стивенсона, то не задумывались о том, что он шотландец. Оказалось, не просто шотландец, а представитель семьи, которая строила маяки вдоль побережья и на островах страны. И все исторические маяки Шотландии — они все от Стивенсонов.  Когда мы смотрим и читаем «Шерлока», то вряд ли задумываемся о том, что Артур Конан Дойль родился в Эдинбурге, да еще и был, собственно, ирландцем. Без Ирландии в Шотландии тоже много чего не было бы. Или было бы по-другому.

Эта удивительная страна, несмотря на то что считается далеким севером Британии, оказалась на стыке мощнейших культур и исторических событий, которые и сформировали ее такой, какая она сегодня.

 

 

Пришли, победили, ушли

Если посмотреть на карту повнимательнее, то получится, что кроме основной, условно материковой Шотландии, есть еще и островная: на западе это архипелаги Внутренние Гебриды и Внешние Гебриды, а на севере — Оркнейские острова и Шетландские. С острова Айла в хорошую погоду, которая тут бывает нечасто, видно Ирландию безо всякого бинокля. А самый северный остров Шетландского архипелага вообще-то расположен северней, чем столица Норвегии Осло. Поэтому христианство сюда принесли ирландские монахи, язычество — викинги. Как и бесконечные войны. И влияние на язык. Здесь до сих пор на островах многие топонимы и гидронимы — это старонорвежские названия, а люди на Гебридах говорят на гэльском, слегка искаженном кельтском, пришедшем из Ирландии.

Старая карикатурная карта Англии и Шотландии, 1794 год

 

Приходили сюда и древние римляне. Именно они назвали Шотландию Альба, то есть «седая». И это название до сих пор в ходу — так, шотландская версия вещания BBC называется BBC Alba. Впрочем, советские журналисты продолжают называть Туманным Альбионом Англию.

Римляне пришли, покорили бриттов, выдавили в леса валлийцев, но на севере получили отпор двух диких народов — пиктов и скотов — и ушли. Они откатились до оси сегодняшних городов Карлайл и Ньюкасл — это самое узкое место британского острова. И император Адриан построил Hadrian Wall — Адрианов вал от моря до моря, лишь бы эти дикие люди отстали уже от римлян. Вал был потрясающим сооружением — это была стена со рвом, с дорогой и с башнями-постами. Местами ее видно до сих пор. Примерно по ней и маркируется сегодня пока еще административная граница Шотландии и Англии. В простонародье — Borders. А пиктов вообще не стало. Частично они проиграли скотам, частично они в них влились через династические браки и растворились. И страна так и называется — Скотландия, а вовсе не Пиктландия.

 Адрианов вал

 

Сообразили на троих

Уильям Грант, основатель компании William Grant & Sons, которая производит некоторые из ведущих мировых брендов шотландского виски

Теперь считается, что в Шотландии живут три народа. Жителей Лоуленда и побережья называют тевтонами, потому что их шотландский английский — это скорее староанглийский, то есть привнесенный германскими племенами англов и саксов. На островах живут гэлы. А в Хайленде, как водится, — горцы. Самыми дикими всегда были горцы, потому как они занимались грабежом и разбоем, а если что — прятались от правительственных войск у себя в горах.

Неслучайно там, в Хайленде, так развилась нелегальная промышленность по производству того самого виски, что привезли с собой ирландские монахи. Сначала нелегальная, потом все более и более легальная. Но ведь все помнят, что старик Грант носил с собой по паре пистолетов, делая свой виски, который до сих пор известен и продается по всему миру. А все потому, что среди горцев без пистолетов бизнесом заниматься было сложно.

 

Это мы придумали Windows, это мы объявили дефолт

Кстати, о пистолетах. Рядом с замком Доун, в районе Динстона, делали лучшие в мире пистолеты. Именно выстрел из такого пистолета начал Гражданскую войну в США. Великая промышленная революция сотворила с шотландцами чудо. По всей стране, а точнее, в немногочисленных городах вроде Глазго, Перт, Абердин, Инвернесс, Эдинбург, Данди и просто в поселках развернулось небывалое предпринимательство. И все это проецировалось на природную шотландскую смекалку, талант и скаредность. В том же крохотном Динстоне, например, была построена самая передовая ткацкая фабрика своего времени — и все, что там было изобретено, перевернуло европейское представление о ткацкой промышленности. Конечно, фабрики давно уже нет, вместо нее делают горячительный напиток, названный по имени города.

Инженерная и научная мысль развивалась в Шотландии взрывообразно. В Шотландии шутка про изобретение велосипеда не пройдет. Потому что педальный велосипед придумал шотландец Макмиллан. А Данлоп придумал полые накачиваемые шины. Паровую машину в том виде, в котором она нам известна, придумал Ватт. Первый пассажирский пароход построил Белл, пароход с корпусом из металла — Фэйерберн, а первый работающий винтовой пропеллер — Вильсон. Гендерсон придумал военную разведку, а шотландец Джонс построил весь американский военный флот.

Да что там флот — шотландцы придумали ту самую марку, которую надо лизать перед наклеиванием, а также первую рабочую телевизионную систему (Бэрд). Понятно, что непромокаемый плащ придумал Макинтош, а телефон изобрел Белл. Паровой молот, кстати, тоже они придумали.

В Шотландии была напечатана первая энциклопедия «Британника», первый учебник хирургии на английском языке, и вообще Глазго — колыбель судебной медицины как науки. Шприц, анестезия, инсулин и пенициллин, а позже УЗИ и МРТ — это все на совести шотландцев.

Смит придумал экономическую науку, Напье — логарифмы, а Максвелл вообще придумал все, что касается электромагнитной природы. А теперь оцените размер этой страны, большую часть которой занимает дикая и очень дикая природа.

Как овцы съели людей

Если вы начнете чуть подробней выяснять историю какого-нибудь понравившегося вам острова в Шотландии, то, скорее всего, узнаете, что он все еще находится в частной собственности. Или совсем недавно находился. А то, что творилось в XVII–XIX веках, вообще было похоже на чистый феодализм.

Дело в том, что вся земля в Шотландии принадлежала весьма небольшому количеству людей — лендлордам. Они сдавали землю в аренду — на этом стояла крофтовая система. Крофты и сейчас видны — они разграничены каменными заборами. Члены кланов обрабатывали землю и, будучи теоретически свободными крестьянами, были довольно бедными арендаторами. В какой-то момент главные лендлорды решили, что им будет гораздо выгоднее содержать на крофтах овец, и людей стали выкидывать с земли. Этот процесс получил название Хайлендских чисток. И, собственно, крах клановой системы начался именно тогда.

Люди начали эмигрировать — преимущественно в Америку. В музее Глазго есть душераздирающая живописная картина «Последний вождь»: на ней обнищавший вождь шотландского клана с оставшимися родственниками садится на судно, чтобы отбыть навсегда в Америку или Канаду. Это происходило во всей Британии, но только в Шотландии носило настолько жесткий и скоропалительный характер. Отсюда и драматизм ситуации и даже название довольно жесткое — «чистки».

Есть еще одно выражение тех лет — «овцы съели людей». Овцы тогда рассматривались как часть экономического чуда — южным городам нужно было много мяса, и за счет овец они активно развивались и богатели. Но затем проект с овцами начал сходить на нет — так как в Шотландию начало поступать гораздо более дешевое мясо из Австралии. То есть людей выгнали ни за что ни про что. Зато мир получил большую шотландскую диаспору, которая буквально за пару десятилетий стала играть в различных странах весьма важную роль.

 

 

Именные горы

В Шотландии есть все. Реки, долины, равнины, водопады, озера, фьорды, пляжи. Не говоря уже о древних замках и прекрасных дворцах. И, конечно, горы. Горы выше 900 м тут называются манро — по фамилии их первого исследователя-классификатора. Их не так много — десять штук. Самая высокая — Бен-Невис (1344 м). На ней расположен виадук Гленнфинлан, который весь мир знает по фильму о Гарри Поттере. В книге говорится, что школа магов Хогвартс располагается где-то рядом с городом Даффтаун в Хайленде. Виадук Гленнфинлан — в Лоуленде. Но чего только не сделают киношники ради красоты картинки.

Бен-Невис 

 

Вторая по высоте — Глен-Макдуи (1309 м). Это уже настоящий Хайленд. Это национальный природный парк. Тут же располагаются основные горнолыжные курорты страны. Трассы горы Кайрнгорм считаются самыми красивыми и довольно трудными. Отдых тут поставлен на поток: лыжи, сноуборд — все, на чем можно гонять с горы, идет в ход.

Несмотря на сложность и дикость природы Шотландии, она вся пронизана удобными тропами для треккинга — модной затеи среди любителей природы. Хочешь — путешествуй на машине, хочешь — пешком.

Пляжи острова Харрис названы ЮНЕСКО самыми красивыми в Европе. Это белый песок, широкие дюны, ярко-зеленая вода. Если бы такие пляжи были в Испании, то они были бы забиты туристами. Но все-таки воды Атлантики не самые теплые даже летом. Поэтому здесь оседают в основном серферы, яхтсмены и прочие любители водного спорта.

С пляжами острова Барра связана уникальная страница в истории гражданской авиации. Здесь действует единственная в мире регулярная авиалиния со взлетно-посадочной полосой на прибойке. Так что точный график рейсов зависит от прилива и отлива.

Аэропорт Барра

 

Долины — тоже отдельное место для фанатов-туристов. И не удивительно, что после выхода очередной серии «Джеймса Бонда» полмира рассматривает кадры, снятые в долине Гленко, и решает важнейшую головоломку — с какой точки ее снимали. Озера и фьорды по-шотландски все называются лох (loch). При этом по названию вряд ли можно понять, что перед вами — закрытое озеро, например Лох-Несс, или длинный залив? который так или иначе открывается в море, например Лох-Лонг.

 

Культура, наука и виски

Промышленность Шотландии — уже давно явление довольно призрачное. Особенно судостроение. Именно упадком судостроения обусловлен упадок Глазго, в котором построили практически весь британский флот во время Второй мировой войны. Но заказов становилось все меньше, и большие судостроительные заводы потеряли и свой бизнес, и своих работников.

Только сейчас Глазго начинает выкарабкиваться из чудовищной экономической ямы, во многом превращаясь в город культуры, науки и виски. В его границах и рядом стоят заводы по купажу виски класса blended, по бутилированию, а также логистические центры. Долгое время здесь был всего один завод по производству односолодового виски, но скоро, в 2015 году, к нему присоединится еще один, построенный почти в центре города.

Крис Грин и Алан Лейпер из Шотландского королевского полка катят бочку 70-летнего виски, которое решено было забутилировать

 

По всей стране, судя по отчетам национального совета по скотч-виски, два года назад выпустили 25 209 400 л. В денежном эквиваленте это примерно £4 млрд. С тех пор производство растет. На сегодня в строю около 100 предприятий. Большая часть из них принадлежит международным корпорациям, в том числе японским и даже индийским и французским. Очень малая часть остается в шотландских руках и считается независимыми производителями.

Примерно так происходит смена промышленных ориентиров по всей стране. На уже упомянутом острове Харрис возрождается после десятилетия застоя производство уникальной ткани Harris tweed, который до сих пор делается практически на дому мастерицами и мастерами — тут это вполне мужская профессия. Причем возрождают промысел молодые бизнесмены, после того как английский бизнесмен попытался ввести монополию на производство и пошив.

Вот так суровые шотландцы производят Harris tweed в компании Harris Tweed Hebride

 

В приморских районах растят лосося, устриц и лангустинов. Бренд устриц Loch Fyne из одноименного фьорда — давно уже международный, и его можно купить по всей Европе, то есть он соревнуется с французскими и немецкими. А шотландский лосось на голову лучше норвежского.

В начале прошлого века тут еще стояли города, чья экономика полностью строилась на ловле и засолке сельди — например, город Вик, который обеспечивал селедкой пол-Германии и часть России. Но с тех пор поголовье сельди рухнуло, а вместе с ним и бизнес. Разведение лосося на фермах — это не прихоть сторонников ГМО, просто Евросоюз наложил серьезнейшие ограничения на вылов натурального, дикого лосося и по тоннажу, и по способу лова и снастям, которые могут быть использованы.

Производство мяса было всегда сильной стороной шотландской экономики — все знают абердинские породы коров. Но эта отрасль до сих пор восстанавливается после европейского запрета на импорт британской говядины в 1996 году.

Знаменитые абердинские  коровы

 

Абердин и Эдинбург — это города нефтяников. Но с нефтью тоже проблема — разведанные запасы не прокормят отрасль и ближайшие 50 лет. Более того, добыча постоянно падает. В то время как почти 6% рабочих рук занято именно в нефтяной и газовой промышленности. А рабочие места тут считают единицами и десятками. Если удается создать новое предприятие и дать работу в каком-нибудь районе 10–20 людям — это событие для всех. Потому что даже предприятие, которое выпускает миллионы литров виски в год, обычно дает работу непосредственно трем-четырем сотрудникам.

8000 человек занято на базе ядерных подводных лодок «Клайд», что недалеко от Глазго, на фьорде Лох-Лонг. Там стоит весь британский ядерный флот, оснащенный ядерными ракетами «Трайдент» британского же производства — четыре лодки типа Vanguard.

 

Говорит и показывает

Последнее время Шотландия стала сильно выступать в жанре детективной литературы и телесериалов. Это позволяет как-то по-особенному близко понять атмосферу, мысли, чувства людей, живущих в городах, где обычно и расцветает криминалитет. 

Вэл Дермид издала серию книг, часть из которых вышла и в России. Именно она придумала доктора Тони Хилла, полицейского консультанта, который страдает от сексуального расстройства. По книге «В крови струна» поставлен телесериал, который выдержал шесть сезонов. Эдинбуржец Иен Рэнкин придумал глубоко пьющего полицейского детектива — инспектора Ребуса. Последнюю, 19-ю по счету книгу из серии он выпустил недавно, в 2013 году. По ним также сняли телесериал — он продержался пять сезонов. Зато сериал про полицейских из Глазго «Таггарт» шел 28 лет подряд. Причем где-то посередине этого срока исполнитель роли инспектора Таггарта умер. Но сериал так и продолжал носить его имя.

 


Игорь Мальцев