Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Еда Завтрак гедониста: история главного приема пищи
Еда
Завтрак гедониста: история главного приема пищи
© пресс-служба Le Bristol
Когда человечество принялось завтракать? На этот вопрос нет однозначного ответа, но совершенно точно известно, что завтрак далеко не всегда был в почете у человека разумного. Как ситуация изменилась и где подают идеальный вариант, знает «РБК Стиль».

Историки до сих пор ожесточенно спорят, например, имели ли обыкновение питаться по утрам римляне — есть мнение, что очень даже, причем в свойственной им гедонистической манере, употребляя в числе прочих продуктов деликатесные тогда куриные яйца. Как бы там ни было, если эта традиция и имела место во времена Римской империи, покидая просторы вышедших из-под их покровительства территорий, римляне захватили с собой и завтраки. В Средние века завтрак полагался только детям, больным, старикам и тем, кто занимался тяжелым трудом. Все остальные, пожелавшие трапезничать утром, причислялись к грешникам, погрязшим в чревоугодии, что в то время означало довольно большие проблемы. При этом существуют упоминания о том, что королева Елизавета I любила плотно поесть после пробуждения, предпочитая меню из хлеба, эля, вина, а также щедрой порции «бараньего или говяжьего рагу в горшочке, какое едят крестьяне». Впрочем, что позволено королеве, не всегда позволено простым смертным, которым полагалось начинать думать о еде ближе к закату.

© пресс-служба Le Bristol

Считается, что своим возвратом в ежедневный рацион европейцев завтрак обязан английскому доктору Тобиасу Веннеру, который в своем трактате 1620 года настойчиво советовал начинать утро с яиц-пашот с солью, перцем и уксусом под аккомпанемент хлеба со сливочным маслом. Жители Великобритании вообще одними из первых в Европе не только начали завтракать, признав полезность этого занятия, но и довольно быстро в свойственной им манере обросли соответствующими традициями, которые окончательно оформились к Викторианской эпохе. К вареным яйцам и хлебу с маслом вскоре добавились мясные деликатесы (бекон и разнообразные сосиски), печеные или жареные овощи (сегодня эту роль, как правило, играют томаты) и грибы, картофельные оладьи, тушеные бобы, а иногда и порция легендарной овсянки для полноты картины.

© пресс-служба Le Bristol

В отличие от британцев, жители европейской части континента традиционно употребляют утром гораздо менее внушительный ассортимент блюд: континентальный завтрак и по сей день, как правило, включает выпечку и щедрую чашку кофе с молоком, иногда в сопровождении свежего сока.

Бум диетологических теорий прошлого века, усиливший свои позиции в веке нынешнем, добавил к стандартному утреннему рациону кисломолочные продукты, фрукты и ягоды, а также красную рыбу. И без того полная стресса жизнь современного человека пополнилась муками выбора: что съесть на завтрак? Простой ответ на этот вопрос находится в гастрономической столице мира — Париже. А если быть точнее, в легендарном историческом отеле Le Bristol, где обосновался не менее легендарный, награжденный тремя мишленовскими звездами ресторан L’Epicure настоящего гастроалхимика Эрика Фрешона.

Всемирно известный своими внушительными по объему и незабываемыми по вкусу сетами, которыми здесь кормят на ужин, L’Epicure предлагает и мишленовские завтраки — причем такие, что ради них одних уже стоит рвануть во французскую столицу. Он собрал в одном сет-меню и немилосердно прекрасный свежий хлеб, и идеальную выпечку, и почти прозрачные лепестки пармской ветчины с ароматной дыней, и блинчики с, возможно, самой нежной в вашей жизни слабосоленой подкопченой семгой с укропной сметаной, и воздушный сливочный йогурт с ягодами, которые вкусом, настоящим, а не пластмассовым, не отстают от своего сочного вида. Но Фрешон не был бы собой, если бы не добавил к этому «гастрономическому беспределу» и тяжелую артиллерию: французскую классику люкса — яйца а-ля кок с щедрой порцией черной икры, но в новом прочтении — с каплей кленового сиропа и золотой стружкой. По секрету: это блюдо само по себе стоит похода в L'Epicure, но и требует предостережения — оно вызывает мгновенное и неизлечимое привыкание. Понятно, что запивать такой завтрак предлагается и свежим соком, и ароматным кофе, и бокалом шампанского, отбрасывающего на белоснежную скатерть игривые солнечные зайчики, пока вы лениво разглядываете через окно живописный внутренний сад отеля, где наверняка в этот момент развалился его самый знаменитый житель — пушистый белоснежный кот Фараон.

© пресс-служба Le Bristol

Восторженно поедая все это королевское великолепие, невольно задаешься вопросом «А точно ли я достоин?..» Впрочем, тут же вспоминаешь — времена поменялись, и то, что некогда было позволено лишь королеве, в Le Bristol позволено и нам, простым смертным, знающим толк в истинном гедонизме.